«Коронная» вахта: почему вахтовые городки в Карелии превращаются в ковид-очаги
Аналитика

«Коронная» вахта: почему вахтовые городки в Карелии превращаются в ковид-очаги

21 июня , 11:26Photo: Пресс-служба правительства Карелии
Выяснили, как появляется очаг коронавируса и почему «вахтовых» вспышек в России так много.

Сразу две серьезные вспышки коронавирусной инфекции случилось в Карелии в июне. И обе — в вахтовых городках: на стройплощадке Белопорожской ГЭС в Кемском районе и близ поселка Пуйккола в Сортавальском районе. Вспышки эти оказались, пожалуй, самыми «яркими» на карте региона. И самыми, на первый взгляд, парадоксальными. Закрытые коллективы, крепкие, здоровые мужчины, минимум общения с посторонними, достаточно строгий контроль. Все это, казалось бы, должно было послужить гарантией того, что строители и дорожники точно в безопасности.

Однако на деле получилось совсем иное: среди вахтовиков из карельского управления ВАДа, строивших дороги в Сортавальском районе, сразу был выявлен 51 случай (и еще множество — в последующие дни), среди строителей ГЭС — 48 человек, у которых диагноз подтвержден анализами.

Хроники событий: поселок на стройплощадке Белопорожской ГЭС

В Кемском районе на стройплощадке ГЭС уже по состоянию на 1 июня было выявлено 37 случаев ковида. Всех болевших немедленно изолировали, в городке, где жили вахтовики, провели санитарную обработку. Число «положительных» пациентов продолжает расти ежедневно. В оперштабе по Карелии сообщили о полной смене вахты. К тому моменту речь шла уже более чем о 80 заболевших.

Строительством на площадке занимается компания «КСМ». Компания опытная и на рынке в республике известная по участию во множестве значимых проектов. Глава карельского Минэка недавно говорил о том, что стройорганизации ответственно подошли к вопросам коронавирусной безопасности, всех, кого могли — отправили работать из дома, прочим раздали маски-перчатки. Но это — в офисах. На стройплощадках уследить за работниками сложно.

Строители ГЭС пополняют ряды ковид-положительных пациентов регулярно: так, 4 июня вновь заболевших, к примеру, было 10 человек, 6 июня — 15, 13 июня — шесть.

При этом приезжающим на работу вахтовикам делают пробы на коронавирусную инфекцию. Но, пожалуй, это все, что делается. Учитывая низкий уровень коронавирусной дисциплины в субъекте в целом, сложно предположить, что работники стройки будут менять маски каждые два часа, тщательнейшим образом мыть руки с антисептическим мылом и соблюдать социальную дистанцию в своих маленьких бытовках и автобусах, везущих их на работу.

Кстати, об автобусах: 15 числа стало известно, что заболел водитель, который доставлял заболевших ГЭСовцев в медучреждения. Это очень показательный момент.

Сейчас вахтовики пополняют уже другие ряды — выздоравливающих. Правда, в себя пришли после болезни пока далеко не все. В «КСМ» как-либо комментировать ситуацию отказывались. Уже после того, как очаг заболевания был погашен мы снова обратились к застройщику за комментарием. Как только ответ появится в распоряжении редакции, мы опубликуем его.

Хроники событий: поселок дорожников близ Пуйкколы

12 июня оперштаб по Карелии сообщил о 51 «положительном» работнике АО «ВАД» в Сортавальском районе. Вахтовый поселок близ Пуйкколы оказался еще одним мощным очагом инфекции. Дальше число занедуживших тоже прирастало ежедневно. Изначально в официальной информации говорилось о том, что местонахождения четырех вахтовиков не установлено. АО «ВАД» опровергало данные о том, что один ковидный рабочий скрылся от врачей: он, по версии «ВАДа» уехал домой, к семье, еще за день до того, как стало известно, что он болен. То есть, человек сдал анализы — и спокойно понес инфекцию дальше. Поскольку не знал, что болен. Сразу обнаружить исчезновение человека с неподтвержденным еще заболеванием, не смогли. Вроде бы, все закончилось хорошо. Рабочий, узнав о своем диагнозе, самоизолировался.

Кроме того, компания сообщила о том, что рабочих постоянно тестируют на наличие вируса. Во-первых, на работу пустят только со свежей справкой об отрицательных результатах проб на вирус. Во-вторых, работников регулярно осматривают врачи. В разъяснениях «ВАД» есть любопытная деталь: еще 26 мая выявили первых бессимптомных инфицированных. Причем среди них были те, кто жил не в городке, а неподалеку от него.

Как стало известно «КарелИнформу», вахтовиков действительно допускали к работе только со справками. И врачи действительно осматривают их регулярно. Но, разумеется, масок на дорогах никто не носит. Как и на стройках.

Сами рабочие полагают, что уберечься от вируса в тех условиях, которые сложились на подобных объектах, невозможно. Живут они вместе — и не по двое в благоустроенной квартире с возможностью проветривать, с горячей водой и прочими удобствами, а впятером (иногда — и с большим числом соседей) в вагончиках и бытовках, обедают и завтракают — тоже, как и добираются из своих городков на место работы — в общих автобусах. Души и комнаты отдыха (если последние вообще имеются), столовые — все общее. Это — традиционный «уклад», который существует повсеместно.

Соответственно, смены пересекаются. Поэтому подобные коллективы только кажутся самой сложной мишенью для вируса.

Мы обратились в «ВАД» за комментарием. В первую очередь нас интересовало — что думают насчет путей проникновения ковида в фирме. «Учитывая, что все сотрудники АО „ВАД“ по Республике Карелия были ранее проверены на COVID-19, они не могли служить переносчиками инфекции на территорию Карелии из других регионов, значит, источник коронавируса, повлекший за собой заболевание сотрудников, находился поблизости от стройгородка. Все сотрудники, чье тестирование показало положительный результат, не имели симптомов заболевания либо жалоб на здоровье, поэтому выявить коронавирус по внешним признакам было невозможно» — ответили нам. Но есть одно «но»: до того, как коронавирус разгорелся в городке вахтовиков, Пуйккола не фигурировала в сводках медиков как источник заражения. Есть еще кое-что значимое, о чем мы расскажем далее.

Глава Карелии ввел запреты на выезд с места работы и посещение магазинов в ближайших населенных пунктах, а также — на допуск на работу без справок об отсутствии вируса. Но сделано это было уже после первой серьезной вспышки коронавируса. Поэтому завезти вирус в закрытое сообщество мог кто угодно и откуда угодно.

Печальный опыт

Стоит отметить, что ситуация со вспышками болезни среди вахтовиков в Карелии — не уникальна. В других регионах страны еще раньше случались и более серьезные ЧП: в Мурманской области только 15 числа был снят режим ЧС в вахтовом поселке Междуречье, где заразилось коронавирусом больше 2,3 тысячи человек. В Красноярском крае на Ванкорском месторождении тоже заболели люди. По официальным данным — чуть больше десятка, по неофициальным — около 70 человек. В Муйском районе Бурятии вахтовый поселок Ирокинда закрыли на карантин, там слегло более 30 человек. Были вспышки и в Якутии, и на Амуре. В том числе — с летальными исходами. В некоторых поселках все было настолько плохо, что рабочие выходили на акции протеста, чтобы улучшить ситуацию — отгородиться от больных коллег, получать маски. В Карелии в этом плане все проходило довольно спокойно и оперативно: «положительных» обследованных сразу вывозили в лечебные учреждения, в городках проводили неоднократную дезинфекцию, сменяли вахту.

Гарантий нет

Исключать повторения ситуаций, имевших место в Кемском и Сортавальском районах, нельзя. Коронавирус, как мы помним, не всегда можно распознать: он может не давать никаких симптомов. Или не выявиться при первых пробах. Такие случаи в республике были, и они — доказательство: у многих пациентов, госпитализированных с подозрением на ковид, первые, вторые и даже последующие тесты давали противоречивый результат.

«КарелИнформ» проконсультировался у главного инфекциониста республики Михаила Тищенко о том, почему же вахтовые городки превращаются в рассадники инфекции: ведь рабочих до работы без готовых отрицательных проб на коронавирус не допускают?

«То, что у человека не выявлен вирус — это еще не значит, что он здоров, — объяснил специалист. — Здесь имеет значение и техника забора биоматериала, и способы транспортировки, и точность оборудования, на котором проводится анализ».

Подтверждает тот факт, что тесты — пусть и необходимая, но все же полумера и главный санитарный врач республики Людмила Котович. «Тест показывает лишь отсутствие вируса на момент взятия проб в верхних дыхательных путях».

Тест может не выявить вирус, который из ротовой полости и носоглотки (откуда берут мазок) спустится в бронхи. Анализ на антитела целесообразно проводить только через две недели после заражения. Есть и еще один важнейший момент: вахтовик сдает тесты не на месте работы. Он делает это заранее и прибывает на свой участок уже с готовым документом. Но где гарантия, что после сдачи анализов рабочий не успел подхватить заразу?

Есть ли выход?

По словам Михаила Тищенко, вахтовые поселки и городки — действительно хорошая среда для размножения вируса: люди из разных регионов собираются вместе, в условиях ограниченного пространства. «Есть источник инфекции, есть механизм передачи. У коронавируса он аэрогенный, возможен и бытовой путь. Есть восприимчивый человек или коллектив, — объяснил эксперт. — Если разорвать эту триаду, можно остановить распространение инфекции».

«Вахтовые рабочие приезжают из разных регионов. В том числе, из тех, где эпидемиологическая ситуация хуже, чем у нас. Люди находятся в круглосуточном тесном контакте. Именно поэтому инфицирование происходит так массово, — комментирует Людмила Котович. — Идеальным вариантом была бы двухнедельная обсервация по приезду на место работы и полное обследование, а также — одномоментное начало работ. То есть, все работники приехали, две недели провели в обсерваторе, прошли обследование и приступили к работе. И в течение всего времени нахождения на объекте они его не покидают. Но все мы понимаем, что это сложно сделать».

Что это значит на практике? Выявлять больных — как мы уже объяснили, трудно. Полностью разобщить коллектив, чтобы пресечь передачу вируса? Тогда для каждого вахтовика нужно создать поистине «курортные» условия, что дорого и нецелесообразно. Сделать коллектив полностью невосприимчивым к вирусу — значит, вакцинировать всех. Что по понятным причинам сейчас не представляется возможным. Пока речь идет лишь о том, что первые испытания вакцины начнутся только осенью.

Специалисты не исключают, что подобные вспышки, и даже на тех же объектах, повторятся. «Если к работам вернутся те вахтовики, которые уже переболели, и у них есть иммунитет, вероятность новых заражений, конечно, снижается. Но если это будут новые работники, мы не уверены, что ситуация не повторится. Заносы вируса все равно будут в тех условиях, которые созданы в вахтовых городках», — полагает Людмила Котович.

Очевидным кажется еще один вариант — заморозить все проекты, отправить рабочих по домам (предварительно еще раз обследовав «на дорожку» и предписав самоизолироваться на месте) и ждать стабилизации ситуации.

Но вахтовая работа сейчас — одна из самых популярных форм занятости среди мужчин-представителей рабочих профессий: многие из них предпочитают жить полгода в вагончике без выходных, мыться в общем душе и терпеть прочие неудобства ради высокой зарплаты, чтобы обеспечить себя и семью деньгами до следующего сезона.

То есть, отказаться от вахтового метода работы — значит повысить уровень безработицы — и в Карелии, и в стране. И пропорционально снизить уровень благосостояния.

Можно изменить условия проживания рабочих: выстроить для них дома, обеспечить не просто ФАПами, а полноценными амбулаториями с современными клинико-диагностическими лабораториями. Но это скажется и на уровне зарплат самих рабочих, и на цене работ. А поскольку вахтовики в Карелии трудятся на госзаказах, это может также серьезно ухудшить ситуацию в условиях ограниченности бюджета.

Можно пойти путем, который предлагают специалисты: отправлять всех рабочих на двухнедельный карантин, а только после допускать на объект. Вполне вероятно, что в обозримом будущем именно так и будет выстроена работа. Нельзя отрицать, что это потребует дополнительных вложений, изменений законодательной базы и затрат со стороны работодателей. Однако это, пожалуй, тот случай, когда скупой платит дважды. Как показала практика, всего один-два ковид-положительных носителя (даже не больных, а просто носителя) могу создать цепную реакцию заражения страшной силы, которая вообще остановит любые работы на значимых объектах.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter