Общее от частного: как коронавирус изменил социальные связи в Карелии

Аналитика
Общее от частного: как коронавирус изменил социальные связи в Карелии
Общее от частного: как коронавирус изменил социальные связи в Карелии
7 июня 2020, 10:49Фото: https://pixabay.com
Как ковид повлиял и повлияет на общественные отношения в республике? Способны ли ограничительные меры повысить градус социальной напряженности? «КарелИнформ» с помощью экспертов-социологов выяснил, чем обществу в регионе придется «заплатить» за изменения и ограничения в работе, быту и отдыхе.

Кажется, что с момента появления Covid-19 в Карелии прошла вечность. А по факту - всего чуть более двух месяцев. По мнению большинства социологов, это не так много, чтобы можно было говорить о глобальных изменениях в общественных взаимоотношениях, которые могла вызвать пандемия. Да и эксперты по-прежнему не спешат говорить о полной победе над инфекцией - если она вообще возможна. Однако мы уже вынуждены принимать новые правила игры.

Пешки или будущие ферзи?
Фото:pixabay.com

Доходы не врут

На многочисленные ограничения, которые спровоцировал новый ковид, регионы страны продолжают реагировать по-разному. Но при всей внешней «точечности» решений и праве на самостоятельность в их принятии, которое федеральный центр дал каждому субъекту, социум подчиняется общим законам. Поэтому говорить о какой-либо региональной специфике пока рано: прошло слишком мало времени. В любом случае, обществу приходится привыкать, как минимум, к режиму самоизоляции, который в Карелии, напомним, действует уже несколько месяцев.

«Вопрос неоднозначный и сложный: изменения только запущены и их действия только начинается сказываться, - говорит старший преподаватель кафедры социологии и социальной работы института истории, политических и социальных наук ПетрГУ Денис Сачук. - Но в данном случае, как оказалось, очень многое зависело от того, о какой группе населения мы ведем речь. Так, те, для кого оказалась возможной удаленная, дистанционная форма работы (то есть, трудовой процесс не прерывался) столкнулись, скорее, с социально-психологическими последствиями».

Старший преподаватель кафедры социологии и социальной работы института истории, политических и социальных наук ПетрГУ Денис Сачук
Фото:Фото предоставлено автором

Проанализировать последствия в этом смысле еще предстоит психологам, однако сегодня, как минимум, уже можно говорить об «экономических» изменениях. Так, в апреле одна из крупнейших исследовательских организаций в России - АНО «Левада-Центр» - проводила анкетирование, по результатам которого около четверти опрошенных заявили, что полностью лишились источников дохода, а еще треть отметила сокращение доходов.

В этом смысле показательны данные Карелиястата. В первом квартале 2020 года реальные располагаемые денежные доходы населения (с поправкой на инфляцию и без учета обязательных платежей – налогов, сборов, процентов по кредитам и т.д.) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года практически не изменились. Но по сравнению с предыдущим кварталом – сократились сразу на 21,5 процента.

Впрочем, среднюю температуру по больнице, когда речь идет об общественных связях, измерять следует с утроенной осторожностью. Тем более что на сегодняшний момент финансовым «домкратом» успело выступить государство.

«На социальных взаимоотношениях не могло не сказаться резкое изменение уровня жизни - с учетом мер государственной поддержки, которые касались широких слоев населения и имели отложенный эффект, - отмечает Денис Сачук. – Нельзя забывать и о последствиях для малого и среднего бизнеса, о масштабе которых сегодня говорить еще более затруднительно. Однако, как показывают результаты социологических опросов, большинство респондентов сходятся на том, что проблемы – существенные. В мае об этом говорили результаты опроса Фонда общественного мнения (ФОМ): и в среднем по России отмечаются ощутимые масштабы угрозы для экономики».

Несмотря на то, что Карелия в конце апреля оказалась в пятерке самых «щедрых» регионов страны на поддержку малого и среднего бизнеса, на тот момент предприниматели в регионе отмечали, что помощь все-таки запоздала, поскольку некоторые виды бизнеса пережить вынужденный «коронавирусный» простой не смогут.

Был бы Интернет. Связи найдутся?
Фото:1Mi

Попались в Сети?

Социальное дистанцирование сегодня перевернуло привычные представления о рабочей жизни. Удаленный формат работы и вынужденный рост социальной дистанции можно, пожалуй, считать своеобразным глобальным общественным экспериментом, ход которого говорит о том, что «дистант» может остаться в жизни и после ковида.

«Какие-либо прогнозы давать опять же очень сложно, потому что оказалось - по крайней мере, формально, – что значительная часть профессий (но, конечно, далеко не все) может «функционировать» в дистанционном режиме, - добавляет наш собеседник. - Это, вероятно, труд преподавателей, программистов и иных профессионалов, работающих с информацией, частично врачей, офисных сотрудников. Другое дело, что мы пока не можем сказать, как переход на удаленную форму занятости скажется на производительности труда. Как и оценить качество этого труда».

Один из недавних опросов ФОМ показал: 28 процентов жителей России считают, что количество людей, работающих удаленно, вырастет, 11 же процентов имеют противоположную точку зрения. Остальные предполагают, что ситуация сильно не изменится или затрудняются ответить.

Месячная динамика минимальна. Но любопытны - пропорции.
Фото:https://covid19.fom.ru

Как бы то ни было, социум жив не одной работой. Если, к примеру, говорить о коронавирусных изменениях в «социально-потребительских» предпочтениях (тех же покупках через Интернет, что сегодня на фоне недавнего останова магазинов, становится особенно актуальным), то социологи, в том числе, говорят о возрастной «выборке».

В конце мая министр экономического развития и промышленности РК Олег Ермолаев на вебинаре с карельскими предпринимателями на дистанционной торговле остановился отдельно. С одной стороны, власти готовы компенсировать бизнесу дополнительные расходы на такой формат работы, с другой – признают, что далеко не во всех отраслях «дистант» сможет полноценно заменить обычную торговлю.

Эксперты-социологи, прежде всего, считают, что возможные «коронавирусно-потребительские» последствия для общества следует дифференцировать по группам. По результатам последних крупных социологических опросов, каждый второй респондент в возрасте до 30 лет ожидаемо полагает, что объемы «сетевых» покупок вырастут. Однако с ними согласны лишь 16 процентов тех, кому за 60. В таком случае, может ли новый ковид спровоцировать рост Интернет-зависимости?

«Многое зависит от способности воспринимать новые информационные технологии, и в этом случае об аддиктивном [англ. addiction – зависимость, пагубная привычка, которая выражается в стремлении уйти от реальности, изменяя психическое состояние, в том числе, с помощью определенных веществ или повторения определенного вида деятельности (игромания, трудоголизм и пр.) – Прим. Ред. ] выводы сделают психологи, - уточняет Денис Сачук. – Однако я бы выразился так: в данном случае Интернет выступает не столько элементом досуга, сколько реальным инструментом получения сервиса или услуги. И с этой точки зрения я не думаю, что в этом смысле ситуация как-то поменяется: скорее, Сеть выступила в роли реального рабочего инструмента».поведении выводы сделают психологи, - уточняет Денис Сачук. – Однако я бы выразился так: в данном случае Интернет выступает не столько элементом досуга, сколько реальным инструментом получения сервиса или услуги. И с этой точки зрения я не думаю, что в этом смысле ситуация как-то поменяется: скорее, Сеть выступила в роли реального рабочего инструмента».

По мнению социолога, «сетевые» тенденции вряд ли изменятся: те, кто еще до пандемии использовал Интернет для досуга, сохранят свои предпочтения. В свою очередь, те, кому пришлось активно сидеть в Сети по рабочим вопросам, не обязательно станут «разбавлять» работу Интернет-развлечениями.

Работа - не ждет.
Фото:1Mi

На работу – как на праздник?

Так или иначе, повсеместный переход на рабочий «дистант» невозможен в принципе. А те же офисные сотрудники могут вернуться на работу… даже с увлеченностью.

«Судя по данным, которые сегодня имеют социологические центры, режим изоляции, если так можно выразиться, населению уже достаточно надоел, поэтому не исключено, что поначалу возвращение в офисы будет воспринято даже с определенным энтузиазмом, - рассуждает наш собеседник. – Вероятно, и потому, что многие решения связаны с обязательностью соблюдения режима самоизоляции. Мы, кстати, видим, насколько люди устали от домашнего карантина по тому, как резко рухнули индексы самоизоляции после первых же послаблений режима. Как только в Карелии, например, появилось формальное разрешение заниматься спортом на улице (и другие послабления), то показатели ринулись вниз».

К слову, в конце мая индекс самоизоляции в Петрозаводске рухнул до 1,1 балла, тогда как немногим ранее показатель устойчиво держался в диапазоне 3-4 пунктов. Жителей «выгнало» на улицы не только долгожданное лето. Вероятно, на руку потеплению сыграли и торговые центры с непродовольственными магазинами, открывшиеся 26 мая. А заодно желающим разрешили заниматься спортом на открытом воздухе.

Судя по всему, социум «соскучился» по обычной жизни, и уже поэтому возвращение в офисы совсем не обязательно станет трагедией для работников, считают эксперты. По крайней мере, на первых порах.

«Не стоит забывать, что возвращение в офисы – это не только возвращение на работу, это еще и отмена вынужденного сидения дома, - говорит Денис Сачук. - Поэтому не исключено, что работа будет восприниматься и своеобразным местом отдыха… На мой взгляд, отторжения, наверное, все-таки не будет, однако в данном случае могу лишь предполагать, поскольку пока никакого социологического подтверждения подобной тенденции нет».

Парадоксы учебы

Коронавирус «растормошил» не только работу, но и учебу. Споры вокруг режима дистанционного обучения (или «дистанта»), на который пришлось перейти Карелии, не утихают до сих пор. И на этом фоне любопытно смотрятся результаты недавних всероссийских соцопросов. Так, каждый третий опрошенный считает, что «дистант» после ковида, скорее всего, получит более широкое распространение. По факту – покажет время.

Однако месячная практика дистанционного образования уже обозначила своеобразное расслоение в социуме. С одной стороны баррикад оказались педагоги, с другой – ученики с родителями.

Многие школьные учителя успели освоить новые платформы, хотя и отмечают сложности с домашними заданиями. В беседе с «КарелИнформом» педагоги вспоминают о том, далеко не все успевают отправлять файлы и фотографии выполненных упражнений в положенный срок. Поэтому учителям приходится сутками сидеть перед компьютерами, проверяя накопившиеся работы.

Кроме того, педагоги полагают, что простой материал можно дать без дополнительных пояснений и делают упор на самостоятельное изучение предмета. Ученики с родителями с таким подходом во многом не согласны. Получится ли прийти к взаимным уступкам?

«С этой точки зрения в области вроде бы присутствуют формальные успехи, но последствия предсказать в достаточной степени сложно, - говорит Денис Сачук. – К слову, социологическая лаборатория в ПетрГУ как раз провела небольшое исследование оценки студентами формата дистанционного обучения, в том числе, спрашивая о сложностях, с этим связанных. Результаты достаточно занятны. Значительная часть респондентов отметила… рост количества заданий».

Домашних заданий мало не бывает?
Фото:1Mi

В лаборатории связывают эту особенность с тем, что при активном использовании «дистанта» и мессенджеров появилось достаточно большое количество заданий для самостоятельной работы. А это, в свою очередь, привело к своеобразному парадоксу, особенно с точки зрения практических занятий.

«Преподаватель прекрасно понимает, что в дистанционном режиме может работать далеко не вся студенческая группа, но вместе с тем – вырос уровень контроля, поскольку повысился объем индивидуальных заданий, - вспоминает социолог. - В каком-то смысле мы получили достаточно неожиданный результат. Студенты жаловались на увеличенное количество заданий, нехватку времени. С точки зрения почти каждого третьего опрошенного студента интенсивность учебного процесса – выросла. Другое дело, что оценивать перспективы этого формата в достаточной степени сложно».

Многое зависит от направления обучения и специальности. Если дисциплина предполагает достаточный объем теории, то переход на «дистант» можно назвать относительно безболезненным, а эффективность во многом будет зависеть от профессионализма преподавателей.

Нельзя забывать и про технические аспекты, ведь далеко не все студенты имеют возможность учиться «в прямом эфире» с помощью мессенджеров. Вероятнее всего, подобные проблемы характерны не только для Карелии: как минимум, потому что самоизоляция вынудила учеников и студентов осесть на «географической» периферии – в сельской местности.

«Технологический аспект, величина группы, достаточные объемы теоретического обучения, профессионализм преподавателя: если с должным вниманием отнестись ко всем этим пунктам, тогда, наверное, потери будут минимальны с точки зрения качества образовательного процесса, - рассуждает преподаватель. – Впрочем, нельзя забывать про дисциплины, в которых крайне важны практические навыки (например, медицинский институт ПетрГУ). Поэтому риски существуют».

Напряжение со смыслом

Бюджетники, офисные сотрудники, студенты… На угрозу нового ковида вынуждено реагировать множество социальных групп одновременно. Значит ли это, что коронавирус может спровоцировать социальную напряженность? И заодно усугубить социальное расслоение?

«Прежде всего, социально-экономическая поляризация и напряженность – это разные понятия, - уточняет Денис Сачук. - Но что касается неизбежности роста поляризации, то, скорее всего, он будет неизбежным. Мы вынуждены констатировать, что, по крайней мере, в обозримом будущем мы получим падение уровня жизни».

В Институте хозяйственного прогнозирования РАН следят за социальными настроениями.
Фото:Google Maps

Взглянем на результаты профильного квартального прогноза Института хозяйственного прогнозирования РАН. По итогам текущего года эксперты ожидают снижение ВВП на 5,3 процента, а инвестиций в основной капитал – на 8 процентов. Эксперты, к слову, приходят к очень неутешительным выводам.

«Столь серьезное ухудшение макроэкономических показателей делает кризис 2020 г. наиболее существенным из тех, с которыми приходится сталкиваться российской экономике в последние 20 лет», - говорится в прогнозе.

Отсюда – крайне вероятный рост социальной напряженности между различными социальными группами. Впрочем, скорее всего, падение доходов населения будет неоднородным. Эксперты полагают, что бюджетникам удастся сохранить денежные поступления практически в полном объеме, тогда как частный сектор – уже успел финансово пострадать. Правда, снизить градус накала в Карелии призваны меры по поддержке бизнеса, которые предпринимают местные власти.

«Конечно, пандемия приведет к определенному социальному расслоению, но совсем не обязательно по оси «богатые-бедные», - добавляет Денис Сачук. – Поэтому о напряженности пока говорить достаточно тяжело: уже по той причине, что многие проценты достаточно опосредованы. Население, скорее, озабочено проблемами собственного выживания. Поэтому могут возникать определенные вопросы, но взрыва недоверия к государственным институтам не произошло. По крайней мере, пока оно не зафиксировано».

Голос против ковида

Социальная напряженность неизбежно связана с уровнем доверия к политическим институтам. И в условиях предстоящего голосования по поправкам в Конституцию этот вопрос становится тем более актуальным.

Недавний опрос ВЦИОМ, как минимум, показал, что число тех, кто готов голосовать за поправки выросло, причем после того, как стала известна точная дата плебисцита- 1 июля. Как сообщал «КарелИнформ», с назначенной датой согласились 62 процента опрошенных, еще большая доля респондентов заявила о готовности посетить избирательные участки, причем с уверенностью в «ковидной» безопасности избирательных участков.

Голосование - за голосованием.
Фото:1Mi

«С точки зрения ведущих социологических центров пока кризиса доверия к политическим институтам – в частности, к тому же институту президентства – не произошло, - говорит наш собеседник. – На мой взгляд, это вопрос более длительных сроков: нам кажется, что события, связанные с коронавирусом, длятся вечно, хотя строго говоря – прошло всего два месяца. Поэтому даже если, возможно, возникают какие-то негативные оценки, то, скорее всего, они достаточно скрыты. Сегодня же речь идет о поддержании уровня жизни на приличествующем уровне. Долгосрочные последствия мало предсказуемы: мы, как минимум, не знаем ожидать ли второй волны заболеваемости».

В таком случае, как коронавирус может сказаться на активности во время предстоящего всенародного голосования по поправкам к Конституции России. Сегодня же информация «плавает»: опрос АНО «Левада-центра в мае показал рост уверенности на фоне марта: уже 45 процентов респондентов твердо заявили о своем участии (в марте - 33 процента). Эксперты полагают, что в контексте длительной самоизоляции голосование будет восприниматься как дополнительная форма «оживления», поэтому активность, вероятно, будет достаточно высокой. Результаты же – более чем непредсказуемы.

***

При всех негативных прогнозах многие социологи относятся к коронавирусу как к своеобразному «провокатору» изменений во взаимоотношениях в общественных институтах. И эти изменения могут быть конструктивными: хотя бы потому, что исключают стагнацию, которая всегда вредна для любой экономики.

Любой кризис в современном понимании - это повышенные риски и определенные сложности, но и новые возможности. Изменится ли наше общество до неузнаваемости? Результаты недавнего опроса ФОМ разнятся: 36 процентов москвичей высказались «за», в малых же городах такой точки зрений придерживаются 23 процента. Для социологов - разница существенная. Хотя очень многое зависит от качественных изменений, которые гораздо более ощутимы на крупных территориях.

Если коронавирус станет сезонным явлением и «вынудит» население периодически самоизолироваться, то изменения в обществе могут стать гораздо более заметными. В экспертной среде уже мелькает термин – «гигиеническая настороженность». Потому изменения были, есть и, скорее всего, будут. Главное - чтобы не страдало качество жизни, а информации для размышления уже предостаточно.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter