Ноша тянет: как водители уживаются с весовым контролем в Карелии
Аналитика

Ноша тянет: как водители уживаются с весовым контролем в Карелии

4 октября , 10:31Photo: http://gov.karelia.ru
Дальнобойщики по-своему привыкают к автоматическим пунктам весогабаритного контроля (АПВГК) в Карелии, которые не первый год встречают фуры на наиболее оживленных трассах. Сегодня за перегруз водителю светит крупный штраф, но статистика гласит: едва ли не каждый десятый «клиент» пункта в регионе нарушает закон.

Система общая

Двенадцать автоматических пунктов весогабаритного контроля (АПВГК) на регион: такое количество «точек» предусмотрено паспортом регионального проекта по общесистемным мерам развития дорожного хозяйства, который входит в нацпроект «Безопасные и качественные автомобильные дороги». Потому установка пунктов совмещена с ремонтом дорог, в том числе, «страдающих» от большегрузов с перевесом.

Эксперты-дорожники добавляют: проезд всего одной фуры с 10-процентным превышением допустимой массы для дорожного покрытия в среднем равен проезду 200 тысяч (!) «легковушек». Потому пункты-«весогабариты» стремятся ставить на недавно отремонтированных участках, чтобы потраченные на ремонт усилия не пропали даром.

Назовем адреса. Как напомнил «КарелИнформу» первый заместитель министра транспорта, дорожного хозяйства и связи РК Дмитрий Кондрашин, в прошлом году автоматический пункт весогабаритного контроля был установлен на десятом километре трассы «Шуйская-Гирвас», на 23-м километре трассы «Петрозаводск-Суоярви» и 8-м километре подъезда к Сегеже. Кроме того, был капитально отремонтирован ранее не работавший (но установленный) пункт на подъезде к пограничному пункту пропуска Сювяоро.

Контроль? С первого взгляда - и не заметишь...
Photo:http://gov.karelia.ru

К концу текущего года запланирован ввод в эксплуатацию еще нескольких пунктов: на 15-м километре автодороги «Крошнозеро-Эссойла» (Пряжинский район) и на 76-м километре дороги «Шуйская-Гирвас», при выезде на федеральную трассу (Кондопожский район).

Еще два пункта строятся в Олонецком и Питкярантском районе: по трассе «Олонец-Пиктяранта-Леппясилта строим (36-й км) и на 134-м километре той же трассы (заезд с трассы Сортавала на Питкяранту, в районе населенного пункта Коренное).

Масштабные работы требуют приличных денег, которые запланированы в региональном бюджете. Москва на эти цели (т.е. «общесистемные меры») средств не дает, но помогает с ремонтом дорог.

«Мероприятия обеспечены соответствующим финансированием, и мы надеемся, что на следующий год также нам удастся профинансировать еще четыре пункта, - добавляет Дмитрий Кондрашин. - В среднем, стоимость одного пункта варьируется от 40 до 60 миллионов рублей, в зависимости от точек подключения к сетям электроснабжения, от дороги в месте расположения пункта и других факторов».

Gервый заместитель министра транспорта, дорожного хозяйства и связи РК Дмитрий Кондрашин: "Стоимость одного пункта в среднем варьируется от 40 до 60 миллионов рублей".
Photo:1MI

Схлопнулись?

Стремление сохранить региональные дороги в порядке и увеличить их нормативный срок службы омрачается одним досадным фактором: по оценкам Минтранса, приблизительно 11,5 процента от общего потока грузового транспорта в регионе ездит с превышением допустимых норм нагрузки на дорожное полотно. О переборе говорят и сами водители.

«Да, катаемся с перевесом, а куда деваться? – на условиях анонимности признался «КарелИнформу» дальнобойщик из района Карелии с двадцатилетним стажем. – После простоев из-за коронавируса, когда транзиты сильно «схлопнулись», приходится наверстывать объемы. А штрафы пугают не сильно: я лучше перед пунктом остановлюсь: номер прикрою ненадолго, чтобы проехать, никакой автомат не определит. Все же просто. Лучше попасть на копеечный штраф за нечитаемый номер, чем «кошелиться» на сотню тысяч «деревянных» из-за перегруза. Я – как «физик» [физлицо. - Прим. Ред.] – сильно не разорюсь, но работодатель, если «попадет» под штраф от автомата, потом на меня разницу и повесит».

Поясним: сегодня по российскому КоАП штрафы за перегруз варьируются в зависимости от объема превышения. У физлица они могут составлять от 1000 до 10000 рублей, то у юрлица – до 500 тысяч рублей (если перегруз составит более 50 процентов). Но и минимальный штраф в 100 тысяч за 2-10 процентов перегруза вряд ли способен осчастливить транспортника.

Номер закрою. Номер открою...
Photo:1Mi

А как накажут водителя за скрытый номер? По КоАП РФ - пять тысяч рублей или лишение прав на срок до полугода. В судебной практике последняя мера встречается гораздо реже, да и то если имеются дополнительные обстоятельства вроде превышения скорости или нехватки документов. Потому – проще закрыть номер и теоретически приготовиться к «пятирублевому» наказанию, чем спорить в судах с показаниями автомата.

Между тем, в Минтрансе РК о подобной практике хорошо знают. А заодно знают, как можно этому противостоять.

«Да, закрывают номера, и такие факты есть, - признает первый замминистра. - К сожалению, это тенденция, не единичные случаи - и мы будем с этим бороться. Например, можно устанавливать камеры на соседних участках дорог, это уже совместная работа с МВД. В России такая практика есть, машину можно отследить в любом случае. Используя дополнительное оборудование, можно привлекать к серьезному штрафу».

В Минтрансе Карелии "большегрузные" перегрузы называют тенденцией.
Photo:1Mi

Миллиметры боли

О какой-либо законодательной инициативе, связанной с увеличением штрафов или вводом новых санкций по перегрузу, сегодня речи не идет. И Минтранс, и Заксобрание РК соответствующие инициативы выдвигать не планируют. На кону – прежде всего, дороги. Кроме того, даже высокая собираемость штрафов вряд ли сможет покрыть расходы на их ремонт.

«Мы ведь устанавливаем оборудование не для того, чтобы собирать штрафы, а, в первую очередь, обеспечивать сохранность дорог республики, - подчеркивает Дмитрий Кондрашин. – Пусть размеры штрафов и могут достигать сотен тысяч рублей, но стоимость работ по ремонту и реконструкции дорог – это десятки миллионов рублей за километр. Хотелось бы, чтобы пользователи соблюдали нагрузки, не превышали их и тем самым продлевали срок службы дорог: тогда мы будем реже ремонтировать одни и те же участки (как, например, в случае с трассой от Петрозаводска до Суоярви). Тогда республика сможет найти необходимые средства на другие дороги».

Цель, безусловно, благая. Если бы не важное техническое «но».

«С автоматом не поспоришь, конечно, - рассуждает Николай, дальнобойщик из Петрозаводска. - Да и зачем с ним спорить? Только он тоже не безупречен! Мне друзья рассказывали о том, что попадали на перегруз из-за перепада высот покрытия в пару миллиметров. Это нормально?»

Отсутствие возможности вручную перепроверить автоматические данные по перегрузу тоже, мягко говоря, раздражает водителей. В таком случае, может, стоит частично вернуть на некоторые участки «живые» пункты? Или хотя бы минимизировать риски технических ошибок?

«Пункты регулярно проходят метрологическую проверку, заключен контракт на их содержание, - говорит Дмитрий Кондрашин. - В том случае, если имеется несоответствие установленным требованиям и работоспособности, техническому состоянию, то, естественно, протоколы не составляются. Но это, в любом случае, компетенция ГИБДД. Кроме того, любое решение может быть обжаловано в суде. Наша же задача – «взвесить» и передать данные».

Суды тоже не исключены.
Photo:1Mi

Не взять бы…

На этом месте в «весовую» картину просится еще один штрих. Коррупциогенный. По сравнению с некоторыми другими регионами, «большегрузные» взятки в сводках правоохранителей встречаются редко. Но встречаются.

В мае прошлого года сразу трое дорожных инспекторов в Пряжинском районе стали фигурантами уголовных дел. Как сообщали в прокуратуре РК, сотрудники брали деньги от предпринимателей, а взамен пропускали крупногабаритные и тяжеловесные «тонары» по районным дорогам. Без специальных разрешений. За мзду также обещались освобождение от административной ответственности и «слив» информации о предстоящих рейдах.

В июне 2019 года одного из экс-инспекторов ОГИББД ОМВД в Пряжинском районе признали виновным в получении взятки в значительном размере. Следствие выяснило, что таким образом полицейский «сотрудничал» с дальнобойщиками с января по сентябрь 2018 года. Обвиняемый получил три года условно и штраф в 270 тысяч рублей с запретом работы на госдолжностях в течение трех лет.

Масса - не в рублях.
Photo:http://gov.karelia.ru

В июле 2019 года похожая схема была раскрыта в Кондопожском районе: экс-сотрудник ДПС был пойман на взятке в 50 тысяч рублей, за что пускал тяжелые фуры и грузовики на дороги Кондопожского и Суоярвского районов. Тоже без спецразрешений.

Официальные случаи «профильного» взяточничества единичны. А неофициальные?

«Я никогда таким не марался: загреметь-то можно надолго, с этим сегодня не шутят, - говорит дальнобойщик Евгений [имя изменено. - Прим. Ред]. - Наши говорят, что в соседних регионах иногда такое практикуется. Сначала «платоны» [«Платон» - система взимания платы с грузовиков с максимально разрешенной массы свыше 12 тонн. – Прим. Ред.], теперь «автотоны». Когда уже дадут вздохнуть спокойно?»

Вынужденная экономия?

Видимо, о спокойствии пока можно забыть, тем более с учетом регулярных заявлений властей о состоянии республиканских дорог. И… об оптимизации госрасходов.

«Можно сказать больше: на сегодняшний день единственная возможность обеспечить сохранность автодорог, правил перевозки грузов - устройство пунктов автоматизированного контроля, - констатирует Дмитрий Кондрашин. - Для работы «живых» пунктов требуется достаточно много специалистов - как сотрудников ГИБДД, так и сотрудников органов управления дорогами. Приведу показательный пример: на трассе «Петрозаводск-Ошта», перед селом Деревянное была установлена площадка, где периодически выставлялся мобильный пункт весового контроля, специальный автомобиль. И мы видели, что десятки грузовых автомобилей стояли на обочинах и ждали, когда пункт свернется и уедет».

Автоматика же - никуда не поедет. И в глобальной перспективе власти рассчитывают, что расходы на ее установку отобьются. Мобильный пункт требует затрат на содержание работников, обслуживание автомобиля, который неизбежно столкнется с амортизацией.

«Автоматизированный пункт стоит больших денег, но он и работает в режиме «24 на 7», - добавляет первый замминистра. - Мы не считали получаемую экономию, но уже в этом году в регионе будет восемь пунктов автоматического контроля. А восемь мобильных – никогда не было. В регион приходит новое оборудование с развивающегося рынка, поэтому также хотелось бы определенных технических решений от производителей, чтобы оно исправно работало дольше, чем в настоящее время. Были некоторые нюансы нормативного плана, они устранены. Сейчас же есть пожелания по «железу».

***

Впрочем, дальнобойщиков «железные» детали интересуют в последнюю очередь. Вспоминая «бесконечные» дорожные ремонты, водители парируют: новое покрытие способно выдержать достаточно большие нагрузки, а залезать в карман, прежде всего, лучше не к исполнителям, а к проектировщикам. И к тем, кто получает хорошую зарплату за якобы качественную логистику и, прежде всего, менеджмент.

Загрузить фуру доверху и довезти товар всегда можно. Но почему за это должен отвечать водитель, которого, бывает, заставляют так поступать под угрозой увольнения? Ведь о том, что происходило в республике после появления «Платона», многие прекрасно помнят…

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter