КарелИнформ
Смех как профессия
23 октября 2015, 17:22
Общество
Ася Кошелева
Смех как профессия
Смех как профессия

Появление жителя Карелии на федеральном канале почти всегда вызывает ответную реакцию у республиканских СМИ. Издания (и КарелИнформ не исключение) начинают связываться с мелькнувшим в «Давай поженимся» лицом, расспрашивать подробности съемок у Малахова и тому подобное. Наши в зомбоящике – беспроигрышный вариант популярности у читателя.

Тем удивительнее узнать, что кто-то не просто урвал минуту славы, а действительно находится «с Пушкиным на дружеской ноге». Постоянный автор дуэта Виктора Данильца и Владимира Моисеенко, больше известного как «Кролики» (те, что «не только ценный мех»), монологов заслуженной артистки России Клары Новиковой Лилия Моцарь живет и работает в Медвежьегорске. Прожив большую часть жизни в Украине, судьба занесла ее 2008-м году в Карелию. С Лилией Моцарь мы поговорили об особенностях юмора «Аншлага» и влиянии stand-up comedy на Евгения Петросяна.

Расскажите, как началась работа с известными артистами?

- Семь лет назад я оказалась в Карелии. С моим мужем мы поселились на одном из островов возле Кижей. Надо было как-то выживать, и я вспомнила, что по образованию - художник. Вместе с супругом мы начали рисовать картинки и продавать их. В Кижах все расходилось на ура. Только теперь, следя за скандалом с Андреем Нелидовым, я понимаю, как нам повезло.

Такая жизнь продолжалась не долго. Потихоньку торговлю на острове нам запретили. И тут пришлось вспомнить, что я еще и пишу. В это время «Кролики» (эстрадный дуэт Владимира Данильца и Виктора Моисеенко – прим. ред.) рассорились со своим постоянным автором. Четыре года «отец» этого дуэта Евгений Викторович Перебинос искал нового писателя по всему постсоветскому пространству. И вот он нашел Лилию Моцарь. Как позже Евгений Викторович говорил, тигра видно по ногтям. Меня моментально взяли в оборот, сразу было куплено шесть номеров: прогремела Юрмала со сценкой про роддом. Затем ко мне обратилась Клара Борисовна (Новикова – прим. ред.). Надо сказать, что своих авторов артисты шифруют. Это как жена.

Понимаете, то, что случилось со мной, просто невозможно. Я имею в виду, чтобы автор так стартовал. Не берут! Тысячи просятся, но работают только по рекомендациям. Конечно, меня очень поддержал муж, без него мне бы не хватило смелости. Я ведь творческий человек, не могу куда-то подписываться, торговаться. Мне проще сказать, берите все так, бесплатно. Но выживать надо.

Вы пишите под конкретного артиста?

- Сейчас да, под человека. Надо сказать, что работать с разными артистами очень трудно. «Кролики», например, совсем другой характер, чем Клара Борисовна. Коркина и Остроухов уже третий характер. Работа титаническая. Кстати, буквально на днях мне сказали, что я заточена на «Кроликов». Меня это зацепило, конечно. Ничего я не заточена

Раскрою небольшой секрет. Последний номер для Клары Новиковой, который еще находится в сыром виде, будет записан в «Аншлаге» на Старый Новый год. Когда я писала текст, то случилось настоящее озарение. Монолог называется «Желание». Женщина в новогоднюю ночь выбегает и рассказывает своей семье, что бы она хотела загадать под бой курантов. Героиня начинает перебирать, и в итоге, всегда появляется какое-то «но». К концу она говорит: «Спасибо, Господи, за то, что у меня есть». Клара любит такие философские финалы.

Cвои номера смотрите потом в эфире?

- Редко. Сейчас у Коркиной с большим успехом вышел мой номер «Королева», но его так нещадно порезало телевидение! До слез! От такой редакторы теряется весь смысл.

Сталкиваетесь с цензурой?

- Очень часто. Это не всегда касается каких-то запретных тем. Скажем в программе «Смеяться разрешается» номер должен идти три минуты, то есть редакторы нещадно покромсают девятиминутный монолог. Конечно, есть мастера в этом деле: Регина [Дубовицкая – прим.ред.] виртуозно работает, вырезая буквально по слову. На она немножко перестраховывается, чтобы не было ничего лишнего. Бывает, что убирает невинные фразы.

Бывает, что не нравится, как Ваши монологи подают артисты?

- Бывает и довольно часто. Мне бы хотелось быть режиссером своих вещей. Например, в номере у «Кроликов» - «Ромео и Джульетта». Я бы изменила там все, вплоть до одежды. Мне не нравится, что герой выходит в костюме десантника. Но тут что поделаешь. Кларе Борисовне я вообще не указ – она мастер такого уровня!

Иногда артисты меняют и сам текст. Когда монолог становится от этого лучше, то с этим смиряешься. А когда наоборот, то я страдаю. Хотя сейчас проще стала к этому относиться. Помню, как впервые увидела свой монолог по телевизору - думала, что поседею. А теперь почти каждое воскресенье наблюдаю и мне хоть бы что. Но свои номера чаще все-таки выключаю. Чужие – смотрю.

Согласны, что сегодня в российском юморе КВН взял верх над «Аншлагом»?

- Я понимаю, о чем вы говорите. Читаю все нападки в интернете. Но дело-то вот в чем. Куда деваться нашим поклонникам, поклонникам «Аншлага»? Я, например, люблю и Comedy club, и Comedy women. Смотрю с наслаждением эти передачи. В то же время понятно, что для многих людей моего возраста и старше такие шутки неприемлемы. Я хочу сказать, что каждый здесь занимает свою нишу. Ведь очень много поклонников есть у старого юмора. Вам, может быть, кажется, кому нужно такое замшелое. А бабушки? Не списывать же целое поколение.

Вам не кажется, что если зритель стареет, то жанр находится в кризисе? Видите ли Вы выход из него?

- Вы знаете, все ищут. Более того, публика меняет вкусы артистов. Посмотрите, что делает Петросян? Он берет из интернета шутки, анекдоты, а потом выходит и зарабатывает успех у публики. И он не виноват в этом. Когда-то на «Юрмале» была сказана очень хорошая вещь: для артистов фестиваль – тяжелое испытание. Люди при современном ритме жизни не способны следить за сюжетом. Если раньше у номеров была история, то сейчас требуется шутка, шутка, шутка, шутка, анекдот, анекдот, анекдот. Как в КВНе. В этом смысле публика ломает артистов. С другой стороны, зрители старой закалки плюются. Юмористам тоже обидно: кто-то прочел номер с сюжетом, а другой получил успех, рассказав анекдот. Что ты тут сделаешь! Вечная борьба отцов и детей.

В таком случае в чем будет заключаться особенность эстрадных юмористов?

- На эстраде номера читают артисты, а не сами авторы. Опять же старая школа не переступает определенных граней: нет матерка, смелости и бесшабашности молодых. Но с таким подходом их и не пустят на Первый и Второй каналы.

Судя по Вашему опыту, объекты для шуток меняются?

- Конечно, все хотят затрагивать злободневные темы, но это вырезается на телевидении. Сколько раз мы шутили о самом главном человеке, но это никогда не пройдет в эфир. Все подчистят.

Вы имеете в виду Путина? О нем шутить нельзя?

- Шутить можно, но на канале этого не будет. А со сцены – пожалуйста. Когда Украина говорит, что в России жесткий диктат, то, я скажу - ничего подобного. Шутки идут во всю, но на Первый канал это не выходит. Я считаю, что это правильно, к слову.

А так, если говорить в целом, о чем сегодня шутят, то бытовуха преобладает: тещи, муж с женой. Такая политика сегодня проводится.

Много у вас на сегодняшний день заказов?

- У «Кроликов» я главный автор. Надо понимать, что в этой сфере невозможно стоять у конвейера. Обычно с меня давят тексты, а я отбиваюсь. Клара Борисовна обычно звонит, спрашивает: «Ну что вы молчите! Давайте уже работать!». Гальцев когда-то сказал, что юмор - это страшно. Писательский труд сложен именно рутиной. Мне многие говорят, мол, что ты мучаешься – сядь и напиши. Но представьте, что вы написали сорок гимнов, и теперь нужно создать сорок первый. При этом, жанр обладает достаточно узким диапазоном тем: патриотизм, березки… Сложнее нашего жанра юмористической миниатюры только песня.

Давайте вернемся к тому, как Вы начали писать. Литературная деятельность началась с кукольного спектакля?

- Спектакль был поставлен в Доме детского творчества в Луганске. Но я не могу сказать, что отсюда все началось. Первый опыт пришелся на 1990-е годы. В этот тяжелый период мы с моими коллегами сколотили бригаду, и стали ездить, зарабатывать деньги на представлениях.

А что касается первых номеров, в которых я сама вышла зрителю, то это связано с одним семейным торжеством. У моего папы был день рождения. Он – большой начальник и на его шестидесятилетие должно было приехать море гостей. Специально к празднику я написала сценарий. В последний день две девочки, которые должны были его разыгрывать, не смогли прийти: у одной ребенок заболел, а вторая отказалась играть дурочку. Собственно у меня не осталось другого выхода, как выйти вместе со своей подружкой и сыграть эту самую дурочку. Отсюда все и понеслось. Я получила неописуемое удовольствие. Нас встречали аплодисментами, как звезд, был снят фильм, интервью. Появился дуэт «Элегия»... Но потом все немного поднадоело, потому что нас начали слишком много эксплуатировать.

То есть Вам нравилось именно выступать со сцены?

- Отчасти выступать, но ведь я была одновременно и автором текстов. У меня появилась возможность увидеть, как реагируют на мои вещи. Представляете, ваш репортаж читают и тащатся от этого? Какое это удовольствие! Это своего рода наркотик.

Сколько номеров уже в Вашем литературном багаже?

- Это не только номера. Написаны книга, сценарии. Скажу откровенно, мне бы хотелось снова начать выходить на сцену, установить обратную связь со зрителем. Сейчас Клара Борисовна едет в какую-то глушь на гастроли и проверяет реакцию людей. После этого мы вместе подчищаем номер. Иногда монолог вообще оказывается провальным. Если бы я могла на начальном этапе проверять свои тексты, было бы неплохо.

Вас не приглашают выступать?

- Когда я начинаю здесь рассказывать о том, для кого пишу тексты, все думают, что это бред. Не верят, что в Медвежьегорске может жить человек, который работает с московскими артистами. А ведь я вхожу в десятку писателей-юмористов России.

Какой у Вас любимый литературный автор?

- Я обожаю Дину Рубину, Людмилу Улицкую. Плюс с удовольствием знакомлюсь с книгами Татьяны Устиновой: нравится не столько сюжет, но как она пишет – ни одной дешевой фразочки.

Кроме чувства юмора, что еще нужно для создания скетчей?

- Человек может быть гениально умным, но это ему не поможет. Может быть остроумным, но и это не главное. Важное качество – умение быть лаконичным, иметь особенное чувство, чтобы выстраивать номер. Я много над этим думала, но к окончательным выводам так и не пришла.