КарелИнформ
В тупике
9 ноября 2015, 12:35
Политика
Екатерина Климова
В тупике
В тупике

Мэр Петрозаводска, похоже, загнала себя в безвыходную ситуацию. В английском языке есть такое выражение dead end. По-нашему – тупик. Английская идиома, надо признать, жестче и образнее. Так вот у Галины Ширшиной сейчас натуральный dead end, и связано это с уголовным делом о мошенничестве с муниципальным имуществом, рассмотрение которого на днях началось в Петрозаводском городском суде.

Речь идет о продаже здания фабрики-прачечной и проходной на улице Пограничной в карельской столице. Случилось все еще в 2011 году, когда директор ООО «Чистобел» Евгений Лапин приобрел этот объект городской собственности. Как считает следствие, по сильно заниженной цене.

Сделку это очень выгодно для предпринимателя (и разорительно для городского бюджета) удалось провести, поскольку имущество находилось в аренде у коммерческих фирм. А фирмы эти были подконтрольны Лапину. Руководство МУПа, не зная об этом обстоятельстве, ходатайствовало перед мэрией о продаже здания. Поскольку в письме ничего не говорилось о том, что имущество по сути будет продано арендатору, администрация дала согласие на отчуждение зданий. Между тем, как известно, обременение арендой – фактор, который существенно влияет на цену объекта. В итоге здание фабрики-прачечной площадью свыше 6 тыс кв.м. досталось «Чистобелу» за 15 млн рублей. Тогда как по оценкам правоохранительных органов реальная рыночная стоимость имущества – не менее 65 млн рублей.

Ущерб городу, таким образом, по версии следствия составил почти 50 млн рублей. Лапин под давлением доказательств свою вину полностью признал. И попросил об особом порядке рассмотрения дела. Такое право подсудимому, если он активно сотрудничает со следствием и раскаивается в совершенном преступлении, дает Уголовно-процессуальный кодекс. В этом случае судебное рассмотрение проходит в упрощенном порядке, а обвиняемый получает не более 2/3 от возможного наказания. Из недавних примеров – именно так произошло с экс-спикером Петросовета Олегом Фокиным, который обвинялся в мошенничестве с НДС. Бывший председатель Петросовета не только признал вину, но и полностью возместил ущерб, что дало суду основания проявить снисхождение и не назначать Фокину наказание в виде реального лишения свободы.

Надо полагать, что Лапин, осознавая, что вина его в суде будет доказана, также решил облегчить себе участь признанием. Но столкнулся с неожиданным препятствием. Против особого порядка рассмотрения дела выступила… городская администрация и мэр Ширшина.

В действительности, ничего удивительно, все объяснимо. Проблема (для Галины Ширшиной?) в том, что мошенническая схема продажи банно-прачечного комбината практически один в один напоминает сделку по другому муниципальному объекту - зданию и земле МУП «Петропит». Там имущество так же находилось в долгосрочной аренде. А арендатором, напомним, выступало некое ООО «Ядвига», руководителем которого являлась Александра Корнилова. В Петрозаводске она более известна как директор торгового дома «Ленторг», основанного беглым «яблочным» спонсором Василием Поповым. В результате сделки здание Петропита, сравнимое по площади со зданием банно-прачечного комбината, ушло депутату Заксобрания Анастасии Кравчук, жене Попова, причем за почти такую же цену – 18 млн рублей. Договор аренды после оформления сделки был, разумеется, сразу же расторгнут. А спустя какое-то время Галина Ширшина, ставшая к тому моменту мэром города, подписала постановление о продаже Кравчук и земли под зданием «Петропита» по льготной цене, за 15% от кадастровой стоимости.

Сделка по «Петропиту», как широко известно, также стала предметом уголовного расследования. Сейчас следствие уже завершено, обвиняемые – Корнилова, Кравчук и бывший директор «Петропита» Ольга Залецкая – знакомятся с материалами. А их босс Василий Попов (дело в отношении него выделено в отдельное производство) сидит в Финляндии без паспорта, который у него отобрала полиция Суоми, пока решается вопрос о его экстрадиции в Россию.

И вот тут очень некстати для Попова и его окружения в суд поступает дело Лапина. Брошенная, как всегда, на передовую «яблочной» группой мэр Ширшина оказывается в сложнейшей ситуации. Согласиться на упрощенный порядок рассмотрения дела – значит, принять признание Лапина в том, что он действительно виновен. А это в свою очередь влечет что? Признание того, что сделка по банному-прачечному комбинату была мошеннической. Хорошо, а что дальше?

А дальше возникает вопрос – ну а сделка по «Петропиту»? Повторимся, практически точно такая же схема. Найдите, как говорится, отличия. Оно фактически лишь одно – то, что фамилия обвиняемого по этому делу не Лапин, а Попов. За какого-то Лапина Галине Игоревне, видимо, вступаться ни к чему и не с руки. И удастся ли ему облегчить свою участь, ей все равно. И уж разумеется ради него она не будет собирать пресс-конференции и рассказывать… Да и что тут расскажешь? Малоизвестного предпринимателя, в политике вроде не замеченного, в «яблочный» сценарий про «давление силовиков на оппозицию» не пристегнешь. И громких заявлений не сделаешь…

В общем, Лапин не нужен, но… Как уже не раз отмечалось, у «яблочников» до последнего времени была постоянная тактика. Если речь заходит об уголовных делах в отношении лиц не из их «оппозиционной» тусовки, то тут окружение Попова с готовностью кивает: да-да, это чисто уголовные дела. Карапетов? Ну конечно, взяточник. Нелидов? Да тут им и без приговора суда все понятно: коррупционер. Не говоря уже о многих других более мелких чиновниках из районов, обвиняемых в махинациях с муниципальным имуществом. Но если в уголовных историях оказываются замешаны «девочки Попова» или сам Василий Анатольевич – тут, конечно, сразу крики, «караул, наших бьют». И обвиняемые в мошенничестве срочно рядятся в белые одежды «узников совести».

Но такая тактика оборачивается против Галины Ширшиной, да и самого Попова с его окружением. Не только потому, что каждый уголовный скандал с участием «яблочной» группы прибавляет на этих белых одеждах несмываемых пятен. Здесь срабатывает принцип «нельзя быть немножко беременной». То есть либо «яблочную» тактику надо продолжать и настаивать: вот тут – коррупционеры и махинаторы, а в наших нестройных рядах исключительно «политически преследуемые». Но аналогичное уголовной истории с "Петропитом" дело Лапина, признавшего вину, этот сценарий слишком очевидно ломает.

Тогда что? Галина Ширшина, в силу изложенных выше причин, не соглашается на упрощенный порядок рассмотрения дела Лапина? Хорошо. Тогда будет полноценное судебное следствие. С подробным изучением всех обстоятельств преступления, всех деталей мошеннической схемы. Естественно, с освещением подробностей в СМИ, которые уже весьма заинтересовались этим делом. И с неизбежными сравнениями и параллелями с делом «Петропита», которые будут широко обсуждаться в прессе, соцсетях… И вот когда это дело, по «Петропиту», тоже поступит в суд – что предпримет Галина Игоревна? Будет пытаться публично оправдать «девочек Попова» и самого «яблочного спонсора»? Будет вновь собирать пресс-конференции?

Возможно. При этом сильно сомнительно, что Галине Игоревне самой этого всего хочется. Не может она не понимать, что ей будет очень сложно, невозможно даже, найти хоть сколько-нибудь внятное объяснение, почему по одному уголовному делу мэрия признает ущерб, по другому, аналогичному – нет. Почему сделка, провернутая Лапиным, это мошенничество, а сделка, провернутая Поповым и Ко – так, типа «ловкость рук»…. То есть для мэра сейчас куда ни кинь – всюду клин. Расстановка знаков препинания в сакраментальной фразе «Казнить нельзя помиловать» становится для Галины Игоревны неразрешимой задачей. Ведь вряд ли она мечтает остаться в памяти народной мэром-адвокатом всех без исключения махинаторов с городской собственностью. Но впереди – тупик, dead end.

Сюжеты:
Статьи