КарелИнформ
Будоражит ли Вас красный?
9 октября 2015, 20:24
Культура
Евгения Лёгкая
Будоражит ли Вас красный?
Будоражит ли Вас красный?

Женские силуэты, трудно угадываемые мужские, как будто человеческие части тела (явно адамово яблоко), много красного. Объятия, поцелуи, океан страстей. Это будоражит. Тревожит. Все в тебе откликается. Но что нужно почувствовать, что понять? С массой вопросов я иду к художнику.

«И всё-таки я пытаюсь понять: кто кого искушает? Это вечный спор между мужчиной и женщиной?» – пристаю я к художнику. Он закатывает глаза: «Смотрите, чувствуйте, и вы поймёте. Я художник, это мой способ выражения своих внутренних переживаний – все, я выложился».

Теперь наша очередь. Я снова иду к работам.

Мне всегда было сложно понять современное искусство. Я много раз слышала, что нужно пытаться открывать в себе новые мысли и ощущения. Поэтому, увидев в афише выставку в выходе с интригующим названием «ИскуСшение», я решила попробовать снова. Так сказать, потренировать чувства, разгадать заложенные смыслы. Попытаться понять, погрузиться в мир образов, цветов, линий, фактур. Поразмышлять над многочисленными смыслами и художественными шифрами.

– Аркадий Иванович, чем Вы пытаетесь искусить нас, вашего зрителя?

Я пытаюсь искусить вас искусством. Вообще, искушение может быть чем угодно. Искушать можно пищей, искусством. На западе «арт» – от слова «артиллерия». Русское слово «искусство» – от искушения. За каждым словом столько смыслов!

Тут всё зашифровано. Можно анализировать, а можно просто смотреть, и вы все почувствуете. Формы сами по себе, проникая и соотносясь друг с другом, будут порождать определённые эмоции и чувства. Надо просто научиться смотреть. И вам будет всё больше и больше нравиться.

– Здесь во многих работах я вижу обращение к нашей плоти. Особенно тревожат работы в красном цвете… Это обращение к сердцу или разуму?

А вы думаете, только разум будет воспринимать? Вас красное тревожит на чувственном уровне, потом вы приходите и видите смысл на чувственном уровне, а потом включается мозг… Ведь за этим даже интересно наблюдать. Вы просто начните этим заниматься, начните наблюдать за собой – столько в себе откроете. Может быть, вы вскроете в себе то, чего раньше никогда не замечали.

– Какие моменты жизни здесь отражены?

Вот вы из меня тянете жилы. Я и там из себя вытягиваю. Слова ничего не добавят. Вот работа «Боль». А какая она, боль, вы знаете? У вас когда-нибудь так выворачивало? (обращаясь к своей работе). Это всегда вещь, связанная с духовностью. Между небом и землёй.

– На художника всегда что-то воздействует…

Я меняюсь, очень сильно меняюсь. Бывают разные периоды, на меня воздействует всё: история, эстетика… Сейчас очень сильно влияние психологии, философии, эзотерики.

– Чем обогатится зритель? Какими новыми мыслями, образами?

Что человек увидит, то и увидит. Я не знаю. Всё будет зависеть от того, как он будет смотреть, всё от него зависит. Я высказался, теперь ваша очередь.

– Двадцать лет Вы не работали с графикой. Почему снова вернулись к этой технике?

Организовали Графическую мастерскую и я снова стал востребован как график и педагог. Да и нужно поднимать графику, и так уже ничего не осталось – скульптуры нет, живописи тоже скоро не будет. В своё время говорили, что театр умер, так нет – какой сейчас театр! Так же и графика в какой-то момент была вытеснена новыми компьютерными технологиями, а сейчас интерес к ней снова стал возрождаться. Непосредственное выражение прямо от души, без посредников, вот как рука идёт - интереснее и глубже, чем через цифру.

– На работах реальные люди или фантазийные образы?

Портрет здесь только один – Светы Афанасьевой. Остальные фантазийные. Это не портреты, а образы. Вот в данном случае одна Ева, а тут другой образ Евы возник, там целая серия Еве посвящена, размышления над её образами.

– Серия с Адамом и Евой появилась на основе Библии?

Можно брать мотивы из Библии, можно из истории искусств, отовсюду. Можно и из жизни и, что самое любопытное, всё действительно является жизнью. Столько связей! Они могут быть так мучительны, иногда они владеют тобой, что-то складывается, что-то не складывается…. Тогда отключаешь разум, чтобы все сложилось.

– Как рождалась в вашей работе Венера?

С Венерой очень долго было. Я хотел написать большую картину, но всё никак не находилось идеи, а этот образ нашёлся совершенно случайно.

Друг мне прислал по интернету фотографию языческой статуэтки с большой грудью, и вдруг мифология состыковалась вокруг Венеры. Тут и психологический, и философский, и эмоциональный подтексты, и много подсказок из жизни, из своего опыта.

–Как это понять и почувствовать?

Посмотреть. Я в юности прочитал книжку, как понять музыку – читал, ничего не понял. А там в конце написано: поставьте пластинку и слушайте. Вот и тут так же: придите и смотрите. Придите раз, другой. Посмотрите то и это, почему здесь так выражено, вдруг мысль уколет. Потом пойдёте дальше, и все в вас откликнется: ой, та же тема решена иначе, другой образ возникнет. Начнётся работа, ваша душа не останется отстранённой, а начнёт работать.

– Что Вы для себя открыли, когда работали над выставкой?

С каждой работой всё по-разному. Сначала – интуиция, неясные образы, потом образы приобретают некую форму и смысл, начинают жить своей жизнью. Огромное количество всевозможного происходит, часто открываются очень неожиданные вещи, которые ты потом можешь использовать, а можешь не использовать – ты же свободный художник.

Творческий акт – удивительная вещь, ради него и живёт человек. Чем бы человек ни занимался, если всё превращается в творческий акт, то тогда не скучно, всё наполняется любовью.

– Вы для себя ответили на вопрос: кто искуситель – женщина или мужчина?

Я до сих пор не знаю, кто из нас кого искушает. Это всегда вопрос. Искушать может что угодно – в смысле сексуальности. Здесь есть и другие вещи. В самом слове «искусство» – искушение. Неслучайно название такое.