«Нет жизни из-за несносного Пассажа!»
24 декабря 2017, 18:46
Дина Тозан
Кто и когда поставит точку в деле «Невского Пассажа». Мы попытались разобраться – что так мешает демонтажу пристройки.

«Готов сжечь себя из-за Невского Пассажа»

Вот уже семь лет жители дома №30 на пр. Невского борются с пристройкой к «Невскому Пассажу». Сначала они писали во все инстанции, что пристройку построили незаконно и пытались доказать это. Доказали. Суд дважды выносил решение об её сносе – в 2010 и 2014 году.

28 апреля 2014 года вступило в силу судебное решение о демонтаже наземной части пристройки к дому. На снос владельцам магазина «Невский Пассаж» братьям Цмугуновым дали два месяца. Но этого так и не произошло. Теперь жильцы дома борются за то, чтобы решение суда было всё-таки исполнено. Что только не делали они – писали письма Путину, пытались сами разбирать крышу пристройки, выходили на пикеты, три раза устраивали голодовку.

Последнюю они завершили два дня назад. В первый день голодовки, 20 декабря, с транспарантом «Невский Пассаж – позор Карелии» ветеран ВОВ Николай Бакинов, у которого окна квартиры практически идут вровень с крышей пристройки, провёл у магазина одиночный пикет.

Неделю назад во время первого заседания в Петрозаводском городском суде, начали рассматривать коллективный иск борцов с «Невским Пассажем» о возмещении морального вреда со службы судебных приставов Карелии и России, братьев Цмугуновых, Минфина РФ в лице управления Федерального казначейства РК.

Тогда Николай Бакинов заявил, что если жена умрёт раньше его из-за вредных испарений от крыши (фенола и формальдегида, которые вызывают различные заболевания, в том числе раковые), то он сожжёт себя у здания Правительства.

Я заявляю, и на суде было заявлено: если жена помрёт раньше меня, я сразу пойду к дому Правительства и сожгу себя. Они уже толкают на это преступление. Моя жена неходячая, инвалид. Ей 86, мне 85. Она никуда бедная выйти не может, и пока не было этой крыши, она хоть к окну подходила, смотрела на пейзаж. А сейчас весь второй этаж превратили в настоящую тюрьму. Только и видишь из окон крышу и снег. В летний период крысы бегают, грязь вся течёт, мухи, комары – ну что это такое? Пристройку построили с большими нарушениями, скат крыши под окнами, расстояние до окна – 40 см. Летом у окна температура достигает 45 градусов. В квартире душегубка, невозможно находиться. Это не жизнь, а каторга. У меня соседка хотела продать квартиру, цена сильно падает, продать невозможно. До таких условий, мы, ветераны войны, дожили. Какой почёт нам сделали под старость лет, представляете?

В 2015 году Николай Бакинов с ещё одним жильцом дома Владимиром Дмецовым вернули в правительство Карелии медали в честь 70-летия Победы.

Провели две голодовки, вернули медали и думали, что что-то подействует. Это же редкий случай, когда награждают, а медаль сдают. Нет, ничего… - сказал Николай Бакинов.

Пикет и начавшаяся голодовка всё-таки возымели действие. Уполномоченный по правам человека в РК Александр Шарапов решил провести совещание и пригласить на него все конфликтные стороны.

«Почему они бездействуют?»

Представитель дома Михаил Гошкиев считает, что пристройку не могут три года убрать из-за карельской власти и плохой работы судебных приставов.

– Что вам мешает после 3, 5 лет хотя бы сделать минимум того, что можно и должны были приставы сделать? – спросил Михаил главного судебного пристава Карелии Андрея Галямова. К слову, Андрей Галямов явился на совещание не в качестве процессуального лица, а в роли обычного эксперта: исполнительное производство было передано федеральной службе приставов в Москву.

Если говорить о том, что 3-4 года не исполняем, я объясню механизм: мы не волшебники, мы из воздуха ничего не делаем. Взять отвёртку и пойти мы не можем. Мы совершаем действия, по которым управление по судопроизводствам даёт поручение: требовать разъяснения, запросить организации, которые могли оказать услугу по демонтажу помещения, мы все это исполняем. Отправляем в центральный аппарат, и они там уже принимают, рассматривают решение.

Торговля не прекращена?

После пикета наше издание вместе с участниками акции протеста решило пройтись по «Невскому Пассажу». Жильцы дома обратили внимание на прилавок с новогодними товарами, которое расположено практически у входа в магазин.

Продавщица не смогла ответить на вопрос – работает она на запрещённой для торговли территории или нет. В итоге жильцы вызвали полицию, но участковый в тот день не смог подъехать. Были ли приняты потом какие-то меры полицией, Михаил Гошкиев не знает. Поэтому он задал соответствующий вопрос на совещании.

Почему до сих пор торговля не прекращена? Свободно торгуют, - заявил Михаил.

– Торговля на демонтированной части не производится. Торговля идет около стены, которая находится под домом, - ответил Галямов.

– Зачем вы обманываете? Торговля идёт, вы были в магазине?

Был. Решение суда не касается вопросов производства, торговли и всего остальное. Та часть пристройки, которая находится под домом выпирающая, там торговля не ведётся. Та часть, где идёт торговля, не подлежит сносу по решению суда.

«Вопрос не в деньгах»

По словам Андрея Галямова, обязать братьев Цмугуновых демонтировать пристройку, можно двумя способами. Первый: штрафовать братьев по статье 105 № 229 ФЗ за неисполнение исполнительного документа и устанавливать новые сроки для исполнения.

Здесь мы это всё это отрабатываем и будем отрабатывать, спокойной жизни у него (Андрея Цмугунова, прим. ред.) не будет, - сказал главный судебный пристав Карелии.

Второй путь: сделать демонтаж за государственный счёт, а взыскать деньги с предпринимателей через суд. По оценкам судебных приставов демонтаж, смета и эскиз стоят от 10-15 миллионов рублей. При этом сначала надо найти как минимум трёх лицензированных подрядчиков, которые готовы взяться за эту работы, отправить их предложения на согласование в Минфин, получить от него эту сумму и провести аукцион. Выиграет та организация, предложившая меньшую цену, ведь деньги-то государственные.

– Основная задача - найти то юридическое лицо, которое захочет или сможет это сделать. Это основная проблема. Мы провели часть работ по Петрозаводску и Карелии, у нас было всем где-то 19 уведомлений направлено, получено 11 ответов, один был положительный, всё остальные отрицательные. Однако мы эту работы продолжаем. Будем ещё искать, может надо будет за пределы Карелии выйти в Мурманск, Питер, Москву, - добавил Андрей Галямов.

Аукцион можно было бы не проводить, если бы жители дома сами выделили средства на снос и нашли подрядчика, а деньги бы вернули спустя время через суд, что и было им предложено. Но откуда у них такая большая сумма?

И тут на арене противоборства предпринимателей и не желающих сдаваться жителей дома появился Давлетхан Алиханов, который сейчас находится в СИЗО, ожидая рассмотрения апелляции на приговор Петрозаводского городского суда. Он предложил выделить деньги на эти работы: назначить уполномоченное лицо, которое от его имени подпишет соглашение со службой судебных приставов о финансировании и гарантировании возврата средств с братьев Цмугуновых.

Коль нашёлся спонсор на добровольной основе, я предлагаю в рамках процессуальных норм составить договор и заключить договор с организацией, - обрадовался Михаил Гошкиев.

Однако предприниматель Андрей Цмугунов, который также пришёл на совещание был недоволен этим предложением:

Вопрос в деньгах не стоит вообще. Я сам всё это делаю спокойно. У меня что – отказ от исполнения? Нет. На меня возложена обязанность, исполняю. У меня заключен договор, мы работаем с проектной организацией. Это частный спор двух частных лиц.

Споры об эскизе

Я не спорю с тем, что решение суда должно быть исполнено и сразу в 14 году было определено, что данный демонтаж является реконструкцией и что необходимо разработать документацию. Мы провели тендер, выбрали подрядную организацию для разработки первого этапа проекта. Работы и договор до определённого этапа были выполнены. В том числе судебные изыскания, прохождение экспертизы, государственных инженерных изысканий. Было оплачено порядка 500 тысяч рублей по данному договору, договор сегодня действующий, - сказал Андрей Цмугунов.

В виду того, что решение суда постановило, что наземную часть жилого дома и земельного участка надо привести в состояние, существовавшее до начала проведения работ по реконструкции, необходимо было найти документы о прежнем виде дома. Но, по словам Андрея Цмугунова, найти их оказалось невозможным не только в Карелии, но и за её пределами. Поэтому был разработан эскизный проект, приближённый к виду дома, каким он был ранее. Жильцов дома эскиз не устроил. Причина – присутствие на нём подвала, которого раннее в доме не было. Они также боятся, что в нём вновь начнётся торговля, которая сейчас приостановлена.

Нам Андрей Цмугунов рассказал, что этот подвал был имуществом встроенных помещений на первом этаже. К тому же он в частной собственности у других предпринимателей.

Это уже надо будет смотреть по использованию подвала – насколько оно надо будет или не надо.

– Я готов пояснить по поводу решения судов насчёт подвала. В 14 году служба судебных приставов приходила в суд с вопросом, к ним было обращение, что там обнаружили подвал. Что пишет судья: «Суд не может под видом разъяснения решений изменить или разрешить вопросы, которые не были предметом судебного разбирательства». Подвальная часть не была предметом судебного разбирательства. Вопрос стоял о наземной части. Эскиз полностью соответствует исполнению решения суда. Вы почему-то сопротивляетесь.

В итоге Петрозаводский городской суд весной 2017 года отклонил этот проект. Андрей Цмугунов предложил на совещании провести рабочую встречу с Николаем Гошкиевым и разобраться, что его не устраивает в эскизе, чтобы внести какие-то корректировки.

Если вы думаете, что мне как должнику, доставляет удовольствие, что решение не исполняется, то это глубокое заблуждение. Я бы давно поставил жирную точку в этом вопросе, но надо решить правовые вопросы. От Михаила Андреевича сейчас требуется конструктив. Я готов, но он не хочет взаимодействовать вообще.

По словам Цмугунова, жильцы дома сказали, что никакие эскизы они не будут согласовывать, тем самым вводя в тупик дальнейшие действия должника.

О чём нам ему и мне взаимодействовать? Если есть решения судов? – считает Михаил Гошкиев, - Мешает нежелание Цмугуновых и приставов исполнить решения суда. В этой ситуации они должны заключить договор с проектной организацией, чтобы они разработали смету и проект на снос, затем как будет утверждён этот проект, приступить к исполнению, то есть начинать разбирать пристройку – вот его действия. Никаких эскизов, это всё его выдумки.

Итоги совещания

Совещание прошло эмоционально, Александр Шарапов то и дело просил конфликтующие стороны не доходить до оскорблений.

На следующий день после встречи мы позвонили Михаилу Гошкиеву, чтобы узнать его впечатления о встрече.

Хуже некуда, вы видели, как они себя ведут? Раньше Цмугунов всегда говорил, что денег нет, а вчера вот какой добрый, после того как узнал, что Алиханов готов помочь. Цмугунов с нами пока не связывался и о рабочей встрече не договаривался.

Встречу жильцы дома не считают пустой. Михаил договорился с Шараповым, что тот направит копию писем от Алиханова в Москву на имя уполномоченного по правам человека в РФ Татьяне Масляковой и главному судебному приставу РФ Дмитрию Аристову.

После многочисленных просьб со стороны депутатов, журналистов и просто неравнодушных к пенсионерам, голодовка на время была прекращена. Однако жильцы дома пообещали возобновить её после Нового года и делать это до тех пор, пока не будет исполнено решение суда.