КарелИнформ
«Плевок в спину»: экс-воспитанники школы в Ладве возмутились книгой Яны Жемойтелите
16 декабря 2021, 17:32
«Плевок в спину»: экс-воспитанники школы в Ладве возмутились книгой Яны Жемойтелите
Фото: Медиахолдинг1Mi
Бывшие воспитанники и педагоги школы-интерната в Ладве негативно отнеслись к новому произведению писательницы Яны Жемойтелите. Они посчитали, что повесть очерняет их преподавателей и жизнь в интернате. Однако автор книги сообщает, что произведение является художественным, а не документальным. Представляем два мнения.

«Возмутительная фантазия»

Группа жителей Карелии направила обращение в региональный Минкульт, Минобразования и Творческие мастерские республики с просьбой защитить «честь и достоинство педагогов» школы-интерната в Ладве. По их словам, писательница Яна Жемойтелите написала повесть «Запретная планета» на основе реальных событий в школе-интернате для слепых и слабовидящих детей. Прочитав это произведение, бывшие воспитанники образовательной организации были «крайне шокированы и возмущены». Жители региона считают, что в книге негативно представлены педагоги школы.

«Возмущает неуважительное отношение автора к педагогам, которых мы хорошо знали, знаем, помним и любим. Школа в Ладве — наше детство, наша семья. Мы благодарны учителям, воспитателям, няням, всем работникам школы. В книге же они «моральные инвалиды», «бездушные функционеры», «баба-яга”-няня, директор и завуч — «мрачновато-серые, фиолетовые тени, кляксы»… Нина Никитична — «демагог с трудной судьбой, вместо рук «клешня, культя». Автор облил грязью конкретных людей ради идеи своего произведения. Бестактно было заострять внимание на физических недостатках, фактах личной жизни педагогов», - заявила Ольга Орлова, выпускница 1980 года.

Ольга Орлова добавила, что мысль автора ей понятна: в любом школьном обществе были и есть жестокость, непонимание. Однако жительница Карелии не согласна со многими моментами в книге:

«Автору хотелось документальности, описания реальных событий. Но тогда нельзя передергивать факты, описывать вымышленные события, порочить достойных людей, вводить в заблуждение читателей», - считает Ольга Орлова.

Ветеран труда Антонина Иванцева, которая также подписала обращение, назвала видение автора книга «возмутительной фантазией».

«Вроде начато „за здравие“: исторически верно — 1938 год — открытие школы для слепых детей, географически правильно — поселок Ладва вдоль Ивенки. В Ладве было расположено три детских учреждения: детдом для детей и инвалидов, школа-интернат для глухих и школа для слепых детей… Да и учительница без рук тоже была одна. Поэтому смешно менять букву „д“ на букву „т“… А вот после „здравия“ начинается „заупокойная“ чернота… Автор совершенно не имеет представления о жизни и работе в специальных школах-интернатах, где дети живут и учатся девять месяцев в году, а сироты весь год… Это возмутительная фантазия… Не забывайте: в произведении описывается конкретная школа-интернат. Получается сплошная подсудная клевета… Жаль, что частицу своего таланта госпожа Жемойтелите растратила на „планету“», — резко высказалась в обращении Антонина Жеребцова.

Дефектолог и тифлопедагог Ирина Щелупанова считает, что писательнице стоило «встретиться с прототипами героев до публикации и поговорить с ними, чтобы установить равновесие между правом автора творчески интерпретировать события и правом участников событий критически отнестись к произведению».

«Если уж литературные герои настолько узнаваемо написаны, так явно видны параллели между персонажами и живыми людьми, то стоило об этих людях немножко подумать. Для тех, кто посвятил жизнь работе в этом учебном заведении, всё описываемое — как плевок в спину», — заявила Ирина Щелупанова.

Еще одна жительница Карелии Наталья Егармина, подписавшая обращений, рассказала, что ее мама и тетя преподавали в данной школе-интернате, а сама она дружила с воспитанниками организации. По словам Натальи Егарминой, ей было «обидно» при прочтении произведения.

«Читала и не могла сдержать слез от обиды за своих родных маму и тетю, которые всю жизнь проработали в этой школе. Сталкиваюсь первый раз с такими извращенными фактами из жизни школы! «, — высказалась она.

О повести высказалась и руководитель музея истории школы 1996–2010 годов Нина Никифирова:

«Конечно, писатель имеет право на вымысел для того, чтобы побольше «Зацепить читателя». Но это надо делать так, чтобы не искажать историческую правду (если произведение повествует о каком-то реальном событии). Узнать надо и другие мнения, а не только одного «обиженного» собеседника. Нельзя «обливать грязью " школу имеющую долгую хорошую историю её воспитанников и персонал, а также всех жителей посёлка Ладва. Не надо «чернить» людей, которые умерли и не могут дать «сдачи», — высказалась Нина Никифирова.

Жители Карелии в обращении попросили защитить честь и достоинство педагогов, а писательницу — извиниться. Подпись поставило 38 человек.

«Это художественное произведение»

Яна Жемойтелите работает в Национальной библиотеке Карелии на кафедре людей с ограниченными возможностями здоровья, и герой ее повести имеет реальный прототип. Однако сами события являются выдуманными, как и прочие персонажи. Это художественное, а не документальное произведение.

«Факты, действительно, не соответствуют реальности, т. к. это художественное произведение… Странно, что учителя не видят разницы между художественным и документальным произведением», — прокомментировала негативный отзыв о повести бывших воспитанников школы-интерната Яна Жемойтелите.

По словам писательницы, написать эту повесть ее попросил читатель кафедры людей с ОВЗ Сергей Анатольевич Семенов. Он девять лет провел в Ладве и обучался в данной школе-интернате. Мужчина рассказывал писательнице свою историю, которую Яна Жемойтелите переработала. Более того, автор книги обсуждала повесть с Сергеем Семеновым — он вносил правки в произведение.

Главным персонажем повести стала сама автор, ведь писатель всегда переносит историю на себя. по словам писательницы, это история не о конкретном интернате или даже не о поселке Ладва. Действие могло бы произойти совершенно в другом месте.

Образ педагога Нины Никитичны писательница взяла со своей учительницы. Преподавателя дети «любили, уважали, ненавидели и боялись одновременно». По словам автора произведения, это совершенно другой персонаж, не реальная учительница в Ладве.

«Что касается Ладвы, там в действительности случилась гораздо более жуткая история, чем описана в повести. Наверное, подписантам все-таки нужно сказать спасибо, потому что сейчас никто ничего не читает. А меня теперь взахлеб читает вся страна… Подписанты в Ладве не учились и не работали. Они учились уже в Петрозаводском интернате, а это совсем другая реальность», — сообщила Яна Жемойтелите.

Повесть «Запретная планета» была опубликована в журнале Урал № 8.