Ананас. Это очень остроумное кино!

Ананас. Это очень остроумное кино!

Ананас. Это очень остроумное кино!

28 ноября 2016, 18:42
Общество
Евгения Лёгкая
Ананас. Это очень остроумное кино!

«Мы с вами получили приз от председателя жюри фестиваля, Велединского, режиссера фильма «Географ, глобус пропил». Этот приз вручался после всех номинаций, перед вручением Гран-при, среди 20 награжденных фильмов, выбранных из 160 представленных работ, и это высокая профессиональная оценка фильма. Спасибо всем, кто принимал участие в нашей работе!» - появилось радостное сообщение от режиссера-постановщика фильма Алексея Бабенко в середине ноября.

«72 картины в конкурсной программе. Очень сильные работы из Англии, Бельгии, Ирландии, США и Испании. Я рад, что «Ананас» отмечен почетной наградой. Специальный приз от председателя жюри Александра Велединского! Благодарю всех, кто принимал участие в создании нашего народного фильма! :) «Это очень остроумное кино!» - режиссёр А. Велединский (реж. «Географ глобус пропил»). «Ребята, я давно так не смеялся! Спасибо!» - Александр Робак» – писал на своей страничке Владимир Рудак. И это была общая победа, казалось, что радуется весь Петрозаводск!

Фильм «Ананас» режиссёра Владимира Рудака и оператора-постановщика Алексея Бабенко. Я очень много слышала об этом фильме, видела отрывки, читала рецензии, я знаю об основной идее картины, но фильм целиком Петрозаводск увидит только в декабре/январе. Признаться, очень жду этого дня. Очень. Потому что на встрече Владимир Рудак и главный герой фильма Александр Галиев рассказали мне столько интересного об этой кинокартине - об идее, артистах, о том, как проходил отбор артистов и сам съёмочный процесс.

Традиционный вопрос – как появилась идея самого фильма?

Володя: идея появилась у меня и у супруги. Мы долго обсуждали, о чём можно было бы снять фильм и вышли та такую тему. Я тут же позвонил Алексею Бабенко и поделился идеей. И когда решили, что да - это круто, я начал работать над сценарием. Сразу знал, что это будет трагикомедия, так как мне близок этот жанр.

Съёмки фильма длились четыре года, почему так долго?

Володя: мы начали снимать сначала с другими артистами, в другой квартире, а в какой-то момент оператор-постановщик Алексей Бабенко сказал, что мы не можем здесь работать, в обычной квартире мы зависим от светового дня и прочих неудобств, нужно строить павильон.

И менять главного героя. Изначально с нами работал непрофессиональный артист. Он снимался в короткометражной работе, которая получила награду от журнала «Сеанс», но там был эпизод, написанный под определённый типаж. А тут всё-таки предстояла работа более глубокая, психологическая, поэтому без профессиональной актёрской базы не обойтись.

Вы решили взяться по-крупному?

Володя: мы посмотрели, что получается и поняли, что это будет не то, что хотелось бы, а опять какая-то самоделка. Я Алексея несколько раз спрашивал – ты уверен, что будем строить павильон? Это же полгода работы.

А теперь не жалеете, что тогда решились на это?

Володя: Алексей был прав на 100%, он как оператор понимал, как это должно выглядеть.

В старой квартире Кухня, например, была недоступна для коляски и длиннофокусной оптикой снимать было сложно.

А павильон удалось полностью адаптировать под съёмки, чтобы было удобно. Ты уходишь и всё остаётся как было, приходишь свет включил и вот она - квартира героя. Это уже настоящее кино!

class="gallery">

А деньги для строительства павильона? Ведь это дорогостоящее мероприятие…

Володя: Мы никому не платили, компания, которая выкупила место Онегзавода пошла нам навстречу, Александр Ратников выделил помещение, сказал, делайте пока тут все не снесут, помог со строительными материалами. Это, конечно, настоящий счастливый случай, если бы его не было, мы бы лет 10 снимали.

Ему идея тоже понравилась. Идея вообще стала захватывать людей вокруг.

Лёша, например, ехал в поезде, рассказал попутчику про фильм. А тот по счастливой случайности оказался предпринимателем, который занимается разработкой света для кино, он предложил нам - я вам дам фонари, а вы мне присылайте фотографию световых схем и у нас фонарей просто завались было, фотограф Андрей Чернышев отдал кран, который нам очень пригодился для съемок. Так люди всё время нам что-то отдавали, помогали, мыли полы, клеили обои, Наташа Потапова суп бывало варила, Людмила Исакова приходила на съёмки с выпечкой, это было больше, чем кино. Получилось что-то народное, домашнее, душевное.

Как искали профессиональных артистов для съёмок?

Володя: с Сашей лично я знаком не был. Мы прежде чем звонить артистам, кого-то дергать, обнадеживать, прошерстили все театральные сайты, оказалось, что выбор-то у нас небольшой под героя, который нам был нужен. Мы решили пригласить Сашу.

Саша был первый из артистов, кто прочитал сценарий?

Володя: Мы никому не давали читать сценарий, прислали Саше сцену и примерно объяснили, что будет. Не всегда стоит давать читать артистам полный сценарий, потому что начинается увлечение этой концепцией.

Саша: начинается придумывание чего-то своего.

А это нежелательно?

Саша: читаешь сценарий, придумываешь себе персонажа, потом приходишь на площадку и оказывается, режиссёр чего-то другого хочет, а тебе уже сложно от этого надуманного образа отказаться, потому что он же уже в какой-то степени тобой выстраданный. Не знаю думал над этим Вова или нет, но целиком сценария я так и не читал, хотя неоднократно просил. Вова говорил – да-да, скоро-скоро... В итоге я получал сценарий сцены за день или на съёмках. (смеётся)

Саша, а театральные режиссёры используют такие приёмы, когда артисты в неведении об общей концепции спектакля?

Саша: я, кстати, совсем недавно я с таким явлением сталкивался. Почему-то именно русским актёрам нужно понять концепцию, погрузиться, тогда они заражённые этой идеей идут работать. Мы с немцами ставили спектакль на Ночи искусств, режиссёр что-то себе придумывала, выстраивала и никому ничего не говорила. Там была многонациональная команда и иностранцы вообще ничего не спрашивали, делали своё дело. А русские настояли, чтобы она рассказала идею спектакля, но режиссёру этого было не надо. Она видела общую картинку и этого достаточно, задача актёра – находить интерес в каждой сцене, и я согласен с этим подходом.

Подобный подход, наверное, свойственен, пожилым актёрам?

Володя: вовсе нет, Тамара Васильевна не просила весь сценарий, Владимир Мойковский не просил. Каждая сцена, как микроистория, а они как профессиональные артисты это прекрасно понимают.

Саша: Это больная тема. Я понимаю, что это связано с нашим образованием, у многих молодых актёров есть это тяжесть, малоподвижность.

Володя: может быть влияет избыточное воздействие классики. Когда ребята только пришли на съёмки я увидел молодых людей, пытающихся играть взрослых, что-то тяжёлое было в них, пришлось настраивать – ты молодой человек, свободный, вот так и работай.

Владимир, а вы по какой причине решили не знакомить артистов с общим представлением?

Володя: во-первых, у нас было очень много персонажей, сюжет не был завязан только на главном герое. Его роль рикошетила от других персонажей.

А ещё у меня и не всё было дописано. Я наблюдал за артистом, чтобы написать сцену специально под его физику. Мне так легче и интереснее работать.

Саша, а вас предложение сняться в фильме увлекло?

Саша: это же для меня была первая работа, дебют в кино, мне хотелось просто попробовать что такое кинопроизводство, и я не очень задумывался, о чём будет кино.

Но идея вам понравилась?

Да, очень! Для меня это фильм про человека, людей, общение, взаимодействие людей, как они друг на друга влияют, как они растут. Для меня это очень человечная история, душевная, а это всегда интересно.

class="gallery">

Но вы же знали, что нужно будет сесть в инвалидную коляску, почувствовать себя человеком, у которого случилось несчастье, вас это не испугало?

Саша: я так чётко для себя разделяю – это моя жизнь, а это работа, она имеет отношение ко мне, я использую свои воспоминания, свою фантазию исходя из своего опыта, но это игра. Почему бы не попробовать в роли какие-то вещи, которые в жизни было бы страшно пережить. То, что не испытывал. Я попробую и узнаю, что это такое, это очень хороший опыт.

Володя: у некоторых есть суеверие, связанное с инвалидной коляской. Поэтому я Саше специально задавал этот вопрос, чтобы мне не пришлось его уговаривать, объяснять, что это кино, но Саша умный актёр и он быстро включился в работу.

Было ли сложно стать человеком, физически прикованному к инвалидной коляске?

Саша: У меня есть свои актёрские методы! Я в голове себе это представлял, продумывал, за Володей подсматривал, что-то он мне подсказывал, технические вещи – как двигаться, перемещаться, как работаю т руки, что-то он мне подсказывал по внутреннему содержанию, состоянию, что переживают эти люди.

Владимир, эта история как-то связана с вашей жизнью?

Володя: Я в творчестве не делаю привязку к себе. Я слушаю мир, знакомых людей и бывает, наделяю своих героев их качествами. Я не имею отношения к главному герою, мне хочется его создать, а не списывать полностью с себя.

Саша, а в целом этот киношный опыт оказался полезным?

Саша: невероятно. Здесь столько полезных моментов. Прежде всего – это опыт профессиональный, потому что – театр это одно дело, а здесь кино - другой способ существования. И потом опыт инклюзивный. То, что рядом постоянно Вова, его шутки на тему инвалидности, он совершенно спокойно к этому относится, я вижу обычного человека.

Володя: Я на самом деле понимаю, потому что когда у человека нет опыта общения с инвалидами, то он его себе придумывает.

Саша: Кажется, что нужно по-особенному общаться с такими людьми, как-то бережно что ли, а в итоге после этих съёмок у меня нет барьера общения с этими людьми, я встречаюсь с ними в жизни и совершенно спокойно могу заговорить, общаться.

«Это очень остроумное кино!» – сказал про фильм «Ананас» режиссёр А. Велединский (режиссёр фильма «Географ глобус пропил»). «Ребята, я давно так не смеялся! Спасибо!» – восхитился фильмом Александр Робак.

class="gallery">

То есть, несмотря на то, что главный герой становится инвалидом, вы всё равно весь фильм шутите, как вам это удаётся, тема-то не слишком весёлая?

Владимир: эта тема невесёлая, для тех, кто совсем не знаком с людьми с инвалидностью, но все понимают, что юмор очень хорошо разряжает.

Когда мы вместе можем посмеяться пусть даже над грустной ситуацией, это нам даёт облегчение. Люди с инвалидностью шутят постоянно.

Саша: всё то, о чём рассказывает Вова, его взгляд, отражено в его текстах, сценарии, в фильме, поэтому фильм интересный, смешной.

Владимир, а вы весёлый человек?

Саша: Обычно звонишь и разговор начинается с шутки или подкола.

Володя: я конечно не аниматор, который круглые сутки на подъёме, у меня бывают разные состояния, но мне нравится, когда присутствует юмор.

Саша: здесь мы сошлись с Вовой.

Наверное, и команда получилась весёлая?

Володя: было весело, все как-то вовлекались. Я понимаю, что артисту может быть нелегко, когда она попадает к нам в лапы. Поэтому мы пили чай, знакомились, общались. Всё как у детского врача.

То есть, работали в удовольствие?

Володя: Мы не были ограничены жёстким графиком, денег никому были не должны, продюсеры над душой не стояли, никто не гнал.

Саша: но всё равно это была работа, мы понимали, что мы собрались не просто попить чаю. И часто был плотный график. Было время, когда у меня была премьера здесь в театре и мы в 6-7 часов утра ехали на съемку, чтобы до 11 поснимать, потом в обед ехали на студию, потом спектакль, затем ещё съемки.

Жёсткий график… Наверняка, были интересные, смешные ситуаций за время съёмок?

Владимир: У нас был такой случай - Саше нужно было играть молодого солдатика – побритого и без бороды.

Саша: и нам нужно было успеть доснять большой кусок, где я с бородой и длинными волосами, а затем вставить момент, когда парикмахер меня бреет и стрижёт.

Владимир: Это был такой хороший тренинг, когда нужно было на местности сориентироваться, здесь и сейчас решить, что делать. Мне это нравится, когда нет возможности расслабиться, я постарался грамотно вшить этот момент, что ещё больше сработало на фильм в целом.

Саша: этот момент настолько логично работает на историю героя, что как будто, так и было.

Володя: Александр Велединский сказал, что здесь точечный сценарий и точечная режиссура, у него просто не было никаких вопросов. У меня они, конечно, есть, но не скрою, приятно, когда профессиональный режиссер и сценарист даёт такую оценку.

И последний вопрос - почему Ананас?

Володя: нам все задают все этот вопрос. К главному герою приезжает мама и привозит ананасы, , как будто из детства, тем самым она хочет найти пути взаимодействия с сыном.

Потом мы уже немного додумали, что герой такой законсервированный фрукт, а в конце его будто вскрывают. Он жил в своём мирке, а потом всё вышло из-под контроля, и он из этой банки выскакивает, освобождается от оков.

Идеи на будущее уже есть?

Володя: я не люблю простаивать и ничего не делать, поэтому мы уже начали снимать инстраграм-сериал – одноминутные ролики. Получились такие смешные микроистории о безумной молодой парочке. В ролях Александр Галиев и Юлия Куйкка. В дальнейшем планируем расширять состав. Такой формат хорош тем, что можно менять жанры – это может быть и триллер, и фантасмагория, и романтические, и комедийные истории. Мы пока не запустили их в сеть, но сделаем это уже очень скоро!

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter