Мою полицию кто бережёт?

Мою полицию кто бережёт?

Мою полицию кто бережёт?

27 марта 2012, 15:39
Общество
Мою полицию кто бережёт?

Сотрудникам МВД не хватает людей для самоохраны.

Доклад министра внутренних дел Карелии Василия Кукушкина на минувшем заседании Законодательного собрания Карелии прошел почти незамеченным широкой общественностью. Основные внимание политологии и комментаторы уделили политическим итогам заседания парламента. Между тем, министр рассказал о том, как живет карельская полиция сейчас, после реформы, и, по сути, содержание его доклада к повседневной жизни каждого из нас имеет куда большее отношение нежели политические баталии. В конце концов, от того, кто именно будет представлять Карелию в Совете Федерации, наша жизнь, по сути, не изменится. Мало кто из жителей республики когда-либо обращался в этот орган власти, а уже тем более получал какую-то помощь из него. А вот с органами правопорядка, так или иначе, взаимодействовать приходилось каждому. И, видимо, придется в будущем.

Доклад карельского министра проходил, надо признать, на не слишком благоприятном общероссийском фоне – только что завершалась реформа МВД, милиционеры по мановению державной длани превратились в полицейских, прошли аттестацию, и вышли на работу, по сути, обновленными. Однако казанская трагедия – тамошние полицейские насмерть замучили подозреваемого в отделении – показала: внутреннего перерождения органов правопорядка не произошло. Поэтому Кукушкину пришлось отвечать на извечные вопросы: кто виноват, что делать, и не провести ли повторную аттестацию?

С последним министр не согласился, отметив, что для переаттестации надо заново отправить весь личный состав МВД на «детектор лжи», а дело это затратное – и с точки зрения финансов, и с точки зрения потерь времени. То есть, против детектора лжи, как такового, Василий Кукушкин не возражает, считая, что этот аппарат небесполезен. Так министр внутренних дел Карелии предложил отправить на эту процедуру также депутатов карельского парламента и чиновников республиканского правительства. Но он не видит в данной технической новинке – панацеи. По мнению Кукушкина, гораздо продуктивнее было бы восстановить в российской полиции советский институт замполитов. Звучит диковато, но – рационально. Какая страна, такие и названия.

Другим итогом реформы МВД Кукушкин назвал сокращение численности сотрудников полиции. Всего карельские правоохранительные органы потеряли каждого пятого. Правда, министр подчеркнул, что сокращения прошли, в основном, в управленческом и обслуживающем аппарате, но, видимо, часть увольнений пришлась и на тех, кто непосредственно работает «на земле». Во всяком случае, отвечая на депутатский вопрос из зала, Кукушкин признал, что следователей МВД РК, а равно как персонал и больных госпиталя для ветеранов войны нынче охраняет частная фирма. И если в случае с больницей это еще понятно, что полицейские следователи, многие из которых являются носителями государственные секретов, находящиеся под охраной частников представляются еще одной безумной приметой нынешнего времени. И упрекнуть министра за это не получается – на следственные управления нападают все-таки реже, чем на обычных прохожих, и поэтому если уж выбирать наиболее уязвимые направления, которые надо закрывать силами правопорядка, то приходится решать вопрос в пользу граждан. В конце концов, у следователей тоже есть пистолеты, и коли охрана не сдюжит, то сами отобьются.

Резюмировал свое выступлении Василий Кукушкин словами, что – надо работать, а не языками болтать. В свете вышесказанного про сокращения штатного состава МВД его слова выглядели вдвойне убедительными. Реформа полиции привела лишь к сокращению числа сотрудников МВД, и потому оставшимся приходится работать – больше. Вряд ли эффективность полиции от этого вырастет, а наша с вами безопасность окрепнет.

Сюжеты:
Статьи
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter