Невозможно изобрести то, что уже изобретено

Невозможно изобрести то, что уже изобретено

Невозможно изобрести то, что уже изобретено

25 сентября 2015, 12:50
Общество
Олег Салмин
Невозможно изобрести то, что уже изобретено

В мэрии Петрозаводска 10 сентября состоялось очередное заседание градостроительного совета, отрывшее новые интересные и важные детали в деле созидания стелы «Города воинской славы». Во многом подтверждающие, к сожалению, давнишнее предположение, что это дело с самого начала пошло вкривь и вкось. И вообще не в том направлении. Скорее в противоположном. Впрочем, открылись и некоторые положительные моменты. Но обо всём по порядку.

Две, даже, три стелы

На совещании неожиданно выяснилось, что возможны два кардинально отличающихся друг от друга монумента, хотя вообще-то это одна и та же стела. Первая стела – это вариант с тумбами, второй – та же стела, но установленная одиночно. И это очень важное открытие, почему-то не сделанное раньше. До того как стали выбирать место под стелу.

Идея первого варианта в том, что героизм выше человека, что истории города надо поклоняться, даже, может быть, жертвовать собою ради чего-то великого. Воплощается эта идея масштабностью самого монумента: высотой колонны, но, в ещё большей степени, большой его площадью -- 17х17 метров и установленными по её углам массивными тумбами. Тумбы не менее важны, чем сама колонна – они обозначают границы монумента, а, стало быть, величину и, следовательно, величие монумента.

Одиночно стоящая колонна, хуже выражает величие, но она может быть ближе к человеку. То есть, она может сделать так, чтобы героическая история города стала достоянием каждого отдельного жителя, его личным качеством. Нормой его мироощущения. Горожанин сможет сказать: «Да это у нас такой героический город, это обычное дело для нас. Так-то мы к подвигам не стремимся, но, видимо, совершаем их, когда обстоятельства вынуждают. А стела? Пусть стоит на видном месте, туристам необразованным полезно будет узнать в каком геройском городе они оказались. Москвичам там, или финнам».

Пока же мы видим работу над третьим вариантом стелы, идея которой в том, чтобы скрестить величие с компактностью. Для этой цели на сцене явились насыпи и пушки, но были отвергнуты градостроительным советом. Предпочтение получил наиболее последовательный компактно-величественный гибрид, в котором сама одиночная стела в целях компактности уменьшена в размере. Но зато в целях величественности взгромождена на массивный пьедестал. Ну что ж пьедестал действительно выглядит достаточно величественным.

Место точно не красит стелу…

Возможность установки одиночной стелы без тумб заставляет ещё раз вернуться к вопросу выбора места под стелу. Очевидно, что одиночная стела требует меньше места для установки, а, значит, таких мест может найтись во много раз больше, чем для стелы с тумбами. Более того, идея одиночной стелы для своего наиболее полного воплощения, требует установки стелы в самой гуще людской. Небольшой пятачок в оживлённом, обжитом месте – вот что для неё требуется. Но ведь выбор места под стелу с площадкой 17х17 метров проводился исходя из совершенно других требований.

Впрочем, и этот выбор, как уже говорилось, тоже был крайне неудачным. Теперь это становится ясным даже для самих выборщиков. Выясняется парадоксальная вещь – оказывается, выбирали не конкретное место под стелу, а, так, вообще, - область местоположения. Где-то… в районе… бульвара Победы... А сегодня выясняется, что подходящей площадки для стелы на бульваре Победы нет. На берегу за набережной Варкауса стелу ставить мешают ангары, водозабор и ГИБДД. В конце аллеи Победы у края проезжей части слишком много проводов, опор уличного освещения и автомобилей. А «в глубине аллеи, в зелени» самому главному архитектору Петрозаводска Евгению Фролову уже не нравится тем, что стела может там «затеряться». Чтобы осознать эту очевидность, господину Фролову понадобилось съездить в Псков. Ну, хоть так.

Но место-то вроде выбрано! Как говорится, пистолет уже куплен – придётся застрелиться. Хотя вроде бы уже и передумали стреляться. В итоге, решили ставить стелу «в зелени». Всё правильно, если не получается решить сложную задачку, надо решать простую. В лес её, или во чисто поле! Там этой стеле точно ничто мешать не будет. И она ничему не помешает. Потом можно будет сказать, что установка стелы была изначально бесполезной затеей.

Что такое работа?

Неудача с выбором места под стелу вынуждает внимательно посмотреть, каким образом была организована работа по стеле. Если, конечно, слова «работа» и «организация» уместны в данном случае. Работа – это когда пара первокурсников, практически задаром, стоят, допустим, один на Ленина, другой на бульваре Победы с тетрадками в руках. И рисуют в эти тетрадки палочки, подсчитывая количество людей прошедших мимо воображаемого монумента. А через час или день подводят итоги своим подсчётам. И всё становится на свои места, потому что количество зрителей и есть главный критерий при выборе места под стелу. Всё остальное на вторых, третьих… десятых ролях.

Работа – это когда те же студенты с рулетками в руках обмеряют пустырь за пустырём, рисуют черновые планы местности, определяют взаимное расположение объектов. Потом пытаются вписать в эти планы разные варианты монумента. Но сначала просеивают интернет, чтобы найти все возможные варианты по разным городам воинской славы. Что-то обобщают, систематизируют, фотографируют местность, рисуют эскизы. Это большое количество простой, разнообразной, недорогой работы, приносящей в итоге реальный, правильный результат.

А кататься компанией высокопоставленных и высокооплачиваемых чиновников по городу, рассматривая наугад выбранную местность и высказывая при этом мнения, всё обоснование которых сводится к формуле «одному нравится арбуз, другому -- свиной хрящик» -- это не работа. Это профанация работы. Таков и результат.

Так вот работа, та о которой говорилось выше, должна была быть сделана до принятия решения о выборе места под стелу. Решению следовало стать результатом этой работы. И если так хотелось организовать конкурс по поводу стелы «Города воинской славы», то предметом этого конкурса могло быть исполнение именно подобной работы, а не проектирование какого-то нового индивидуального монумента вместо типовой стелы.

Конкурс на место, которое уже занято

Кстати, о конкурсе. Идея его проведения овладела массами петрозаводских архитекторов. Но хорошо ли это? Способен ли конкурс принести какие-либо положительные результаты для города?

Во-первых, следует заметить, что стела «Города воинской славы» -- это федеральный проект. Определять облик стелы – это прерогатива федерального центра. И облик этот не может быть различен для каждого из 45 городов воинской славы. Смысл и значение стелы должны «читаться» при первом же мимолётном взгляде на монумент. Он должен быть однозначно узнаваемым, в каком бы городе он не находился. Не может быть никакого «индивидуального проекта» стелы, как не может быть для Петрозаводска каких-нибудь «уникальных правил дорожного движения», «более интересных», созданных «по индивидуальному проекту» карельских автомобилистов или карельского ГИБДД.

Но есть и творческая сторона вопроса. Одно дело – проводить общероссийский конкурс в стране с населением 150 млн. человек, другое – республиканский при 600 тыс. населения. Вероятность того, что на республиканском появится проект равный по своему уровню победителю общероссийского конкурса, в первом приближении равна соотношению численности населений, то есть 0,6/150, или 0,4%. Практически же, с учётом других факторов, вероятность будет ещё меньше. Из этого следует, что идея проведения республиканского конкурса после аналогичного общероссийского – это идея мероприятия с заведомо нулевым результатом.

Лучше не экспериментировать по-крупному

Большинство городов воинской славы, не мудрствуя лукаво, предпочли установить типовые стелы с тумбами. Это разумно, ибо стандартное решение приносит, как минимум, удовлетворительный результат, не вызывающий больших вопросов. Но в некоторых городах пошли своим путём. Так в соседнем Архангельске классическую дорическую колонну без тумб установили на массивнейшем пьедестале и приделали к ней «уши» в виде «символических носовых частей кораблей, в знак того, что Архангельск считается «городом морской славы России». В принципе стела как стела, только слегка напоминает бутылку с длинным горлышком или, например, кувалду.

В Грозном не стали отклоняться от типового проекта, просто сделали стелу на метр выше и без того высокой архангельской стелы. На что не забывают указать при удобном случае. Такой подход демонстрирует здравый смысл и эффективность действий. Кстати, в Грозном, который звание «Города воинской славы» получил одновременно с Петрозаводском, стела установлена уже 9 июля 2015 года. А в Петрозаводске «воз и ныне там» же, где он был 6 апреля 2015 года, на момент присвоения звания.

Особо хотелось бы отметить стелу, установленную в славном городе Козельске. Без тумб, без пушек и насыпей, без массивных пьедесталов. В своей первоначальной чистоте, по-моему, она прекрасна! Вот такую же надо ставить и в Петрозаводске. А все усилия направить на тщательный выбор площадки по стелу, тщательное её вписывание в архитектурное пространство и тщательное же исполнение второстепенных деталей, способных сделать петрозаводскую типовую стелу по-настоящему оригинальной.

Стела отдельно, пушка отдельно

Пора подвести итог всему вышесказанному. Надо признать, что на данный момент работы по стеле «Города воинской славы» принесли больше негативного опыта, чем удачных решений. Но это лучше, чем ничего. Надо изменить подходы к проблеме и всё наладится.

Для начала следует признать, что есть две по-настоящему приоритетные площадки под стелу. И обе они находятся на проспекте Ленина. Это так, по крайней мере, до тех пор, пока кто-нибудь не сможет убедительно объяснить, почему на проспекте нет ни одной заслуживающей внимания скульптуры.

Во-первых, речь идёт о Студенческом бульваре достаточно просторном для установки величественной стелы с тумбами. Этот выбор хорош ещё и тем, что общественные движения (в том числе и оппозиционные), облюбовавшие Студенческий бульвар для проведения публичных акций, смогут ещё более смело пропагандировать свои доктрины под защитой двуглавого орла.

Для установки одиночной стелы лучше всего подойдёт начало улицы Энгельса у гостиницы Северной. Тут бы как раз и можно было применить какие-то оригинальные архитектурные решения, способные сделать петрозаводскую стелу уникальной в ряду других стел городов воинской славы. Например, включив в композицию пушки.

Но включив, конечно, не так как были включены 4 пушки на одном из эскизов представленных градостроительному совету 10 сентября. Они не только агрессивны, как было справедливо замечено в обсуждении, но и нарочито-прямолинейны. С другой стороны, пушки изображённые на барельефе не могут производить на зрителя того действия которого заслуживает роль пушки в истории Петрозаводска. Картинка – это всего лишь картинка.

Ещё сомнительней было бы непосредственно скрестить стелу с пушками, так чтобы стволы их торчали на разные стороны прямо из колонны. Примерно таким же образом как из архангельской стелы торчат стилизованные носовые части кораблей.

Но почему бы стволу старинной пушки просто не лежать на земле рядом со стелой? Или в некотором отдалении от неё? Стела сама по себе, ствол пушки сам по себе. А, между тем, образуется какое-то смысловое взаимодействие между двумя обособленными архитектурными объектами. Это будет неагрессивно, исторично, ненавязчиво по теме… В некотором отдалении перед стелой даже лучше – можно будет фотографироваться возле пушки таким образом, чтобы стела целиком умещалась в кадре.

Неразумно переделывать уже созданную стелу, надо добавить к ней 2-3 процента нового творчества и получится типовая и в то же время уникальная стела. Как считал Савелий Крамаров, «лучше сыграть маленькую роль в большом фильме, чем большую роль – в маленьком фильме».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter