Горела лампа, пели итальянцы

Горела лампа, пели итальянцы

21 марта, 20:23
Общество
Горела лампа, пели итальянцы

В тёмном-тёмном «Убежище №1», в тёмном-тёмном зале улыбчивые итальянцы играли мрачную музыку при свете настольной лампы. Это не страшилка, скорее причина для радости. Петрозаводск стал третьим городом (помимо Москвы и Санкт-Петербурга) в российском туре у флагманов итальянского пост-блэка и скрима группы ['selvə] (Сэльва).

Про лампу, кстати, не шутка. Прямо перед барабанами, ярким пятном среди дыма (спецтрюк) выделяется настольная «бабушкина лампа».

Она никому не мешает, гитаристы ни разу не задели её. «Это для создания интимной атмосферы, приятной и комфортной. Чтобы создавалось впечатление, что вы заходите в уютный дом», – говорит один из музыкантов, Алессандро (Але).

Такой картиной залюбуешься: темный клуб без окон, музыка, от которой «сносит крышу» (в хорошем смысле слова) и приятный бело-жёлтый свет. Уют! Без всякого сарказма, эта деталь и правда отличает ребят.

Итальянский пост-блэк/металл – это гремучая смесь. Он похож на наш (в качестве примера беру петрозаводскую группу «Show me a dinosaur»), но с прибавлением гудков поезда (как послышалось мне), более тяжёлыми гитарными рифами и долгой, проникающей в сердце мрачностью, граничащей с... Как там у Рэя Бредбери? «Самосохранение, граничащее с психозом, — если у механизмов может быть паранойя». Настолько заряжаешься, проще говоря, что начинаешь вытворять невесть что. Может, поэтому кто-то ожесточённо и самозабвенно тряс головой, а кто-то просто слушал с закрытыми глазами...

Сами музыканты выкладываются по полной, это видно. Но вот сразу в себя прийти не могут. Барабанщик Томми минуты три сидел, уткнувшись в крэш (тарелку), бас-гитарист Джино смотрел вдаль... Але просто отдыхал стоя.

Чтобы понять, что это за коллектив, надо или послушать их музыку, или же очень сильно послэмить (кто бывает на рок-концертах – поймёт).

«И лампа не горит, / и врут календари / И если ты хотела что-то мне сказать, то говори». Вот тут «Сплин» был неправ. Лампа горела исправно. А через пару часов мы сидим в светлой комнате и беседуем. Музыканты говорят все вместе, дополняя друг друга.

– Каковы ваши впечатления от приезда в Россию?

– Это лучшее место, которое мы видели в своей жизни, - говорит Але. И я вижу по глазам, что это не просто вежливость.

– Классное место и люди, - поддерживают его музыканты.

– Есть ли у итальянского пост блэк/cкримо какие-то особые черты?

– Мы слушали много групп и берём от них разные черты. Используем, когда играем. Из блэк-металла вокал, например.

– Насколько развита в Италии хардкор-культура?

– Это тянется ещё с 80-90-х годов. Но мы считаем, что стали лучше, чем те группы, что были после 2000-х. Точнее, мы имеем в виду, что после нулевых группы стали интереснее, чем до этого - тогда были классические. А дальше стали совмещать, грубо говоря, 80-е и 90-е, металл и хардкор, новый хардкор, пост/блэк металл – эволюционировать, в общем.

– Почему ваш первый альбом назван «Жизнь привычная?» («Life Habitual» – прим. Авт.)

- Он обо всём, что происходит в ней. Мы постоянно говорим, что мы чувствуем, о чём мечтаем, в том числе думали тоже обо всём плохом.

Але сказал, что хочет жить здесь, в России. На вопрос, отличается ли наша публика от итальянской, дал поистине мужской ответ: «Russian girls it's beautiful!». Потом рассказал историю о фанате, который настолько хотел получить винил, кассету и футболку, что преследовал ребят до самого поезда. Они опаздывают, а он все просит. И получил ведь!

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter