Семья Киселевых: «Мы выяснили, что существует схема «оборота» детей»

Семья Киселевых: «Мы выяснили, что существует схема «оборота» детей»

19 апреля, 16:52ОбществоВиктория КанивченкоPhoto: Семейный архив Киселевых
24 апреля Костомукшский городской суд должен принять решение о восстановлении в родительских правах многодетных супругов Киселевых. Детский омбудсмен Карелии Геннадий Сараев не видит причин, которые могли бы помешать снятию ограничения. Однако отец семейства записал видео, в котором обвинил его в бесчестии и обмане.

«Оборот» детей?

«Уважаемые сограждане, а какая была бы у вас реакция, когда вам в лицо говорят, что все в порядке, вы исправились...всё, детей вам возвращают… а эти товарищи сами выставляют [анкеты] на сайт, на котором шляются организации из Канады, Израиля и прочих стран, которые занимаются бог знает чем?!» - возмущен в своём видео Анатолий Киселев, отец шестерых детей. Также мужчина предполагает, что в данной ситуации не исключен корыстный замысел «сверху».

Photo:Информационный портал семейной политики Иван-Чай

«Мы выяснили, что существует определенная схема «оборота» детей. Ведь не секрет, что «искусственное» усыновление и «искусственные» семьи поставлены на поток серьёзного бизнеса с очень серьёзными суммами. Сколько денег получает такая семья, какие выплаты, мы знаем. Если это поднять, то некоторые должностные лица могут попасть под большие сроки», - рассказывает отец семейства.

Мы обратились к Геннадию Сараеву, чтобы узнать, насколько правомерно публиковать анкеты детей в банке данных, родители которых не лишены, а ограничены в правах.

«Согласно действующему законодательству, все дети, которые оказываются без попечения родителей, попадают в банк данных», - поясняет омбудсмен.

«Это делается для того, чтобы у них была возможность находится не в центре социальной помощи, а у родственников или временной семьи, пока с родителей не снимут ограничение. Но Киселевы не предложили для этой цели кого-то из родных, подготовленная семья тоже не нашлась, поэтому их дети остались в центре», - комментирует ситуацию Сараев.

По мнению уполномоченного по правам ребёнка РК, со стороны законодательства не совсем правильно публиковать информацию о детях, чьи родители ограничены в правах, как это вышло с Киселевыми. Поэтому Геннадий Сараев намерен заняться решением этого вопроса:

«Наверное, я буду выступать с инициативой по изменению регламента в части публикации информации о таких детях. Думаю, их нужно устраивать в родственную или временную семью иным способом. Поэтому понимаю родителей, которые ограничены в правах, но делают все, чтобы детей вернуть, а потом находят ребенка в банке данных. Конечно, это вызывает беспокойство и волнение».

«Нашей семье не требуется помощь»

Также Геннадий Александрович рассказал, что Элина Жгутова, член Общественной палаты РФ, которая занимается семьей Киселевых, обратилась к Главе Карелии с просьбой разобраться в ситуации, понять, была ли она социально-опасной и помочь семье. Артур Парфенчиков обсудил этот вопрос с Геннадием Сараевым.

Уполномоченный дважды выезжал в Костомукшу и провел своё расследование: побывал у Киселевых дома, проверил данные и факты, поговорил со свидетелями и очевидцами:

«Я ответил госпоже Жгутовой, что по моему мнению, у суда были основания для ограничения Киселевых в родительских правах. Но сегодня ситуация исправлена и сейчас я не вижу никаких препятствий для возвращения детей родителям. Те причины, которые были указаны в исковых заявлениях по ограничению в правах, сейчас устранены».

Но Анатолий Киселев считает, что в своём ответе, который Геннадий Сараев направил Элине Жгутовой, омбудсмен оболгал его семью:

«Больше всего обидно то, что Сараев приходил ко мне сюда, смотрел, мы показывали ему все документы... И этот товарищ написал в общественную палату письмо, что мы являемся лицами, которые сильно злоупотребляют алкоголем, … что мы врём, а условия в квартире полностью неудовлетворительные. Как это понимать?! Это разве честь человека?!», - рассказывает Анатолий в своём видео.

Мы пообщались и с многодетным отцом. Он подтвердил что Геннадий Сараев приезжал в Костомукшу, был у Киселевых дома, посмотрел состояние квартиры, мебели и совместно с организацией «От сердца к сердцу» подарил семье двухъярусную кровать:

«Он приезжал со своим помощником, пробыл у нас 3 часа, мы все показали. Но я никогда в жизни не просил у Геннадия Сараева помощи и не собирался. Нашей семье не требуется помощь. Даже в той кровати, которую нам подарили, мы не нуждались, поскольку у нас была трехъярусная».

Также Анатолий рассказал, что был шокирован ответом уполномоченного на запрос Жгутовой и его слова являются клеветой. Кто конкретно предоставил ему ответ Сараева, не уточняется:

«Он такой чепухи понаписал! А я ежегодно прохожу медкомиссию, посещаю психиатра и нарколога, поскольку у меня есть огнестрельное оружие, на каком-то врачебном учете не состою. Также у меня имеется удостоверение частного охранника и детектива 6 разряда. Для этого я ежегодно сдаю все тесты и анализы».

Когда дети вернутся домой

Photo:Информационный портал семейной политики Иван-Чай

Но фокус смещен с самого главного в этой ситуации - детей. Напомним, что 28 сентября 2018 года Верховный суд РК ограничил в родительских правах Лидию и Анатолия Киселёвых.

Конкретные причины решения не называются, но известно, что у органов опеки были неоднократные претензии к супругам из-за жилищно-бытовых условий и перевода нескольких детей на семейное обучение. После суда Лидия уехала из Костомукши с 5 младшими детьми, и несколько месяцев они находились в федеральном розыске. В конце января этого года семью задержали в Москве, позднее детей передали в центр социальной помощи в Костомукше.

По закону, иск о том, чтобы снять ограничение в родительских правах и вернуть детей домой, можно подавать хоть сразу же после решения суда. Конечно, если родители уверены, что исправлены все претензии. Семья Киселевых сделала это 2 апреля, спустя 6 месяцев после решения суда.

«Было невозможно вовремя собрать справки, - пояснил Анатолий. - Любое учреждение, куда бы вы не сунулись, выдает их в течение месяца, а иногда затягивает этот срок. К тому же, многие ведомства не хотели идти с нами на контакт и даже не попытались найти общий язык, а использовали только карательные методы, пока мы не обратились в Москву».

Действительно, сложно найти людей, которые никогда не сталкивались с бюрократической машиной. Здесь многодетным родителям можно только посочувствовать. Но Геннадий Сараев заверил нас, что в суд подаётся только иск, а если нужны какие-то справки, он запрашивает их самостоятельно:

«Киселевы имели право подать иск еще зимой, когда детей из Москвы привезли в Костомукшу. Если родители были так уверены, что они добропорядочная семья, у них все хорошо в жизни, а супруги успешные предприниматели, то они могли в тот же день подать иск в суд. Что они делали все это время? Родители не были заинтересованы в том, чтобы получить детей обратно?»

Чтобы снять ограничение в родительских правах суд также выставил условие: Киселевым необходимо погасить долг по алиментам за содержание детей в госучреждении. Отец семейства попросил через интернет помочь неравнодушных людей в сборе необходимой суммы:

«Долг был 240 тысяч рублей, - пояснил Анатолий. - С помощью правозащитного центра «Иван чай» (который возглавляет Элина Жгутова) и народа сумма была закрыта. Такие деньги мы бы смогли самостоятельно заработать летом за неделю, но сфера нашей деятельности связана со строительно-ремонтным бизнесом - мы делаем входные двери. Поэтому работа скорее сезонная: с мая по ноябрь».

По данным сайта судебных приставов, за Анатолием еще остаются другие непогашенные суммы. Но как подчеркнул Геннадий Сараев, главное, не долги, а чтобы для детей были созданы нормальные жилищно-бытовые условия, они посещали школу и получали качественные услуги. Но что будет дальше, если суд примет решение (а на это есть все основания) вернуть детей в их родную семью?

«Даже после снятия ограничения семье будет оказываться социальная помощь, - отвечает омбудсмен. - Но сложность в том, что родители отказываются от неё. Вопрос: а насколько это в интересах ребенка? Если психолог, медик или педагог, например, говорят о том, что детям нужна консультация, врачебная помощь или дополнительные занятия, а родители отказываются, принесет ли это пользу?»

Дело Киселевых стало известным на всю Россию. Ожидаемо, что какое-то время за судьбой семьи продолжит следить множество людей, особенно через Интернет. Пока не ясно, как вся ситуация и публичность отразится на детях. Но самое важное, как считает Геннадий Сараев, уполномоченный по правам ребенка в Карелии, чтобы каждый ребёнок и его права были защищены:

«Не права родителей, которые не считают себя виновными даже после решения суда, а права детей. А то в данной ситуации мы видим перекос, когда общество направлено на поддержку родителей и при этом игнорирует права ребенка. Мало кто пытается понять, что же было на самом деле. В дальнейшем, если уполномоченные органы увидят, что ситуация после возвращения детей ухудшилась, то придется снова вмешаться государству».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter