Минус на минус дает плюс

Минус на минус дает плюс

Минус на минус дает плюс

16 августа 2016, 19:47
Общество
Минус на минус дает плюс

В прошлом материале мы рассказали о том, кто именно заинтересован в ликвидации ОАО «Кондопога». Согласно нашему анализу, это основные кредиторы Общества, и прежде всего ООО «Карелия Палп», которое сейчас выпускает продукцию на промплощадке комбината. Давайте разберем, какие это сулит выгоды им – и какие беды несет всем остальным.

Дѐбеты и крѐдиты

Как явствует из документов, на сегодня долги ОАО «Кондопога» колеблются в районе 13 млрд. рублей. Сумма не малая, и чтобы вытащить комбинат из ямы, инвестору пришлось бы заплатить именно столько. Но при этом общая цена принадлежащего предприятию имущество составляет примерно 16 млрд. рублей. Простая математика дает плюс в 3 млрд. – очень неплохой куш. Если бы здесь работала простая математика…

Проблема в том, что немалая часть этого имущества не только не стоит тех денег, в которые оценена, но и просто приносит убытки. То есть это имущество является неликвидным. Например, водонапорная башня в Тивдии, когда-то построенная комбинатом, имеет свою балансовую стоимость – но это совсем не значит, что ее можно продать. А вот деньги на ее содержание – обслуживание, охрану, плюс налог на имущество – тратить приходится. Вот и получается, что имущество вроде как есть, и денег вроде как стоит, но на самом деле приносит одни убытки. Таких объектов у комбината немало, они составляют изрядную долю стоимости имущества. Вот и получается, что 16 миллиардов – цифра весьма условная.

Но и 13-миллиардный долг на самом деле составляет цифру куда меньшую. При банкротстве предприятия, как показывает практика, с должника удается получить лишь процентов пятнадцать от суммы долга, это в лучшем случае. Мелкие долги, скорее всего, вообще возвращены не будут.

Куда легче положение кредиторов, у которых в залоге находится имущество комбината. В ситуации с кондопожским ЦБК таким имуществом стали бумагоделательные машины, без которых он работать не в состоянии. И фактически остаются они в руках кредиторов, контролирующих банкротство: они имеют большинство голосов в Совете кредиторов, и именно их распоряжения выполняет конкурсный управляющий.

Огромный клок шерсти

Понять, какие выгоды может извлечь кредитор из банкротства, лучше на бытовом примере – в свое время мы уже делали это на примере банкротства ГУП «Мост». Уже понятно, что ликвидного имущества комбината, которое удастся продать в ходе конкурсного производства, хватит лишь на расчеты с крупными кредиторами, и то частичные. Остальным не светит вообще ничего – а это десятки фирм и организаций, в том числе и бюджетных. Например, никаких шансов нет у кондопожского ММП ЖКХ, которому комбинат задолжал 21 тысячу рублей. Серьезный – а, возможно, и невосполнимый – ущерб понесут и просто добросовестные компании, которым ОАО «Кондопога» должна сотни миллионов рублей. Это, в свою очередь, может привести к банкротству их самих.

Совсем другая ситуация у основных кредиторов. Да, сразу получить назад свои миллиарды им не удастся, но приносящая прибыль текущая деятельность комбината вполне может компенсировать эту потерю. А прибыль есть, и это отражено в отчете конкурсного управляющего.

Как утверждает нынешнее руководство ЦБК, выпуск газетной бумаги снова становится рентабельным. То есть выручка от ее реализации покрывает расходы на ее производство. И все, что мешает комбинату снова стать прибыльным производством – это 13 миллиардов рублей долгов. Стало быть, надо от них избавиться, что и позволяет сделать процедура банкротства.

По прогнозу наших консультантов, в скором времени Совет кредиторов «Кондопоги» - вернее, большинство голосов - примет решение: основную часть долга предприятию простить, а на уплату оставшегося предоставить ему рассрочку лет этак на десять. Все мелкие кредиторы окажутся за бортом, а крупным просто отдадут имущественный комплекс предприятия. То есть ЦБК станет их собственностью, но не за 16 полновесных миллиардов, а, допустим, за пять, и уже без долгов.

Теперь осталось избавиться от неликвидного имущества, чтобы не тратится на его содержание. И этот процесс конкурсным управляющим уже начат.

Социальная бомба

Самые большие затраты ЦБК, помимо производственных, идут на содержание социальных объектов. К таковым, в частности, относятся кондопожский плавательный бассейн, расположенный рядом спортивный комплекс, стадион и недостроенное здание спортивного блога №2. Поддержанный банкротным законодательством, конкурсный управляющий же пытался продать все эти блага спортивной цивилизации, причем дважды. Цена у них, как мы уже говорили, весьма приличная. Скажем, недостроенный спортблок площадью 5298,8 кв. м. с арендованным под ним земельным участком и оборудованием, включая вентилиционное, повторно пытались продать за без малого 362 миллиона рублей (плюс 65 миллионов НДС). Понятно, что желающих не нашлось. Это и бесплатно никому не надо.

И вот в мае арбитражный управляющий обратился в арбитраж с просьбой принудить администрацию Кондопоги забрать все это себе. Поскольку все эти объекты можно считать социально значимыми, а реализовать их не удалось, согласно Закону о банкротстве их должен принять на баланс муниципалитет. Судебное заседание по заявлению управляющего назначено на первую половину августа.

Что это будет означать для предприятия, уже понятно. Урбитражный управляющий Андрей Шутилов пишет прямо: «В настоящий момент дальнейшее содержание указанных социально значимых объектов является большой финансовой нагрузкой на ОАО «Кондопога». А на город? Давайте задумаемся, как это отразиться на городcком бюджете.

Для сравнения: когда в Костомукше – городе-доноре! – волевым решением Сергея Катанандова начали строить бассейн, специалисты уже шептались, что муниципальная казна не потянет его содержание. Слишком дорогое удовольствие даже для богатого города горняков. Так что же говорить о Кондопоге, чье градообразующее предприятие находится в стадии ликвидации? Даже закрыв для посещений бассейн и спорткомплекс, тем самым сэкономив на зарплатах и техническом обслуживании (одна подача и очистка воды в бассейне чего стоит), городу все равно придется тратиться – хотя бы на то же отопление огромных помещений. Так и закрывать нельзя –это станет политическим самоубийством не только для городских, но и для республиканских властей.

В Костомукше аквапарк «Синиранта» до сих пор «остается на плаву» только благодаря «Карельскому окатышу»: горно-обогатительный комбинат просто скупает абонементы для своих работников (а цены там нехилые - час плавания стоит, как в петрозаводской «Акватике», только услуг куда меньше). Кто же будет поддерживать кондопожский бассейн?

Две левые руки

В свете этих обстоятельств весьма непрезентабельными, хотя и абсолютно законными, выглядят действия главных кредиторов предприятия. Вернее, той их части, что планомерно голосовала и голосует за ликвидацию ОАО «Кондопога»: фирм «Карелия Палп», «Аквамарин», «Инвестпроект». Когда поставленный ими конкурсный управляющий дает понять, что с мелкими кредиторами рассчитаться не удастся, это еще можно понять: нет денег, только здоровье и хорошее настроение. Но когда самому управляющему это же собрание кредиторов большинством голосов повышают зарплату до 120 тысяч рублей – возникают вопросы. Денег нет – или они есть, но не для всех? На то, чтобы рассчитаться с добросовестными фирмами, много лет финансово подпитывавших комбинат, нет – а на столичных адвокатов есть, в размере 1,5 миллиона рублей за три месяца работы? Для сравнения: весной этого года юрист, 5 лет отсуживавшая невыплаченную зарплату костомукшского работника в судах трех инстанций, попросила за свои услуги 20 тысяч рублей. Суд согласился на 10…

Одной рукой главные кредиторы добивают некогда успешное предприятие, доведя его до распродажи имущества. А ведь «Кондопога» - предприятие карельское, и налоги оно платило в республиканскую казну. Между тем вышеперечисленные фирмы – питерские, и кто бы из них не «загреб под себя» производство бумаги, деньги будут из Карелии уходить. И при этом, лишая регион налогов, другой рукой кредиторы вешают на бюджеты непосильную ношу в виде неликвидного имущества.

Основной вопрос: как избежать такого исхода? Боюсь, что никак. Найти инвестора, способного покрыть долги «Кондопоги» и реанимировать фирму, можно только за границей, а нынешние законы этого не позволяют. Так что все, что могут сделать власти – это минимизировать последствия развала комбината. Добиться, чтобы сохранилось производство. Не допустить масштабных сокращений. Заставить основных кредиторов, пусть даже и с использованием административного ресурса, соблюсти интересы кредиторов мелких, потому что это наши карельские компании, которые стоят на грани разорения.

Рычаги, с помощью которых власти могут регулировать ситуацию, имеются. Есть ли желание?

Автор материала: Максим Берштейн

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter