Медико-юридический триллер, или телефонное расследование

Медико-юридический триллер, или телефонное расследование

Медико-юридический триллер, или телефонное расследование

16 апреля 2013, 15:00
Общество
Медико-юридический триллер, или телефонное расследование

Случилось мне принимать в Петрозаводске старинного знакомого из поселка Лоухи. В разговорах о поселковом житье-бытье главное место заняла обширная тема – настроения жителей поселка, разуверившихся в неподкупности судебной системы, прокуратуры, полиции…. А шире - и вообще всех государственных институтов. Судя по словам моего приятеля, нет в поселке, да и в районе ни одного взрослого человека, который бы верил в эти благоглупости. Нет у них веры. И надежды на лучшее – нет. Разуверились. Кто же их так…? Отчего же, вот так – круто? Оказалось, есть основания. Они появились, в основном, благодаря одному человеку: врачу-хирургу ГБУЗ РК «Чупинская районная больница» Смирнову Евгению Исаевичу.

Я не буду излагать свои соображения и комментарии. Я напишу лишь, как я звонил родственникам покойных, - бывших пациентов Евгения Исаевича – и коротко передам разговоры с ними.

Тяжелые разговоры по телефону

В декабре 2011 Смирнов необоснованно задержал проведение операции жителю села Тэдино 43-летнему Сергею Мосину. Сергей поступил в Чупинскую больницу с переломом голени. А потом, уже после того, как Сергею пришлось ампутировать ногу, он не получил послеоперационного лечения. Сергей умер от гангрены 31 января 2012 года.

Людмила Шевченко, вдова Сергея рассказывает: «Когда спустя десять дней после поступления Сергея в больницу, я к нему приехала, он лежал, исхудавший, не похожий на себя. Он сказал, что не ел от боли все эти десять дней. И всего лишь один раз за все это время его лечащий врач – Смирнов – заходил к нему. Один раз! Я попыталась поговорить со Смирновым. Он стал меня выгонять из палаты и из больницы, махал руками, ругался, угрожал милицией… Хотя он должен был не то, что выгонять меня, а предоставить мне место в палате для ухода за мужем. Ведь муж – инвалид. Это – по закону так должно быть. А потом мне ногу Сергея выдали. Я подумала, что мне сейчас плохо станет, а кто-то из медперсонала (не помню, кто именно) сказал: «А ты представь, что это окорок». Я отнесла ногу в кочегарку и сожгла. Смирнова в поселке, да и по району называют «Доктор Смерть. Правильно называют»

24 сентября 2012 года в Чупинскую больницу с черепно-мозговой травмой поступил Владимир Баринов. Это было утром. А вечером он умер. В ходе разбирательства, проведенного врачами больницы, было установлено, что при поступлении больной не был осмотрен врачом Смирновым до 13.30, в результате чего были допущены ошибки в выборе методов лечения. Результат летальный.

Надежда Здобина, родственница покойного рассказывает: «Володя поступил в больницу рано утром. Я посетила его в 11 часов. К тому времени его еще не осматривал хирург – Смирнов. В тот день прилетал вертолет из Петрозаводска – за другим больным. Вероятно, можно было бы и Володю отправить в Петрозаводск. Но Смирнов не поставил главврача больницы в известность о том, что есть больной с черепно-мозговой травмой. Главврач не знала – и вертолет улетел с одним больным на борту. Таким образом, Смирнов не дал шанса выжить Владимиру. Я знаю со слов персонала хирургического отделения, что осмотр больного Смирнов производил лишь около 14 часов».

Тяжело говорить с родственниками умерших. Хватит о смертях. Хотя, со слов жителей района, им, подобных смертей там хватает. Не буду говорить, о скольких мне сообщили собеседники – не хочу судебного преследования. Может, и преувеличивают местные жители: не так много на самом деле, как они говорят. Приведу доказанные примеры, как бы выразится помягче да покруглее, не самого блестящего выполнения своих профессиональных обязанностей доктором Смирновым.

В октябре 2011 года Евгений Исаевич отказался проводить осмотр жительницы поселка Кестеньга Г.С. Вербинской, обратившейся к нему с жалобой на боль в руке. Не захотел почему-то. Не глянулась ему больная, наверное. Она поехала в Кандалакшу. В Кандалакшской ЦРБ ей поставили диагноз «закрытый перелом правой руки».

Через месяц, в октябре того же года житель поселка Чупа Никитюк Г.М поранил ногу. Бытовая травма. Ничего особенного. Если бы получил лечение. Но, при поступлении в Чупинскую больницу он не получил лечения Смирнов больного просто не осмотрел. Потому и лечения не назначил. Поехал Никитюк в Петрозаводск: раз здесь не лечат – разумный шаг. Да только шагать ему приходится теперь на протезе. Пока собирался, пока добирался, гангрена началась. Приехал в республиканскую больницу имени Баранова лишь для того, что бы ему ногу ампутировали.

Подобных историй много. Ампутации, ухудшение здоровья по другим причинам, смерти – историй до десятка. Это только я нашел. По телефону. Из Петрозаводска. А поехал бы в Лоухский района, да побродил бы по улицам, поговорил бы с глазу на глаз? Наверное, нашел бы больше.

Я обещал не комментировать. Но не обещал не спрашивать. Спросить хочется: как же клятва Гиппократа? Как там насчет совести и долга врача? А как дела обстоят с врачебной этикой? Да и как с простым человечьим чувством сопереживания, желания помочь? Не-е-е, что то, братцы, меня не туда понесло. О чем спрашиваю! Кого спрашиваю… Смирнова? Ну, не дурак ли я? Лучше дам слово представителю министерства здравоохранения. Пусть это и несколько формализованный ответ, но, по сути – честный. Поверьте, я просто знаю, что в Минздраве очень серьезно озабочены создавшимся положением вещей и мечтают его исправить. Это – мое изложение, а вот официальное.

Андрей Григорьевич Михайлов, начальник управления организации медицинской помощи Министерства здравоохранения и социального развития РК:

- Мы знаем о положении дел в Лоухской ЦРБ. К нам поступали обращения жителей. Мы организовали проверку. Были выявлены дефекты в оказании медицинской помощи. Главному врачу предложено применить к Смирнову Е.И. дисциплинарные методы воздействия. Кроме того, материалы проверки отправлены в прокуратуру. Дальнейшие действия уже не в нашей компетенции. Мы встречались и с врачами и с населением. И мы очень озабочены положением дел в районной медицине. Потому и стараемся оказывать любую, прежде всего методическую помощь местным врачам, в том числе и хирургам.

Следует сказать, что не только в Минздраве, но и в самой ГБУЗ РК «Чупинская районная больница» тревога не уменьшается. В результате Евгения Исаевича таки уволили. Ровно год назад, в марте 2012 года. Но, он оспорил решение руководства в Лоухском районном, а затем в Верховном суде РК. И восстановился в должности. Ну, не совсем правильно, с юридической точки зрения, прошло его увольнение. По формальным признакам суд восстановил его в должности. Что стало с Чупой после этого решения! Чуть на демонстрацию народ не вышел! Но… мы же в правом государстве живем! Так что работает Евгений Исаевич. Работает.

Наивные вопросы

Пора, пожалуй, подробнее поговорить не о результатах деятельности Евгения Исаевича, а о его личности. Кто же он, тот, кого местные жители называют «Доктор Смерть»? Имеет два образования. Кроме медицинского еще и юридическое. С 2005 года состоит в гражданском браке с Никитиной Анной Викторовной. Анна Викторовна – мировой судья Лоухского судебного участка. Пожалуй, здесь кстати привести один из поселковых анекдотов. В 2006 году наш герой несколько дней отсутствовал на работе. Не знаю, чем занимался – говорят разное. Но, ни больничного не брал, ни отпуск за свой счет. Просто отсутствовал. А, придя на работу, предъявил руководству справку, подписанную мировым судьей Никитиной, согласно которой он все эти дни участвовал в Лоухском суде в качестве свидетеля. А главврач не поверив «честному» доктору хотел было отнести ее куда надо на проверку, однако после визита к ней заместителя прокурора района Войтчикова как то сразу передумал и вернул бумажку Евгению Исаевичу. А что делать, надо верить подчинённым? Вернул.

Кстати, анекдот – анекдотом, а когда у зампрокурора в 2007 году детишки родились, догадайтесь, кто стал крестным папой? Правильно. Наш герой – Евгений Исаевич Смирнов. Дружат домами. Медик-юрист, прокурорский работник и судья. Правда, теперь Войтчиков уже не в прокуратуре, а в Следственном Управлении Следственного комитета - начальником следственного отдела трудится. Ну, большому кораблю…

Ладно, раз уж разговор ушел от тем медицинских, и связанных с ними морально-этических, а перешел в область юриспруденции, то логично было бы упомянуть и об еще одном эпизоде из жизни медика-юриста. В том же году, когда Евгений Исаевич стал крестным папой, в отношении него Лоухским РОВД и прокуратурой района было возбуждено 3 уголовных дела по фактам совершения им преступлений, предусмотренных статьями 159, (мошенничество), 286 (превышение должностных полномочий) и 290 (получение взятки). В 2008 дела были переданы в суд. Состоялись три судебных процесса. В их ходе все эпизоды, инкриминируемые следствием Смирнову, постепенно признавались не состоятельными. Ну, и закономерный результат: в январе 2009 года решением Лоухского районного суда Смирнов Е.И. был оправдан. В поселке (а что там скроешь!) говорят, что Смирнов, когда выходил из здания суда очень бурно выражал радость. Говорят, даже приобнял за плечики судью, который его дело рассматривал.

Мда-а-а… Нравы поселковые! Пожалуй, я не смогу привести здесь все анекдоты, связанные с нашим героем. Не уместятся в газете. Много их – не меньше, чем смертей. А расскажу еще лишь один.

В марте прошлого года помощник прокурора района Тамонов проводил проверку в Чупинской районной больнице. Повод – задержка заработной платы работникам больницы. И почему я не удивился, когда узнал, что основное внимание в ходе проверки Тамонов уделил не зарплате, а …вопросу увольнения Смирнова? Как рассказывала потом главный врач (опять таки, ее уже нет – текучка в больнице! Ой, какая текучка!) Тамонов «давил» на нее, заставляя изменить формулировку в приказе об увольнении – чтоб помягче была. Ну, справедливости ради, надо обязательно упомянуть о том, что Тамонов был потом уволен. В ходе прокурорской проверки его работы, действия были признаны не правомерными, и…прощай, Тамонов. Так что – в прокуратуру камень лишний раз напрасно местные жители кидают. Очищается от недобросовестных работников и прокуратура.

А вот медицина как-то не может. Что-то не получается у медицины. Не вытанцовывается. Жаль, конечно. Людей жаль. Мало того, что, как сказал Андрей Григорьевич Михайлов, есть дефекты в оказании медицинской помощи, так ведь изуверились люди. В самой идее государственной власти изуверились. Если ни суд, ни следственный комитет, ни прокуратура, ни Минздрав не могут их избавить от (как бы сказать то помягче, что бы медик-юрист на меня в суд не подал!) от….не очень популярного в народе врача – во что им верить?! Если государственные институты (см.выше) их защитить не может, у кого защиту искать? В ООН обращаться, в Страссбургский суд по правам человека?

Ну, да ладно, опять я наивные вопросы задаю. Глупости это – ООН, Страсбургский суд…. Надо здесь решать. В Петрозаводске, в Лоухи. А иначе – не по-человечески как-то получается. И без того, «без дефектов в оказании медпомощи», жизнь в Лоухском районе нелегка. И без того социально-экономическая обстановка в районе не блестящая. И без того людям жить непросто. Так еще и это. Так кто же поможет людям, а?

P.S.: А давнишний знакомый мой уехал на следующий день обратно, в Лоухи. У него грыжа, еще кое-что по хирургической части. На консультацию приезжал. Но лечиться будет дома, в Лоухи. Не знаю, увидимся мы еще когда-нибудь.

Оригинал статьи опубликован в газете «Карелия»

Сюжеты:
Статьи
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter