«Недоделанная» благотворительность

«Недоделанная» благотворительность

«Недоделанная» благотворительность

15 июня 2016, 18:00
Общество
Дина Тозан
«Недоделанная» благотворительность

Заведомо предупреждаем, что все имена героев этой истории изменены. И только вам, читатели, решать кто прав, а кто виноват.

Сказка с несчастливым концом

Жила была одна семья. Муж, жена, четыре сыночка и лапочка-дочка. Жили не тужили, горя не знали. Дочь в модельное агентство ходила, двое старших сыновей боксом занимались. И, казалось бы, нет счастью края. Но в один момент всё стало рушиться. Конфликты, ссоры… Муж с женой расстались. На этом сказка семьи Ивановых заканчивается. Начинается жизнь в реальных красках.

В августе 2015 года Евгения решила вернуться с детьми в приватизированную на неё квартиру. А та – в аварийном состоянии. Унитаза нет, газа нет, труб тоже. Чтобы сделать минимальный ремонт, решила тогда Евгения задержаться на недельку в съёмном жилье.

До неё в квартире жила мачеха. Она – самый настоящий прототип, о котором сказки написаны: никого она не любила, пила без конца и соседям гадости делала. Вот и падчерице мачеха решила насолить. Вместе с сыном разбили окно в комнате и украли привезённые вещи. В итоге Евгения осталась в убитой квартире, с большим долгом за свет и почти без мебели.

Волноваться ей нельзя было – ещё до переезда с разницей в восемь месяцев у женщины случилось два инсульта. К тому же средняя дочь – инвалид с детства, не может самостоятельно опорожняться, приходится ставить катетеры. С этим заболеванием много раз лежала в Детской республиканской больнице. А после раскола в семье ещё и психологическую травму получила.

В месяц на катетеры и дорогостоящее лекарство уходит около 19 000 рублей. Вся пенсия девушки, а это 13 000, тратится на её здоровье.

Остальную часть суммы добавляет старший сын Виктор. До сих пор он помогал семье. А ведь потребностей у многодетной семьи много – еда, одежда, детские сады, да ещё и долги мачехи за квартиру. Евгения работать не может по состоянию здоровья.

Единственная надежда

Поняв, что они не справляются, Евгения решила обратиться в мэрию за помощью. Искала она уполномоченную по правам ребёнка Оксану Старшову, а посоветовали ей Анну Смирнову, которая занимается благотворительностью. 25 апреля Евгения ей позвонила. Анна приехала с мужем, оценила обстановку.

-Они зашли в квартиру, и ужаснулись, как мы тут жили. Анна выслушала меня, посмотрела все фотографии, посмотрела все документы, спросила, что я хочу. Я говорю: «Мне сказали, что вы можете помочь с лекарством и трубочками». На что она мне ответила: «Мы постараемся вам помочь».

Потом Анна фотографировала нашу квартиру и сама фотографировалась с моими детьми. Я плохо слышу после инсульта, поэтому она подарила свой телефон, чтобы я вовремя отвечала на звонки, - рассказала Евгения.

На следующий день в группе благотворительной организации Анны появилось объявление о помощи для многодетной семьи. Собирали одежду и мебель. В комментариях люди просили дать номер Евгении, чтобы лично узнать, что нужно мамочке. Анна отказывалась давать.

- Она сказала, что все общаются через неё, что это очень наказуемо, мэрия её накажет, если всплывут мои телефоны, - говорит Евгения.

Самым настойчивым всё-таки удалось взять номер Евгении. Именно эти люди и привезли многодетной маме шкаф для белья, обеденный стол с табуретками, стеллаж в комнату, кухонный гарнитур и многое другое. Кто-то, по словам Евгении, отвозил вещи Анне, но до самой Евгении они так и не доехали, к примеру, детская кроватка и батарея. В социальной сети «ВКонтакте» Анна присылала Евгении фотографии с предлагаемой мебелью, но в итоге женщина так её и не увидела вживую. Зато заметила очень много дыр на одежде, которую Анна привезла для детей.

Анна строго следила за мебелью, которая появлялась у Евгении. Некоторую подаренную даже просила выбросить, мотивируя тем, что вместо этого старого хлама она «привезёт вещи получше».

Пару дней спустя Анна сказала, что нашлись спонсоры, которые готовы сделать косметический ремонт. Больной девочке она пообещала помочь после завершения ремонта. А также отвести её в Москву к Елене Малышевой, с которой якобы тесно общается.

Но на время грязных работ (4-5 дней) двух маленьких детей надо было отвезти в Центр временного пребывания. Евгения согласилась на это скрепя сердцем, больше ей некуда было поместить ребят.

6 мая Анна оповестила в своей группе, что они начали делать косметический ремонт для многодетной семьи. При этом сказала, что на деньги добрых людей они приобрели электрику, сантехнику и газовое оборудование. Но на тот момент, как говорит Евгения, газового оборудования куплено не было.

- Мастера пообещали, что и ванну, и туалет, и комнаты, и полы – всё сделают.

7 мая приходил ремонтник, взял стамеску, постучал, что-то выковырял. Потом приехал инженер, он всё измерял. Проявлял недовольство, что половину материала не довезли. Сломали все розетки, якобы электрику будут делать, я не могла готовить.

Начали снимать краску. Вся квартира была белая, дышать нечем. Сам мастер в противогазе ходил. А мы с дочкой дома. На тот момент она болела, всё-время лежала, ей было тяжело. Приходилось мочить тряпочки, чтобы ребёнок через них дышал.

В разгар грязных работ, которые выпали на майские выходные, мастера перестали ходить. Евгения стала нервничать, поднялось давление. Ей звонили люди, спрашивали о ходе ремонта и куплены ли вещи, которые были обещаны. Евгения врать не хотела и говорила, как есть. Они, соответственно, начинали писать возмущённые письма Анне. Детей в центре помощи детям многодетная мать навещала два раза в день, они просились домой. А самый младший четырёхлетний Петя подхватил заразу и попал с центра в инфекционную больницу.

Скандал с последствиями

Старший сын, видя состояние мамы и братьев, решил позвонить Анне и расставить все точки на i.

- 10 мая вечером Анна приехала со своим мужем к нам, разговаривала с нами на повышенном тоне, даже матерные слова употребляла. Виктор мой тоже не подарок, очень вспыльчивый. Он сказал: «Или вы делаете ремонт или мойте нам полы и всё, до свидания. Мы будем детей забирать».

На что Анна начала угрожать, что у неё есть связи и детей у нас заберут, и никто их не вернёт. Что Виктор будет всю жизнь работать на мойке и его никуда не примут на работу.

Виктор настаивал на своём, чтобы она в интернете не врала, писала людям правду, забирала свои мешки с одеждой, и чтобы её ноги в нашей квартире не было, раз ремонта не делают.

А Анна меня стала обзывать: «Больная ты обезьяна», «чтобы тебя гром забил» - таких мне нехороших пожелала слов, - рассказала Евгения.

После этого скандала Анна запретила мастерам работать у Евгении. В последний раз они приходили 11 мая, но так и не доложили плитку в ванной.

Зато пришла женщина из соцзащиты, куда Анна вместе с Евгенией ходила, чтобы оформить пособие на детей и заявить о помощи семье в ремонте.

- Я приходила, смотрела, ничего не было, что было обещано. Ни газа, ни ванны, ну мужчина там работал, полы делал единственное что, а так всё на том же месте, - рассказала КарелИнформу соцработник.

12 мая Анна появилась у Евгении в последний раз. Она привезла ванную, газовую колонку и прочие строительные материалы на сумму более 35 тысяч рублей.

Все чеки покупок были опубликованы Анной в группе с сообщением о проделанной работе в семье: «Не успев начать работы, со стороны семьи Мы начали принимать Укор, Предъявы и Обвинения как в наш адрес так к работникам!!!!»

«Инвалидов нельзя обижать»

Анна рассказала нам, что больше с этой семьёй не сотрудничает из-за неадекватного поведения. Всем что они смогли – помогли.

- Вещи мы все уже привезли, мебель частично люди привозили. Там шли ремонтные работы, но поскольку семья не очень адекватно повела себя, поэтому мы прекратили деятельность. Просто люди начинают путать благотворительность с услугами за деньги.

Когда к нам семья обратилась, наши действия: мы все пособия им выбили, всё что с органов власти, все дотации, горячие обеды детям, так как там не было ни холодной, ни горячей воды.

Вроде как на этом наша миссия закончена. Но спонсор объявился, захотел сделать грязные работы по ремонту хотя бы.

Мы бы и дальше помогали этой семье и поднимали бы их на ноги, но раз так получилось, значит всё, наша миссия закончилась. Все денежные средства на неё потрачены, - рассказала благотворительница.

По словам Анны, в группе можно найти всю информацию о том, на что тратятся деньги добрых людей. Однако по Евгении такого отчёта составлено не было, а в самой группе мы не нашли ни одного сообщения о том сколько денег пришло по какой-либо акции. Первые записи в группе появились в апреле этого года, отдельного сайта нет. Оставлять свои комментарии в группе нельзя, Анна пояснила, что это из-за того, что люди пишут грязные сообщения. После нашего общения с Анной, она и вовсе удалила все упоминания о семье Ивановых.

Таким образом, какая сумма пришла всего на сбор семьи никто не знает, мы видели лишь чеки в группе. Возмущается этому и подруга Евгении, Ольга. Сейчас она морально поддерживает её. Многодетную семью она знала ещё до случившегося горя. Ольга говорит, что никогда Евгения никого ни о чём не просила и сама никого не обманывала.

Тогда кто кого обманывает? Мы решили обратиться в несколько благотворительных учреждений, с которыми Анна сотрудничает.

- Это просто личная инициатива Анны и ее мужа оказывать помощь. С ней лично мы виделись всего однажды, она привезла коляски и ванночки для наших подопечных мамочек. Остальная её деятельность нас не касалась и не касается, - рассказала зам. директора фонда «Материнское сердце».

- Мне не знакома работа организации. На днях я познакомилась с их руководителем Анной. Немного пообщались. Внешне хороший человек, с доброй душою. Это все, что я знаю об этой организации, - прокомментировала Юлия Тубис.

- В принципе, мы вообще работаем только с сиротами, по детдомам, инвалидностям, помогаем многодетным, конечно. У нас серьёзная организация, мы работаем под депутатами, - сказала сама Анна.

Когда мы приехали к Евгении, все дети были уже дома, мы познакомились и с больной девочкой. Дома действительно хаос, видно, что ремонт начат и не доделан. Иногда приезжают волонтёры и вносят свою лепту в ремонт. В гостиной гора навезённой мебели, только ставить на законное место её пока нельзя. На кухне мы обнаружили ванную и газовую колонку. Только газа так и нет.

Двери с туалета и ванны сняты, розетки не поставлены, торчат провода. Воды нет, поэтому дети моют руки в тазу. А мыться ходят к подруге Евгении Ольге.

class="gallery">

Сама Евгения – молодая женщина, хорошо и опрятно выглядит, но в глазах её бесконечная печаль и усталость. От борьбы за детей, за ремонт, за здоровье.

- Инвалидов нельзя обижать. Я же всего лишь просила помочь моей больной девочке, я не просила ремонт, - говорит женщина.

По словам Евгении, она и те, кто её поддерживают, узнали про ещё одну многодетную мать, которая уже два месяца ждёт помощи от Анны. Она увидела в группе историю про семью Ивановых и тоже решила обратиться к благотворительнице.

- Анна ей сказала: «сейчас с этой дурочкой уляжется история, и будем тебе ремонт делать». Но ничего ей не сделают, - говорит Евгения.

Возможно, Анна слишком много пообещала бедной женщине, поэтому Евгения теперь так недоверчиво относится к ней и другим благотворителям. Зато теперь все обещания Анны выполняют обычные люди. Они терпеливо помогают с ремонтом, не обзывают Евгению, приносят одежду, и как сказала женщина: «привезли такую еду, которую я уже давно не видела». С ними она обрела любовь и заботу, которой была лишена в детстве с мачехой.

Сейчас многодетная мать уже пытается забыть эту неприятную историю, как и все те вещи, которые случились с ней в последние годы. Анна тоже отошла от этого: «Они думают, что нас сломали? Нет, конечно. Мы так улыбнулись и дальше пошли. Наша совесть чиста».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter