Камерно играть – это тонкая работа

Камерно играть – это тонкая работа

Камерно играть – это тонкая работа

12 января 2017, 16:00
Общество
Яна Шарп
Камерно играть – это тонкая работа

Борис Ильич Цейтлин – один из самых интересных режиссёров современности. Театр «Творческая мастерская» давно уже сотрудничает с ним. Сейчас в афише театра вы найдёте целых четыре спектакля Цейтлина: «Та самая Дульсинея», «Двое в большом городе», «Баллады о солдатах» и «Любовь. Письма». Мне удалось пообщаться с актёрами, которые задействованы во всех этих постановках, в трёх из них – они исполнители главных ролей. Это заслуженные артисты Карелии – Наталья Мирошник и Дмитрий Максимов. Речь, конечно же, пошла об их любимом режиссёре.

- Расскажите о вашей работе с Борисом Цейтлином.

Наталья: — Когда Борис Ильич сочиняет спектакль, он может порой прийти с утра на репетицию и сказать: «Что-то у меня настроения сегодня нет». И мы сидим, общаемся, разговариваем, обсуждая что-то, казалось бы, совершенно не относящееся к спектаклю. И вдруг, когда время репетиции уже закончилось, он говорит: «Давайте-ка кое-что попробуем!». И мы продолжаем работать, потому что в голову мастера пришла гениальная идея.

А порой репетиционное утро начинается так: «Мне такое приснилось! Давайте сделаем вот так!» Он предложил. Попробовали.. Он улыбнулся и говорит: «Ну, всё! На сегодня работа окончена». Мы возражаем: «Борис Ильич, полчаса прошло от репетиции». «Да ну, парни, сбегайте в магазин. Давайте тут пошуршим, чаю попьём. С огурцами...». И мы сидим и просто общаемся. Он рад и счастлив, как художник, который сделал ещё один мазок на полотне. И может себе позволить просто весь день этим любоваться.

- Он позволяет какие-то предложения актёрам высказывать?

Дмитрий: — Как каждый режиссёр он предлагает: «Ну давайте, потренируйтесь сами. Что-нибудь придумайте мне». Как правило, всё, что мы придумали, тут же отметается. «Теперь будем делать как я скажу».

- То есть, импровизировать на спектакле нельзя?

Дмитрий: — Импровизируйте ради бога. Играйте — заиграйтесь. Но должен быть коридор. Он выстраивает этот коридор. И если ты его слушаешь — ты прикрыт со всех сторон. Тебе остаётся просто играть, получать удовольствие.

- А были такие случаи, когда вы что-то предлагали для спектакля, и он это брал?

Наталья: — Конечно, были. Понятно, что мыслить, как Цейтлин, мы никогда не сможем. Но у него есть талант подтолкнуть актера, направить творческую мысль, заставить думать и чувствовать, как мог бы думать и чувствовать герой сочиняемого спектакля. И порой, когда спектакль уже на стадии завершении, когда общая картина видна, и все паззлы сложились, становиться жаль того времени и сил, которые ты потратил на сопротивление режиссеру, доказывая, что твои предложения не менее гениальны.

- Интересна ли ему жизнь спектаклей, которые он ставит. Может ли он приехать, посмотреть свой спектакль через несколько лет?

Наталья: — Он своих спектаклей не смотрит. И советов не даёт.

Дмитрий: — И на премьеру не идёт. За полчаса до премьеры у него поезд.

Наталья: — Мы с Митей после спектакля созваниваемся с Борисом Ильичом и рассказываем, как тот или иной спектакль прошёл. Ты всегда можешь ему позвонить, услышать слова поддержки, нужные для того, чтобы дальше работать над ролью.

- Что вы можете сказать про особенность спектаклей Бориса Цейтлина, которые сейчас в репертуаре?

Дмитрий: — Если вы заметили, у него всегда очень маленькое пространство на сцене задействовано. Наш художественный руководитель, Иван Петрович Петров говорил: «Выходит актёр. Постелил коврик. И начался театр». Вот по такому же принципу у Цейтлина. Что в «Двое в большом городе» — этот квадратик, на котором два человека существуют. Так создаётся камерность. Камерно играть — это тонкая работа.

«Двое в большом городе» - спектакль по пьесе Татьяны Москвиной "Па-де-де". Действие происходит на съёмочной площадке. Главные действующие лица – одновременно киноактёры, будущие звёзды сериала. Герои истории – в центре, а вокруг них – съёмочная группа, монтёры, электрики. И этот маленький уголок сцены, на котором и разворачиваются две истории, представляет из себя как бы рассказ в рассказе. Двое уже не молодых людей пытаются решить свои проблемы, избавится от одиночества.

- Во второй истории с героиней, Региной Морской, происходит разительная перемена. Она из роковой красавицы вдруг превращается в неудачницу. Это так неожиданно, что кажется неправдоподобным.

Дмитрий: — Это самое любимое слово у Бориса Ильича: «И вдруг». В первую секунду наигрыша никто не заметит. Дальше твоё дело — оправдать.

- Как вам кажется, что вообще движет героями этого спектакля?

Дмитрий: — Они несчастны. Всё ищут-ищут чего-то, а найти не могут.

- Использует ли Борис Ильич в своих спектаклях какие-то необычные технические приёмы?

Наталья: — Любое техническое новшество - освещение, музыка – всё сразу начинает использоваться в театре. Сейчас уже люди на головах стоят, чтобы что-то изобрести. А зритель приходит в театр ради жизни человеческого духа, чтобы увидеть живую актерскую эмоцию и что-то испытать самому. А этого всё меньше. Поэтому Борис Ильич всегда больше переживает не за какие-то технические вещи, а за игру актёров.

Тем не менее, интересные технические моменты всегда есть в спектаклях. Например, в «Балладах о солдатах» есть такой помост, по которому тяжело ходить. Но это же интересно — сделать то, что никогда прежде не делал. У нас есть актриса, которая регулярно приходит на спектакль и говорит: «Пойдём со мной, постоишь на сцене». То есть, ей нужно зайти на этот помост, постоять, привыкнуть. Потому что она боится высоты. Она преодолевает себя каждый спектакль и работает.

«Баллады о солдатах» - спектакль, основанный на произведениях Виктора Астафьева, Василия Быкова, Светланы Алексиевич, Булата Окуджавы, Бориса Васильева, Андрея Орлова и Михаила Бартенева. Премьера была приурочена к 70-летию Великой Победы.

Дмитрий: — Я не забуду. Мы репетировали «Балладу о солдатах». «Митя, пойдём. Текст-то прочитал?» Баллада о миномёте и старшине, который погиб. Мы пошли в аудиторию. Борис Ильич просто показал эту сцену, как режиссёр. Меня холодный пот прошиб. Не знаю, затрачивался он или нет. Но он за какие-то пять минут мне всё объяснил.

Потом он спрашивает меня: «Водки ты можешь выпить стакан и не опьянеть?». «Нет, — говорю, — потом в конце не выйду». А у меня в конце идёт «Баллада о последнем победителе». А «Баллада о миномёте и старшине» — в середине. Он показывал свои видеозаписи с актёрами казанского ТЮЗа, с которыми он работает. Русский актёр, который пьёт водку и слушает музыку. Человек ничего не делает на сцене. Он выходит с настоящей бутылкой водки. Внешне ничего не происходит. Он наливает себе стакан водки, выпивает. Звучит музыка. И в определённый момент он начинает плакать. Без гримас, без всего. Это совместный проект с Амстердамским театром, спектакль по повести Достоевского «Неточка Незванова».

- Какой спектакль Цейтлина для вас самый значимый?

Дмитрий: — Все спектакли. Это как университет. В работе над каждым спектаклем я чему-то учусь. У меня спектаклей хватает, не обделен ролями. Но если приедет Цейтлин и будет что-то ставить, я «кушать подано» буду выходить. Потому что за время репетиций что-нибудь да выцеплю для себя по профессии.

- Чему вы научились на последнем спектакле «Любовь. Письма»?

Дмитрий: — Я не умел общаться с публикой. Я никогда этим не занимался. Эта была установка режиссёра. У меня даже записано на роли: «два клоуна». Один грустный, другой весёлый, Пьеро и Арлекин. Для меня мой персонаж — Пьеро. А Мелисса — Арлекин. Как говорил Борис Ильич, мы, взрослые люди, очень смешны в своих крайних проявлениях. И это граничит с клоунадой. Мы перед Богом — как клоуны, а жизнь такая короткая. У нас такие амбиции…

«Любовь. Письма» - пьеса американского драматурга Альберта Гурнея. Судьба двух главных героев раскрывается здесь через их переписку. Спектакль длится чуть больше часа и за это время перед нами с беспощадной скоротечностью проносятся жизни главных героев, художницы Мелиссы и сенатора Энди.

- Как вам удалось так удивительно правдоподобно сыграть перемену возраста своих героев в этом спектакле?

Наталья: — Борис Ильич просил ни старость, ни детство не играть. И было не понятно - ну, как так… Он говорил: «Всё в тексте. Так разговаривать могут только дети. А так - только уже умудрённые опытом люди».

- О чём для вас этот спектакль?

Дмитрий: — Для меня это спектакль о скоротечности жизни. Нам кажется — мы только в первый класс пошли. Я же помню, как я в школу пошёл, как будто это вчера было. А сейчас мне 49. Так и здесь. «Насколько я помню, своё первое письмо я написал в связи с приглашением на День Рожденья» - мой герой Энди вспоминает в связи с похоронами своей возлюбленной.

- Сейчас в репертуаре театра есть, например, спектакль Бориса Цейтлина «Та самая Дульсинея», который идёт уже четыре года. Постановка «Двое в большом городе» идёт уже четвёртый год. Меняются ли спектакли Бориса Цейтлина со временем?

Наталья: — Ты в жизни каждый день что-то узнаёшь, растёшь, двигаешься. В ролях то же самое. Ты понимаешь, что общий рисунок не меняется. Ты ничего нового не привнёс. Но ты, как человек, развиваешься - и меняется твой герой.. Но есть, конечно, и такие спектакли, которые ставятся и снимаются через год — что-то не заладилось. Были в нашем театре такие спектакли, которые три-четыре раза отыграли и сняли, по разным причинам. Но за каждый спектакль Бориса Ильича я очень болею.

Фото Марии Брусникиной

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter