Михаил Дудин: к 90-летию со дня рождения

Михаил Дудин: к 90-летию со дня рождения

11 января 2007, 11:58
Общество
Михаил Дудин: к 90-летию со дня рождения

Нелепа смерть. Она глупа тем боле,

Когда он, руки разбросав свои,

Сказал: «Ребята, напишите Поле;

У нас сегодня пели соловьи».

И сразу канул в омут тишины

Трехсотпятидесятый день войны.

Это строки из, наверно, самого знаменитого стихотворения Михаила Александровича Дудина «Соловьи».

20 ноября 2006 года поэту М.А. Дудину исполнилось бы 90 лет.

Человек обостренной совести, поэт жил напряженно, страстно, откликался на людские беды, радости. Последние книги поэта создавались в 80-90-ые годы, когда многое менялось в жизни страны и в жизни каждого человека. Трагически звучат стихи М. Дудина последних лет. Мотив собственной вины в том, «что стал неизвестный солдат навсегда неизвестным солдатом», не отпускал поэта.

Мучительные раздумья над жизнью отразились и в названиях поэтических книг этого периода: «Несбывшихся надежд печальны времена» (1988г.), «Дорогой крови по дороге к Богу» (1990г.), «Песни убегающей воде» (1991г.), «С берега беды» (1991г.), «После полуночи» (1992г.), «Одинокий дуб в чистом поле» (1993г.)

Сборник 1992 года нам особенно интересен. Церковь преподобного Серафима Саровского в Пудоже издала сборник стихотворений М.А. Дудина. Небольшая книжечка в бумажном переплете, всего 12 стихотворений, маленький тираж - всего 175 экземпляров. Я разыскала ее в отделе редких книг Публичной библиотеки нашего города. Единственную рецензию обнаружила в своем архиве («Литературная газета», 1993г., 16 июня). Автор (указаны лишь инициалы - И.Ф., возможно, Илья Фоняков?) в названии крохотной заметки подчеркнул важное: «Издание предпринято по заказу и на средства церкви преп. Серафима Саровского».

М.А. Дудин приехал в Пудож по приглашению священника Михаила Жакова, ныне живущего в Петербурге. В предисловии к сборнику священник Михаил, настоятель церкви преп. Серафима Саровского (1993 год был объявлен Юнеско годом Серафима Саровского), пишет: «В свое время он откликнулся на мою просьбу помочь нашей церкви, тогда еще только строившейся. И он прислал немалую сумму от своих сбережений. После чего мы пригласили его к нам в гости. И визит этот состоялся в июне месяце 1992 года. А в августе появились стихи, навеянные природой Карелии, недавней смертью друга его Л.Н. Гумилева (мы служили панихиду о нем), и встречали с епископом Мануилом и Е.Г. Ниловым, причем обе эти встречи, так не похожи одна на другую, запечатлены в стихотворениях, им посвященных».

Сборник прочитывается как исповедь много пережившего человека, которого не перестает волновать судьба страны: ее прошлое, настоящее и будущее.

Нас мало осталось бойцов и пловцов,

На песню имеющих право.

Чтоб горькая память от старых отцов

До внуков дошла величаво.

Читатель с волнением познакомится со стихотворением, посвященным Е.Г. Нилову, известному краеведу (стараниями этого замечательного человека были установлены памятные знаки на местах расстрела жертв репрессий 1937 года): Бессменным солдатом стоит на часах

Смертельная к прошлому тяга.

Мне снятся под Пудожем в хмурых лесах

Могильные ямы ГУЛАГа...

Образ России в сборнике включает и загадки Нерехты и Нерли, Костромы и Волги, и мелодию «Славянки», и судьбу баболовского леса, и землю Карелии, и строки о дружбе и любви, о жизни смерти...

М.А. Дудин был по-настоящему влюблен в поэтическое слово Пушкина, Некрасова, Блока, Гумилева, Ахматовой, Мандельштама... Прекрасное, подчеркивал поэт, рождается на перекрестке культур. Он щедро знакомил читателей с поэзией братских народов, много переводил. Удивительно трепетные стихи посвятил К. Кулиеву, Г. Табидзе. Д. Кугультинову, С. Капутикян. Цикл М.А. Дудина «Стихотворения из дневника Гамлета» поражает глубиной философского осмысления проблем бытия.

Интерес к жизни и творчеству Г.Р. Державина поэт пронес через всю свою жизнь. Мне думается, что и в характере М.А. Дудина было нечто державинское. А интерес обоих поэтов к творчеству Анакреона?

Немало эпиграфов, реминисценций мы встретим в сборниках стихотворений М.А. Дудина.

Знаменитая державинская «Река времен» живет во многих стихотворениях поэта. Дудинское время прочитывается не как абстрактная длительность, а как живая органическая сущность, наполненная реальными изменениями в обществе, в мире, в природе, в жизни самого человека.

В пудожском сборнике державинская формула прочитывается в стихотворении «Я не могу смотреть на зеркала»...

Куда мне деться? Времени река Едва течет....

Да, может быть, дудинская «река времен» звучит не так пафосно, как державинская. Дудин как будто проецирует проблемы вечного бытия на наше трудное и кровавое время потерь и безысходности.

Одно из последних стихотворений поэта - о Карелии (1993г.). Ему предпослан эпиграф из Державина («Властителям и судьям»):

Злодейства землю потрясают,

Неправда зыблет небеса.

Это стихи о любви к нашему краю, восхищение природой Карелии, трагические страницы истории Карелии и восхищение поэзией Г.Р. Державина:

Печальна тень крестов сторожевых.

И свет надежды мертвых на живых.

Пусть след беды весенняя вода

Из жизни не смывает никогда.

Пускай в веках не устает греметь

Великая державинская медь

С.А. Шапиро, учитель литературы Державинского лицея

Фото с сайта deti.spb.ru

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter