Борис Титов: «Мы работаем изнутри, а они — снаружи, облаивая караван»

Борис Титов: «Мы работаем изнутри, а они — снаружи, облаивая караван»

Борис Титов: «Мы работаем изнутри, а они — снаружи, облаивая караван»

10 апреля 2014, 13:37
Общество
Борис Титов: «Мы работаем изнутри, а они — снаружи, облаивая караван»

Институт Уполномоченного по защите прав предпринимателей, созданный почти год назад, до конца ещё не сформирован. Десять субъектов Федерации ещё не приняли региональный закон об Уполномоченном. К сожалению, Карелия оказалась одной из отстающих в этом плане, в нашей республике бизнес-омбудсмен до сих пор работает на общественных началах. Несмотря на все сложности, связанные с принятием регионального закона, Уполномоченный Елена Гнётова ежедневно работает с предпринимателями, помогая и защищая их законные права и интересы.

Результаты работы всех региональных омбудсменов, анализ состояния предпринимательства по регионам России, системные проблемы бизнеса будут представлены Уполномоченным при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борисом Титовым в докладе президенту Владимиру Путину. Подводя итоги годовой работы Института, Борис Титов рассказал в интервью «URA.Ru», какие тезисы войдут в доклад.

Представляем читателям выдержки из интервью:

— Борис Юрьевич, есть порядка десяти регионов, где процессы принятия закона об Уполномоченном и выбора кандидатур ещё не завершены. Как вы считаете — почему? Почему процессы согласования кандидатур затягиваются?

— Надо сказать, что в большинстве регионов все хорошо. Омбудсмены начали работать в 76 регионах Российской Федерации, во многих регионах приняты региональные законы об омбудсменах.

Но есть несколько регионов, где Заксобрание закон не принимает. Где-то политические убеждения превалируют над здравым смыслом. Где-то депутаты просто не видят необходимости в защите предпринимателей и, видимо, в самих предпринимателях. На первое место ставятся вопросы бюджета и финансирования уполномоченного при том, что сумма эта, в масштабах даже регионального бюджета, незначительна. Но — публичная позиция: «Мы экономим на всем», чтобы понравиться избирателям. Да, мы бюджетная организация, но хорошо окупаемая. Не прямо, а косвенно мы приносим большой доход бюджетам региона: когда бизнес чувствует себя уверенней, налогооблагаемая база растет.

Кроме того, именно мы были инициаторами проведения экономической амнистии. Президент согласился ее проводить, и это принесло в бюджет по возмещению ущерба 15 млрд рублей. Это больше, чем собирает с бизнеса Федеральная служба судебных приставов за год. А здесь, когда дали возможность добровольно погасить ущерб и получить амнистирование по статьям, по которым были обвинены предприниматели, в бюджет пошло в пять раз больше, чем можно было бы собрать принудительно.

— Вы сказали о том, что процедуру выбора бизнес омбудсмена смешивают с политикой, возникают амбиции конкретных лиц, политические споры.

У нас в федеральном законе «Об Уполномоченном по защите прав предпринимателей» прописана процедура назначения, поэтому людям, которые ради корыстных целей хотят проникнуть на эту должность, сделать это сложно.

— Вы первого числа планировали закончить работу над докладом президенту. Можете приоткрыть завесу тайны? Каковы основные тезисы?

— Мы, в принципе, закончили. Первичный текст есть, но это первая редакция. Мы ее шлифуем, 15 апреля проводим окончательную читку — так называемый «федеральный ситан» (ситуационный анализ), и будем верстать окончательный вариант, который представим в середине мая. Там большой спектр проблем, от очень небольших и специфических, касающихся отдельных секторов экономики, до глобальных. Самое главное, что мы должны признать, что сегодня самая низкая предпринимательская активность за последние годы. Что экономика развивается по пути сырьевой ориентации с опорой на госсектор. В результате в частном, конкурентном секторе, секторе промышленного производства деловая активность резко снизилась. Необходимо менять вектор развития экономики. И в этом мы будем убеждать президента и правительство.

— Самый главный вопрос — каким образом менять?

— Мы считаем, что прежде всего должна быть создана правильная экономическая среда для развития бизнеса. Очень серьезно выросли издержки при том, что риски не снижаются. Резко снизилась доходность, и она не компенсирует риски. Инвестировать в России стало не прибыльно. Мы формируем пакет конкретных предложений. Перед докладом президенту вместе с ВЦИОМ мы провели опрос предпринимателей. И первое, что их беспокоит, налоги. Необходимо менять пропорцию налогов, которые сегодня платят корпорации, и тех налогов, которые платят физические лица, в первую очередь, богатые бизнесмены. Надо снижать налоги на производство и увеличивать налоги на потребление. Вот это главное изменение, которое надо произвести в стране.

— Последний вопрос, не могу не спросить. Если институт будет регулярно говорить президенту и правительству нет, занимать жесткую позицию по каким-то конкретным вопросам, которые, например, президентом и инициированы, как это повлияет на вашу работу? Я сейчас не доверие имею в виду. Не опасаетесь, что его уровень лояльности к вам будет другим?

— Компромисс хорош и очень важен, когда есть важные задачи, но разные точки зрения. Там, где мы понимаем, что государство должно соблюдать свои интересы — мы пытаемся договориться. Компромисс не говорит о слабости. Мы занимали жесткую позицию по малому бизнесу и вопросу об изменении страховых платежей и пришли к тому, что наша позиция была учтена. Сегодня мы занимаем жесткую позицию по налогу на имущество для предприятий на специальных налоговых режимах: мы категорически против и ни на какие компромиссы идти не можем. В этом смысле мы не очень удобный для власти контрагент. Есть институты, которые работают на улице, — например, оппозиция. У них другие инструменты. Мы работам изнутри, а они — снаружи, облаивая караван.

Полную версию интервью можно прочитать по ссылке

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter