Узники правовых коллизий

Узники правовых коллизий

10 марта 2010, 16:22
Общество
Узники правовых коллизий

Прокуратура Карелии не видит никаких юридических препятствий в присвоении статуса несовершеннолетних узников фашизма жителям Заонежья, находившимся в годы войны в организованных финнами местах принудительного содержания.

Об этом на пресс-конференции заявил старший помощник прокурора Карелии Сергей Миронов. Заявление, надо сказать, неожиданное. Более 10 лет пожилые люди бьются за возвращение статуса и полагающихся по закону льгот, но в большинстве случаев безуспешно. И вдруг выясняется, что достаточно всего росчерка пера республиканских чиновников, чтобы проблема была решена. По крайней мере, такой вывод можно сделать из слов Сергея Миронова. Действительно ли это так?

Напомним, что во второй половине девяностых суды подтвердили факты нахождения в местах принудительного содержания 1 тыс. 600 бывших малолетних узников. Но с 1999 года статус узников и льготы у людей начали отнимать. Заметим, что лишала пенсионеров статуса не республиканская власть, а опять же судебные инстанции по кассационным жалобам Пенсионного фонда. В этом свете достаточно странно звучит заявление представителя прокуратуры о том, что республиканские чиновники могли бы не доводить дело до судов. Основанием для оспаривания стала неопределенность в федеральном законодательстве. В 1992 году был издан указ президента России о предоставлении льгот бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками. При этом что подразумевать под "другими местами", в указе четко не пояснялось. А спустя несколько лет вышли разъяснения Минздрава России, в которых указывалось, что бывшие узники могут претендовать на этот статус, если условия их содержания были аналогичными по тяжести условиям гетто и концлагерей.

В итоге суды стали требовать от пенсионеров соответствующих доказательств, а в их отсутствие лишали людей статуса и льгот. Таким образом они были отобраны у 187 бывших узников. Причем нередко возникала вопиющая ситуация: в одной семье у брата есть статус, а у сестры нет, хотя они оба в годы войны жили за колючей проволокой, голодали, их родителей угоняли на лесозаготовки и так далее.

Для того, чтобы попытаться разрешить эту проблему, в 2006 году по распоряжению Главы Карелии Сергея Катанандова была создана рабочая группа под руководством депутата Государственной Думы Валентины Пивненко. В нее вошли представители Законодательного Собрания Карелии, Министерства здравоохранения и социального развития республики, региональной организации ветеранов войн, МВД и ФСБ, историки, юристы. Группа изучила более 1600 документов из архивов Карелии и Финляндии. Специалисты установили, что в республике действовали свыше 50 мест принудительного содержания граждан. Это концентрационные, трудовые, штрафные лагеря, тюрьмы, строительные батальоны. В поле зрения рабочей группы попали и лагеря военнопленных, куда гражданское население также привлекалось на работы. В итоге в список мест принудительного содержания были включены помимо Заонежья некоторые территории Прионежского, Медвежьегорского и Кондопожского районов, которые никогда раньше не рассматривались в таком качестве.

Работа была проделана огромная. Но помогла ли она пожилым людям вернуть статус? Увы, в большинстве случаев нет. Есть положительные решения судов, но они единичны. В России, между тем, нет прецедентного права, то есть решение суда по одному делу не является основанием для вынесения такого же решения по другому делу, пусть и полностью аналогичному. На это в свое время указывали и юристы, вошедшие в состав правительственной рабочей группы. В связи с этим группа пришла к выводу - нужны изменения в федеральное законодательство.

Сегодня же прокуратура Карелии вдруг заявила, что можно обойтись и без этого. Дескать, указ президента - акт более высокого правового значения, чем разъяснения Минздрава. К тому же есть позиция Конституционного суда, который признал, что в стране не должны издаваться нормативно-правовые акты, ущемляющие права граждан. На этом основании прокуратура предложила Минздраву вновь послать запросы в архивы Финляндии, а затем издать соответствующее распоряжение о присвоении статуса. Причем на все про все органам исполнительной власти надзорное ведомство отвело месяц - в течение этого срока нарушения должны быть устранены, иначе последуют более серьезные меры прокурорского реагирования.

Здесь не лишним будет напомнить, что созданная в 2006 году рабочая группа трудилась над получением и изучением всего массива архивных документов много месяцев. Неужели надо начинать эту работу повторно? И куда делись собранные рабочей группой документы и сделанные на их основании выводы? Выяснить этот вопрос на пресс-конференции не удалось. По словам Сергея Миронова, доказательств легализации этих документов нет и, несмотря на то, что они были представлены в судах, источник их получения неизвестен. Утверждение вообще-то довольно странное: ведь деятельность правительственной рабочей группы широко освещалась в СМИ, были проведены несколько официальных пресс-конференций. Может быть, теперь прокуратуре стоило начать с того, чтобы связаться с участниками той рабочей группы, депутатом Валентиной Пивненко и выяснить судьбу собранных тогда документов? Но вместо этого складывается такое ощущение, что все началось сначала: вновь был созван круглый стол, вновь возникла тема запросов в архивы, создана комиссия...

При этом прокуратура настаивает, что присвоение статуса узников сегодня - вопрос политической воли руководства республики, тем более, что денег на это из карельской казны не потребуется, поскольку финансирование льгот для этой категории граждан - расходные обязательства федерального бюджета. Но ведь в этом-то и был основной камень преткновения. Деньги в Москве вообще-то считать умеют, тем более в условиях кризиса. И нет никаких гарантий, что, если сегодня республиканская власть вернет заонежанам статус узников, завтра он опять не будет оспорен в суде той или иной федеральной структурой. Преценденты-то уже есть, в том числе и 2005 года, когда отмечалось 60-летие Победы и под эту дату пытались приурочить возвращение льгот. А существующая нормативно-правовая база как допскала, так и ныне допускает самые различные толкования.

Словом, похоже, единственный выход здесь - все же добиться конкретных изменений в федеральное законодательство, чтобы никто и никогда не смог оспорить полученный людьми статус. На данный момент этого добиться не удалось. Впрочем, действия карельской прокуратуры в этом направлении пока тоже не возымели особого успеха: было направлено обращение в Генеральную прокуратуру России, но ответа не получено до сих пор. По словам Сергея Миронова, надзорное ведомство не оставит этих попыток и, если понадобится, прокурор республики Герман Штадлер будет добиваться личной встречи с московским руководством. Что ж, столь твердое намерение защитить права людей, с которыми, бесспорно, обошлись несправедливо, достойно уважения. Только не очень понятно, зачем в этой ситуации пытаться свалить всю ответственность на республиканскую власть, обвиняя ее в бездействии. Конструктивному решению проблемы это вряд ли способствует и может в итоге привести не к положительным для бывших узников результатам, а к очередной нервотрепке с оспариванием статуса.

Stories:
Статьи
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter