По закону или по понятиям?

По закону или по понятиям?

По закону или по понятиям?

6 февраля 2017, 13:23
Общество
Виктор Кузмин
По закону или по понятиям?

Визит представителей СПЧ анонсирован на 8-10 февраля, и эти планы уже вызвали интерес у средств массовой информации. Ранее в республике никогда не высаживался такой десант правозащитников. С чего бы вдруг такое пристальное внимание?

Темы визита членов СПЧ в общих чертах уже известны, информация опубликована сайте Совета. Один из пунктов – проверка СИЗО и исправительных учреждений. И в связи с этим возникают первые вопросы и сомнения.

Бунты заключенных, массовые драки между осужденными – все это случается в исправительных учреждениях России. Бывают и попытки устроить чуть ли не криминальную «революцию»: например, несколько лет назад прогремела история с колонией в Забайкалье. Заключенные подожгли жилые корпуса и административные помещения, и зона выгорела чуть ли не полностью. Впоследствии стали известны мотивы: руководство этого исправительного учреждения попыталось ввести на зоне так называемый «красный» режим. То есть по факту перехватить власть у криминальных авторитетов, которые диктовали свои порядки. Ответом стали поджоги и беспорядки.

Не так давно «КарелИнформ» опубликовал исчерпывающий материал на тему «красных» (тех, где ситуацию полностью контролирует администрация) и «черных» (там, где правят лидеры преступного сообщества) зон. Как отмечается в этом материале, все карельские колонии – «красные»:

«Целый регион находится вне власти преступного мира – и такие регионы на карте ФСИН можно пересчитать по пальцам одной руки. Этот «красный» плацдарм завоеван и удерживается карельскими работниками ФСИН, но он подвергается планомерным и жестким атакам со стороны воровского сообщества», - отмечается в статье.

Кто стремится раскачать ситуацию в «красных» зонах?

Вот пример – случай с Ильдаром Дадиным, который жаловался на избиения в сегежской колонии. Его перевели в другое исправительное учреждение на Алтае, но… Как сообщали СМИ, Дадин сразу же запросился обратно в Сегежу. Тут одно из двух. Либо в алтайской колонии совсем невообразимый ад творится. Но если так, тогда десант правозащитников именно туда должен срочно ехать для инспекции, а не в Карелию.

Либо дело совсем в другом. Ранее сообщалось, что на представленных правозащитникам видеозаписях медосмотров у Дадина нет следов ссадин и синяков. Что ж, возможно, этот аргумент решающим назвать нельзя. Но вот просьба о переводе обратно в сегежскую колонию – о чем она говорит? Не о том ли, что осужденный быстро осознал разницу: что такое отбывать наказание на стопроцентно «красной» зоне и на зоне, где несколько иные, скажем так, порядки? В этом случае убедительным выглядит предположение, что Дадин стал всего лишь пешкой на шахматной доске лидеров преступного сообщества. Не исключено, что они использовали осужденного по «громкой» статье человека для того, чтобы скомпрометировать руководство сегежской колонии, попытаться расшатать ситуацию и мало-помалу прибрать власть на зоне в свои руки.

Тем, кому интересно узнать, как криминальные авторитеты проворачивают такие схемы, можно еще раз посоветовать упомянутую выше публикацию «КарелИнформа». И это не единичные эпизоды. Это планомерная, тщательно выстроенная стратегия криминалитета в его войне с администрациями исправительных учреждений.

По имеющейся информации, в карельские колонии в последнее время началось настоящее паломничество высокооплачиваемых адвокатов из-за пределов республики. В качестве официальных поводов, понятно, называется необходимость представлять интересы осужденных в рамках тех или иных процессуальных действий по уголовным делам.

А в действительности… Как рассказал источник в правоохранительных органах, маститые юристы сообщают заключенным о том, что действуют от лица общественных правозащитных структур. Подробно выпытывают, имеются ли в колонии те или иные нарушения. И нередко не гнушаются «толстыми» намеками на то, что информация о якобы применяющихся к сидельцам пытках, об избиениях была бы очень кстати. Заодно и объясняют, как можно воздействовать на администрацию колонии, в том числе с помощью акций неповиновения. Взамен обещают посодействовать с условно-досрочным освобождением (что, конечно, обман – какое УДО для злостного нарушителя порядка). Или с переводом в другую колонию: например, для тех осужденных, кому порядки «черных» зон гораздо ближе, чем «красных».

Опасность, которую нельзя недооценивать

И эту опасность дестабилизации ситуации в карельских исправительных учреждениях никак нельзя недооценивать. На днях республиканское управление Следкома объявило о возбуждении уголовного дела в отношении Хасбулата Габзаева, отбывающего срок в сегежской «семерке» за преступление экстремистской направленности. А именно, за приготовление к участию в вооруженном формировании. По информации из открытых интернет-источников, молодой человек собирался воевать на стороне террористов в Сирию, но не добрался до места назначения, его перехватили на границе.

Так вот, по версии следствия, осужденный дважды не подчинился законным требованиям инспекторов колонии. «Когда они входили в камеру, в первом случае бросил тарелку для приема пищи в голову сотруднику колонии, а во втором случае напал на двух инспекторов и нанес им удары руками», - говорится в сообщении Следкома.

Как уже написали некоторые СМИ, заключенный Габзаев был возмущен тем, сотрудники колонии заставляли его есть свинину. Что ж, следствие теперь будет разбираться, заставляли или не предусмотрели отдельного меню для несостоявшегося бойца бандформирований. Но уж очень, опять же, типичная схема. С таких выступлений и начинается раскачивание ситуации в колониях – с неподчинения распорядку, с «праведного гнева» на жесткость режима и т.д. А затем, когда ситуация накалится максимально, уже можно попытаться разжечь и массовые беспорядки.

Смогут ли в итоге кукловоды из преступного мира добиться желаемого, то есть перекрасить карельские зоны в «черный» цвет? Здесь очень многое зависит не только от УФСИН, но и от тех же правозащитников. От того, все ли из них настроены объективно разобраться в ситуации.

Разыграть политическую карту?

Здесь многие темы станут лакмусовой бумагой: например, уголовное дело карельского «мемориальца» Юрия Дмитриева, обвиняемого в изготовлении порноснимков с использованием несовершеннолетней приемной дочери. Есть большая вероятность, что эта тема в ходе визита членов СПЧ в Карелию снова всплывет. Дмитриева, обвиняемого в чисто уголовном, шокирующем любого нормального человека преступлении, вновь попытаются представить «политической жертвой». Хотя все ведь очевидно: 60-летний мужик делал откровенные снимки 11-летней обнаженной девочки. Снимков этих у него обнаружили несколько десятков… Это факты, и отрицать их защитники Дмитриева не смогут. Однако наверняка вновь будут тиражироваться глупости про то, что члена «Мемориала» преследуют за его увлечение темой сталинских репрессий.

Ага. Не преследовали много-много лет (наоборот, в архивы свободно пускали), а тут вдруг решили… Но искушение разыграть политическую карту будет очень велико.

Тем более, что и повод найдется: кроме всего прочего, в ходе визита СПЧ намечено совещание о госполитике по увековечиванию памяти жертв политических репрессий и посещение Сандармоха.

Интересно, что все-таки будет обсуждаться на этом совещании? Эксперты, профессиональные историки сегодня все чаще говорят о том, что в ситуации с Сандармохом еще очень много белых страниц. В прошлом году известный ученый Юрий Килин заявил, что финское командование использовало карельскую инфраструктуру ГУЛАГа для своих концлагерей и размещения военнопленных. И в урочище Сандармох могут быть захоронены, в том числе, казненные финнами красноармейцы.

Это заявление вызвало дискуссию, но ученый сделал его не на пустом месте, а после изучения документальных источников. Значит, тема эта нуждается в серьезнейшем исследовании. И именно в рамках государственной политики, которая должна быть нацелена на то, чтобы пробелы в истории не заполнялись мифами. И неважно, что это за мифы – советские или антисоветские, «либеральные» или «охранительно-консервативные».

Вот это, как представляется, весьма нужная тема для обсуждения с участием СПЧ. Или все опять сведется к столь популярным у общества «Мемориал» мантрам про «десталинизацию» (когда-то СПЧ активно отстаивал этот весьма спорный проект по «переделке» российского сознания?). И про Дмитриева в качестве «политически преследуемого»?

Посмотрим. Люди в СПЧ при Президенте РФ входят разные, различных политических взглядов. Есть среди них и члены оппозиционных партий, и яростные сторонники прозападного курса России (ау, где ты, «кровавый режим»?) Так что публикации и комментарии, надо думать, обязательно появятся и в благосклонных к таким деятелям зарубежных СМИ. Что ж, почитаем: цель, с которой приехал тот или иной правозащитник в Карелию, станет ясна быстро.

Сюжеты:
Статьи
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter