Бытие определяет сознание

Бытие определяет сознание

Бытие определяет сознание

5 мая 2014, 10:22
Общество
Олег Салмин
Бытие определяет сознание

Где-то в марте, когда решалась судьба Крыма, некоторые СМИ сообщили о том, что Аргентина, вторая по величине страна Южной Америки, согласилась разместить российские военные базы на своей территории. В связи с этим отмечалось, что данный ход Российской Федерации, несомненно, вызовет беспокойство у США, так как Америка никогда не имела достаточных ПРО вдоль своих южных границ и не может достойно защитить их от любого ракетного удара с юга.

Этот весёлый информационный «наброс» даёт нам отличный повод немного поговорить о Южной Америке и, что может показаться несколько неожиданным, о судьбах демократии. Впрочем, не столько о демократии как таковой, сколько о более широком понятии, которое мы будем называть для простоты «западными ценностями», а ещё лучше – «американскими ценностями». Последнее справедливо, ибо ценности Западного мира высшего своего проявления, сопряжённого с высшей же успешностью, достигли именно в жизни лидера Западного мира ХХ века – Северо-Американских Соединённых Штатов.

«Ценности свободного (цивилизованного) мира» многообразны и отражают все сферы жизни США: политическое устройство, функционирование общественных институтов, судебную систему, вопросы прав человека, функционирование экономики, внутреннюю и внешнюю политику государства и многое-многое другое. И как-то так получилось, что обладание этими самыми «ценностями свободного мира» совпало для США с их экономическим могуществом, политическим влиянием, технологическим превосходством, глобальным военным доминированием, беспрецедентным культурным проникновением во все уголки планеты.

Из этого обстоятельства принято, как правило, делать два существенных вывода, во многом определяющих характер идейного противостояния прозападных (по преимуществу проамериканских) и национальных сил во всём мире, в том числе в России и на всём постсоветском пространстве. Во-первых, принято считать, что успех западного общества (экономический, военный, культурный и т.д.) как раз и объясняется наличием у него этих самых «ценностей западного мира». Что достаточно организовать жизнь любого другого общества по западным стандартам и в нём наступит такое же (или почти такое же) благоденствие, какое мы видим на Западе, а особенно, разумеется, в США. Что это одинаково справедливо и по отношению к маленькой Грузии, и по отношению к пограничной Украине, и по отношению к огромной России.

Другой идеей, несколько противоречащей первой, является представление, согласно которому носителями «ценностей западного мира» являются именно государства и жители Запада, а у представителей других стран и цивилизаций в силу другой ментальности и национальных традиций есть серьёзные проблемы с восприятием этих самых «западных ценностей». А коль так, то мир обречён находиться в подчинении у США - главного обладателя и созидателя столь универсальных «ценностей западного мира», обеспечивающих успешность, доминирование и исключительность американской нации.

Такая картина мира может показаться правдоподобной, но она не даёт ответа на некоторые довольно простые вопросы. Например, почему же именно Северная Америка, США стали тем местом, где «ценности западного мира» обрели своё исключительное бытиё, достигли своего наивысшего расцвета? Почему это не случилось, например, в Америке Южной, в Бразилии или Аргентине? Континенты вроде похожи, но если на севере «демократия» и экономическое могущество, то на юге практически до конца ХХ века романтичные революционеры, междоусобные войны и военные хунты. Откуда такая гигантская разница?

Чтобы попытаться ответить на эти вопросы, взглянем в первую очередь на этно-расовый состав государств Южной Америки. Этот позволит нам разделить территорию южноамериканского континента на три части: северную, центральную и южную. В состав северной части поместим Эквадор, Колумбию и Венесуэлу. Эти государства занимают значительную территорию и достаточно плотно населены. Причём, населены главным образом метисами, то есть потомки от смешанных браков европейцев и индейцев. Так в Эквадоре (население 15,5 млн человек, 47 чел./км²) метисы составляют 65 %, индейцы 25 %, белые 7 %, негры 3 %. В Колумбии (46,7 млн человек, 40,53 чел./км²) метисы 58 %, белые 20 %, мулаты 14 %, негры 4 %, самбо 3 %, индейцы 1 %. В Венесуэле (28,5 млн человек, 32 чел./км²) метисов 67 %, европейцев 21 %, африканцев 10 %, индейцев 2 %. В соответствии с этно-расовым составом назовём северную часть Южной Америки «метисной».

С юга к ней примыкает огромный регион, который в соответствии с этно-расовым составом справедливо было бы назвать регионом «индейцев (и пардо)». Его, в свою очередь, можно разделить на три части: перуанскую, боливийскую и бразильско-суринамскую. В Перу, при значительной численности и плотности населения (соответственно 30,5 млн. человек, 23 чел./км²), большинство составляют индейцы -- 45 %, метисов -- 37 %, белых -- 15 %, прочих -- 3 %. В Боливии при меньшей численности населения (10,5 млн. чел, 9,9 чел./км²) индейцев ещё больше -- 55 %, метисов -- 30 %. Но белых тоже всего 15 %.

От восточных границ Перу и Боливии до берегов Атлантического океана простирается огромная территория экваториальных лесов Амазонии. Это, главным образом, так называемый «Северный регион» Бразилии, занимающий почти половину территории этой страны. Кроме того что это самый малоразвитый в экономическом отношении регион, он характеризуется так же очень низкой плотностью населения - 3,77 чел./км² (при плотности населения Бразилии - 22 чел./км²). При этом большинство его населения составляют негры и, особенно, пардо – потомки от смешанных браков негров и европейцев. В южных регионах Бразилии большинство населения, напротив, относятся к белой расе.

С «Северным регионом» Бразилии на севере соседствуют три небольшие страны как нельзя лучше характеризующие эту часть Южной Америки. Это Гайана, Суринам и Гвинея. Большинство населения в этих странах в разных пропорциях составляют выходцы из Индии и Африки, а так же их потомки от смешанных браков. Кроме того эти три страны характеризуются малочисленным населением (общая численность населения около 1,5 млн. человек), малой плотностью населения (2,5 – 3,5 чел./км²), крайне низким уровнем экономического развития (производят главным образом нищету и эмигрантов). В этих странах европейцы составляют малый процент населения: Гайана 0,4%, Суринам 1%, Гвинея (заморская территория Франции) 12%.

Наконец, в южной части континента находятся такие государства как Чили (17,2 млн человек, 22,81 чел./км²), Аргентина (42,6 млн. человек, 15 чел./км²) и Уругвай (3,3 млн человек, 19 чел./км²). С Аргентиной и Уругваем граничит южная, наиболее густонаселённая и экономически развитая часть Бразилии – так называемые «Южный» и «Юго-Восточный» регионы этой страны. При общей площади Бразилии 8 514 877 км2, население страны составляет 201 млн человек. При этом относительно небольшой штат Сан-Паулу на юго-востоке Бразилии площадью всего 248197.0 км2 (2,9% территории Бразилии) населён 41,3 млн жителей (20,5%) и производит более 30% ВВП страны. Высоким уровнем развития отличаются и остальные 6 штатов Южного и Юго-Восточного регионов Бразилии -- Риу-Гранди-ду-Сул, Санта-Катарина, Парана, Рио-де-Жанейро, Эспириту-Санту и Минас-Жерайс. Все вместе они занимают площадь 1 501 365 км2 (17,6%), при этом их население составляет около 50% жителей Бразилии, а производимый ВВП составляет большую часть ВВП Бразилии.

Но не только густонаселённость и высокий уровень экономического развития роднит эти регионы Бразилии с Чили, Аргентиной и Уругваем. Их объединяет ещё и то, что большинство населения этой части Южной Америки составляю выходцы из Европы. В Чили, граничащей на севере страны с Перу и Боливией, представители белой расы составляют около 70% населения, метисы 26%, индейцы менее 4% населения. Основная часть населения сосредоточена в центральной части страны, климат которой похож на средиземноморский. Плотность населения в этих районах достигает 60 чел/км2, в то время как на севере он равен 2-3 чел/км2, а на юге менее 1 чел/км2.

Схожая картина и в Аргентине, где более 85 % жителей принадлежат к белой расе. Индейское население составляет 1,5 % населения, остальные — в основном метисы, а также мулаты и азиаты. В Уругвае белые составляют 88%, метисы 8%, мулаты 4%. В уже упоминавшемся густонаселённом юго-восточном штате Бразилии Сан-Паулу 70% населения причисляет себя к белым, 23 % — метисы и мулаты, 5 % — негры и 1 % — азиаты. Похожая этно-расовая картина в других штатах юга и юго-востока Бразилии.

Таким образом, согласно этно-расовому составу населения назовём эту часть континента «европейской» Южной Америкой.

Акцент на этно-расовых различиях упомянутых регионов Южной Америки важен в том смысле, что он демонстрирует такие важные характеристики этих регионов, как природно-климатические условия и географическое положение. От которых, в свою очередь, зависит уровень экономического и социального развития этих регионов.

Так называемая «метисная» Америка в силу своей относительной близости к Европе, являлась регионом максимально предрасположенным к европейскому влиянию. Однако природно-климатические условия этого региона, в первую очередь связанные с близостью к экватору, оказались недостаточно благоприятны для жизни и хозяйственной деятельности европейцев (но достаточно благоприятны для коренного индейского населения). Эти два разнонаправленных фактора стали определяющими в развитии этого региона. Благодаря им, мы видим здесь средний уровень европейского населения (20%), преобладание метисного населения, высокую плотность населения, средний уровень экономического развития.

Находящаяся южнее «индейская» Америка, в силу присущих ей природно-климатических и географических факторов оказалась в наименьшей степени освоенной европейцами. Так прямое морское сообщение Перу с Европой с севера стало возможно только с 1920 года когда был открыт Панамский канал. Морской путь от Лондона до Лимы, столицы Перу, вокруг южной оконечности континента составляет более 17 тысяч километров. От восточного побережья континента Перу отделяют безбрежные пространства амазонской сельвы. В общем, нет ничего удивительного в том, что только в двух странах южноамериканского континента, расположенных на тихоокеанском побережье - Перу и Боливии, преобладающим является индейское население. При этом надо учесть, что природно-климатические условия Перу и Боливии наиболее благоприятны для коренного населения. Не случайно на этой территории до европейского нашествия процветала могущественная империя инков. В результате мы видим низкий уровень европейского населения (15%), преобладание индейского населения, среднюю плотность населения, низкий уровень экономического развития.

Отнесённый к «индейской» Америке «Северный регион» Бразилии (вместе с Гайаной, Суринамом и Гвинеей) в силу природно-климатических условий малопригоден для жизни и хозяйственной деятельности (в том числе вследствие труднодоступности) не только европейцев, но и коренных жителей этих мест – индейцев. Отсюда крайне низкий уровень населённости этой территории занимаемой влажными экваториальными лесами бассейна Амазонки.

Впрочем, и «метисная», и «индейская» Америки интересуют нас лишь постольку, поскольку позволяют лучше понять некоторые существенные особенности «европейской» Южной Америки. Чили, Аргентины, Уругвай и два юго-восточных региона Бразилии отличаются от остальных южноамериканских стран не только европейским населением, но наивысшим для континента уровнем экономического развития. Доход на душу населения в этих странах составляет 16,3 – 17,5 тыс. долларов. В «метисной» Америке этот показатель равен 7,5 – 11,9 тыс. долларов, в «индейской» - 4,3 – 9,1 тыс. долларов.

И преобладание европейского населения, и наивысший для континента уровень экономического развития объясняются одной и той же причиной – благоприятными природно-климатическими условиями этой части Южной Америки. Благоприятными, во-первых, для жизни европейцев, а во-вторых, для ведения ими традиционной для европейцев 16-20 веков хозяйственной деятельности на основании существовавших на этот период времени технологий. Так, Чили, Аргентина, Уругвай, все три штата «Южного региона» Бразилии находятся южнее 30-ой параллели, которая проходит через уже упоминавшийся наиболее развитый и густонаселённый штат Бразилии – Сан-Паулу. Таким образом, они находятся в зоне субтропического и умеренного климатов. Так же как и Европа.

И так же как США, что особенно важно в контексте наших рассуждений. Так, южная граница Соединённых Штатов проходит в среднем именно по 30-ой параллели, но только в северном полушарии. Самая южная точка Флориды находится на 25 градусе северной широты, Техаса – на 26-ом. Этно-расовый состав США хорошо известен – он более чем европейский по происхождению (об уровне экономического развития США напоминать излишне).

Таким образом, наиболее экономически развитые территории Северной и Южной Америк являются таковыми именно в силу своих благоприятных природно-климатических условий. С точки зрения европейца. По крайней мере, европейца 16-20 веков. И это легко объяснимо. Именно Европа этого периода являлась основным центром мирового развития, создателем и поставщиком технологий, научных знаний, современной промышленной продукции (не исключая стеклянных бус и зеркалец). Так же она была основным рынком сбыта колониальных товаров, без доступа к которому развитие колоний было весьма проблематично. И, что немаловажно, она была поставщиком мигрантов, то есть высококвалифицированных трудовых ресурсов, готовых носителей прогрессивных европейских технологий, знаний, традиций.

Но, если всё дело в благоприятных природно-климатических условиях, а они приблизительно о равны на территории США и территории «европейской» Южной Америки, то почему же «на севере «демократия» и экономическое могущество, а на юге практически до конца ХХ века романтичные революционеры, междоусобные войны и военные хунты?»

Ответ на этот вопрос до неприличия прост и не предполагает животворящего действия «ценностей цивилизованного мира» Всё опять объясняется географией – от «европейской» Южной Америки вдвое дальше до Европы, чем от восточного побережья Соединённых Штатов Америки. Так, от Лондона до Нью-Йорка, например, всего 5576 км. А от Лондона до Рио-де-Жанейро - 9289 км, до Сан-Паулу - 9508 км, до Буэнос-Айреса (столица Аргентины) - 11141 км.

В эпоху парусников, при отсутствии реактивных пассажирских лайнеров, мобильной связи и Интернета (а также многих других полезных вещей нашего времени), этого было вполне достаточно для отставания Южной Америки от Северной в экономическом и институциональном развитии. Таким образом, в основании цивилизационного успеха США лежат не какие-то абстрактные «ценности цивилизованного мира», а два вполне конкретных фактора: благоприятные природно-климатические условия и выгодное географическое положение относительно Европы. Всё остальное от лукавых интерпретаторов действительности.

Сюжеты:
Статьи
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter