Ежегодная Интернет-конференция Главы Республики Карелия Сергея Катанандова

Ежегодная Интернет-конференция Главы Республики Карелия Сергея Катанандова

29 апреля 2006, 00:14
Политика
Ежегодная Интернет-конференция Главы Республики Карелия Сергея Катанандова

Вся стенограмма конференции

- Для Вас начался новый период руководства республикой. Скажите, как Вы оцениваете предыдущие 4 года и что удалось сделать за годы вашей деятельности?

Сергей Катанандов: Правительство уже отчиталось по итогам нашей деятельности. Я выступал с докладом в Законодательном Собрании. Но замечу, что многое удалось. И надо сказать, что республика динамично развивается. Меня радует, что появляются новые рабочие места, создается новая экономика. Но в то же время остались нерешенные проблемы. Я бы обозначил их, как главные. На сегодняшний день их три: это преобразование в жилищно-коммунальной сфере. К сожалению, мы не смогли решить проблему удержания роста тарифов: вопрос остается очень актуальным сегодня. Второй вопрос – это положение дел в лесных поселках и сельской местности. Оно остается тяжелым. Безработица в ряде лесных районов больше 10-12%, что является колоссальной проблемой для людей. И третье: мы не смогли даже подобраться к решению проблемы строительства жилья. Потому что ни ипотечное строительство, ни привлечение банков, ни принятые решения пока не обеспечивают потребности в жилье. Несмотря на рост объемов жилищного строительства, несмотря на многие позитивные решения в этой области, проблема эта становится острой, и если мы ее не решим, то она будет главной для нашего населения.

- Если мы выйдем на улицы Гоголя и Ленина, то увидим необычно длинные для города Петрозаводска пробки, каких еще не было года два назад. С одной стороны, это говорит об улучшении благосостояния граждан, но с другой стороны – невозможно проехать по центру в час-пик. В связи с этим интересно, какие действия будет предпринимать правительство для разгрузки хотя бы центра от потока автомашин?

Сергей Катанандов: Наверное, два года назад я впервые сказал о том, что жители Карелии пересели с мотоциклов на автомобили, и уже тогда у нас было около 100 тысяч индивидуальных машин. Сейчас количество автомобилей резко возросло и, безусловно, это является серьезной проблемой, в том числе для петрозаводчан. К сожалению, наше законодательство не позволяет нам регулировать стоянки в центре города. А вообще нам необходимо упорядочить этот вопрос, решать эти проблемы, в том числе на законодательном уровне. Но, с другой стороны, очевидно, что назрела реконструкция городских улиц. И сейчас завершается работа над утверждением федерального плана, который будет предусматривать серьезную, коренную перестройку улиц Петрозаводска, вложение серьезных средств в строительство подземных стоянок для автомобилей, а также подземных переходов для пешеходов. Это задача на ближайшие 10 лет, она реальна, а мы будем выделять на это средства.

- Скажите, как можно сдержать рост тарифов на услуги жилищно-коммунального хозяйства? На парламентских слушаниях участники и депутаты не смогли прийти к единому мнению по этому вопросу.

Сергей Катанандов: Намечен целый план действий. Для меня это приоритетная задача. Во-первых, государство приняло решение, что тарифы не могут расти больше, чем на 12%. В эту цифру мы укладываемся и надеемся, что такая ситуация сохраниться и дальше. Это позволяет нам для себя какие-то рамки определить. Второе. Разработана программа, по переводу наших энергетических котельных на местные виды топлива. Вы знаете, что растет стоимость мазута, нефти и стоимость газа соответственно. И, безусловно, важно использовать местные виды топлива: торф, щепу, дрова. Вкладываются огромные деньги, я бы сказал, по масштабам республики – колоссальные. Ряд городов уже получил новые котельные. Программа на ближайшие 5 лет разработана. И мы рассчитываем, что за счет этого довольно серьезно сократим рост тарифов. Например, в Беломорском и Медвежьегорском районах тарифы уже не растут. Еще один из главных факторов – реформа жилищно-коммунального хозяйства. Реформа идет медленно. Реформа требует упорядочения работы, наведения порядка в экономике, а не только единственное, что делать – поднимать тарифы. Съезд работников жилищно-коммунального хозяйства еще раз подтвердил, что сами коммунальщики хорошо понимают и осознают значимость работы. Поэтому я с оптимизмом смотрю в будущее. Не обещаю, что в ближайшие 2-3 года рост тарифов будет минимальным. Но то, что мы улучшим деятельность в этой области и сократим рост тарифов. Мы будем серьезно за этим следить. И последнее, государство имеет право регулировать тарифы. Надо помнить, что там, где рачительные хозяева и там, где пришел газ, например, в Петрозаводске и Кондопоге тарифы не растут. В Петрозаводске тариф значительно ниже положенного и по сравнению с другими городами. Поэтому у нас нет альтернативы, нам надо переводить республику на газ. Такая программа перевода республики на газ завершена. По нашей оценке, к 2015 году потребление газа должно возрасти в 4 раза. Сегодня мы потребляем около 1 млн. кубометров, а к 2015 – около 4,5 млн. кубометров. И с Газпромом такие цифры согласованы.

- Каковы перспективы газификации кондопожского района?

Сергей Катанандов: Мы завершили переговоры с Газпромом и, начиная с 2007 года, республика будет участвовать в национальном проекте газификации. Одна из последних территорий, которая, получает газ… У нас есть особенности, почему так долго ведутся переговоры. Газпром учитывает, как я уже сказал развитие республики, с учетом месторождения, которое будет разрабатываться с 2012 года. С 2012 по 2015 год предусмотрено строительство газопровода с севера на юг. Это обеспечит, безусловно, нам дополнительные возможности. Мы сейчас радикально изменили свое отношение к газификации, переходу на газ республики. И вкладываем серьезные средства, начиная с 2006 года в эту область: на проектирование газопровода, на перевод всех потребителей по маршруту газопровода на газ, начиная с небольших поселков, таких как Суна, Шуя, Мелиоративный и заканчивая газификацией Петрозаводска и города Кондопоги, а в перспективе – и всей республики. Надо сказать, что северный газопровод серьезно разовьет и наши тяжелые территории: Лоухский, Беломорский, Кемский районы.

- Как рассматривается вопрос с обеспечением государственных полномочий, таких как поиск, учет, регистрация граждан по месту жительства, ведение нотариальных действий, которыми сегодня занимаются сельские поселения? Вопрос неоднократно поднимался на заседаниях и семинарах глав сельских поселений.

Сергей Катанандов: Хотел бы еще раз напомнить, что Беломорский район – один из самых проблемных районов. Там большая безработица, сложные условия жизни. И тем не менее мы с оптимизмом смотрим на развитие района, на то, что беломорчане, такие мужественные северные люди выстоят в эту трудную минуту. Отвечая на ваш вопрос, хотел бы напомнить, что действительно в стране ведется реформа. У нас большая надежда на то, что муниципальный уровень начнет активно работать. Мы, видимо, примем решение о передаче всех полномочий на муниципальный уровень, начиная с 2006 года. И соответственно мы должны обеспечивать эти полномочия средствами. До настоящего времени не урегулированы вопросы, о которых вы говорите. Но мы надеемся, что в ближайшее время и Правительство России, и мы доведем эти вопросы до конца. Что касается нотариальной работы, - могу твердо сказать, что это не государственная функция. Эту работу должны выполнять частные нотариусы. Денег на эти цели мы давать не будем.

- Карелия – один из немногих регионов России, где был принят закон о ветеранах. Из каких источников будут финансироваться льготы? Хватит ли денег на это из республиканского бюджета? Второй вопрос касается лесопромышленного комплекса, в частности в Сыктывкаре недавно президент Путин поставил задачу углубленной переработки леса. В этом отношении у нас в Карелии достаточно много делается. Но, тем не менее, хотелось бы ещё раз спросить, какие в ближайшее время будут предприниматься конкретные шаги по сокращению вывоза круглого леса?

Сергей Катанандов: Я хотел бы обратить внимание граждан Карелии на то, какая серьезная и непростая дискуссия развернулась вокруг принятия закона о ветеранах. Это не случайно, потому что действительно много нуждающихся людей. Но обращаю внимание на то, что закон о ветеранах – это закон, который должен быть направлен на стимулирование хорошего труда и это оценка деятельности граждан. Это закон не о социальной защите, а закон о том, как жители Карелии благодарят за хороший труд тех, кто проработал всю жизнь в нашей республике. И соответственно, когда мы говорим о социальной защите. Я знаю, что на этот счет у нас есть масса законодательства. Все у кого доходы ниже прожиточного минимума имеют право на нашу поддержку. Ясное дело, что мы пытались разделить эти два понятия и нам это удалось. Закон принят, кстати, это третья территория в России, которая имеет такой собственный закон. Хотя нас уже раскритиковали, но многие территории, даже с хорошими деньгами не решились на это. Этим законом мы подтвердили некую заинтересованность в стимулировании добросовестного труда жителей Карелии. Что мы в конечном результате получили? Сегодня около 100 тыс. человек получают льготы из республиканской казны. С учетом того, что мы пропустили 2005 и 2006 годы, нам нужно будет сейчас с 1 сентября оплачивать примерно 12 тыс. человек. Это десятки миллионов рублей и ясно, что дополнительные средства придется изыскивать из дополнительных источников дохода и нам придется править бюджет. Нагрузка серьезная: ежегодно где-то от 6 до 7 тыс. человек будет прибавляться. Я поддержал этот закон и, конечно, удовлетворен, что дискуссия завершена. Слав богу люди получат поддержку, надо признать, что многие в этом нуждаются.

Лесопромышленный комплекс – основа республики. И не случайно, что постоянно и журналисты и население постоянно возвращаются к проблемам ЛПК. Мало того, что в лесных поселках живут люди, ЛПК – это 50% рабочих мест в республике, это – 41% основных фондов Карелии, это – наше главное богатство – лес. Лес – это среда обитания, это – та древесина, которую мы перерабатываем. Кстати вчера состоялся съезд лесопромышленников, лесопользователей и представителей лесного хозяйства. Серьезный разговор был. Все пришли к выводу: назрела реформа в этой области. И тем не менее, если на итоги смотреть, в прошлом году отрасль сработала рентабельно. Мы получили от деятельности в лесу 1 млрд. прибыли и примерно этот миллиард мы истратили на социальную защиту населения, так что он у нас не лишний. Да лесозаготовители работают с убытком, это требует нашей совместной работы, анализа. Мы сейчас предлагаем разные варианты. Одни из них: часть лесопромышленных предприятий будет поглощаться крупными структурами, будет входить в интегрированные структуры. Но чаще леспромхозы будут сохраняться и будут работать с нашей помощью. ЛПК имеет планы развития, мы, безусловно, услышали жесткую позицию президента, который говорил о том, что надо прекращать вывозить круглый лес, а надо перерабатывать лес на месте. Но справедливости ради надо признать, мы перерабатываем на территории Карелии 5,4 млн. кубов. Вывозим около 3 млн. кубометров древесины, в составе которой 1,2 млн. деловой древесины, остальное – то, что мы не можем переработать (березу и осину). Поэтому я предлагал и предлагаю: мы сейчас ведем этот проект на базе Сегежского комбината, строим дополнительные мощности по переработке лиственной древесины. Такой проект был. Он дорогостоящий. Нам нужна помощь и поддержка государства. Мы сейчас будем пытаться вместе со сберегательным банком его осуществлять. Одновременно сейчас строится несколько новых лесозаводов: лесозавод медвежьегорский завершается, лесозавод развивается довольно активно в питкярантском районе Ингелахти. Строит завод в Костомукше фирма «Икея», реконструируется и устанавливается очень серьезное современное оборудование в Петрозаводске на ПЛМК. Это все позволит нам перерабатывать миллион кубов древесины дополнительно деловой, пиловочного сырья. Конечно, немножко затянулись эти проекты. Мы рассчитывали, что они уже в этом году введутся в строй. Но видимо в 2007 году – это реальные совершенно проекты. И соответственно, на этот миллион, начиная с середины 2007 года, в 2008 году мы будем сокращать объемы перевозки. Мы с оптимизмом смотрим на решение этой проблемы.

- С карты России исчезают автономные округа, идет укрупнение регионов. С карты Карелии в этом году исчезла Вепсская национальная волость. Возможны ли какие либо еще укрупнения, исчезновения, возможно целых районов?

Сергей Катанандов: Все мы прекрасно понимаем, что деление России и Карелии – это условное деление. Всё это субъективные вещи, которые происходили в силу разных обстоятельств в разные периоды времени. Сегодня в республике нет никаких предпосылок по изменению собственной территории. Мы сохранили практически все районы. У нас не было никаких проблем и по сохранению Вепсской волости, мы привыкли к этому образованию. Но сами жители создали 3 объединения на своих сходах и референдумах, мы это дело вынуждены были поддержать. Поэтому образовался такой современный, большой Прионежский район, который сегодня на наш взгляд является самым проблемным. Живет пристоличный район в условиях, когда проблем накопилось очень много. Власть местная не контролируется государством. Нам приходится очень активно там работать. Что касается перспективы России, я приветствую укрепление территорий. Считаю путь этот правильным, перспективным, в силу того, что раздробленность мешает управлению большой непростой страной. Как поступят с республиками? Время их не настало. Мне кажется, что на нашей жизни никаких изменений по составу республики и по её территории не будет. Когда-то, я не исключаю, может быть, к этому вопросу вернемся.

- Вы затронули проблемы лесопромышленного комплекса. В связи с этим, я хотел бы поинтересоваться вашим мнением о ситуации на сегежском целлюлозно-бумажном комбинате, где намечается трудовой конфликт между коллективом и администрацией предприятия.

Сергей Катанандов: Я хотел бы подтвердить, что мы за социальную стабильность. Считаем главным своим достижением, что нам удавалось без забастовок, без серьезных социальных конфликтов жить и работать. Это залог нашего успеха. Вот, к примеру, чего мы добились. Начиная с 1998 года, мы увеличили в 2 раза объемы производимой и продаваемой продукции. Когда я начинал, республика производила продукции на 1 млрд долларов, сейчас на 2 с лишним млрд. Конечно, если на комбинате разовьется самый худой сценарий (были конфликты и в Сегеже, и в Костомукше, напомню, что они были не безобидными. Мы с этого начинали), то это будет беда. Мы говорили директору, что нужно обратить на это внимание. Безусловно, Правительство будет участвовать в конфликте, в разрешении конфликта. Единственное, на что бы я обратил внимание: надо профсоюзам действовать по закону. На предприятии только что, совсем недавно заключен коллективный договор. Руководство в принципе выполнило все условия, и вдруг появляются недовольные. Надо садиться снова, работать над новым коллективным договором в правовом поле и добиваться своих прав. Что касается Сегежи, то у Сегежи очень большие планы. Мы надеемся на эти наши два флагмана: Кондопожский и Сегежский комбинаты. Мы утвердили планы развития комбинатов. Сегежский комбинат начинает с 2007 года реконструкцию девятой машины. 60 млн евро стоит эта реконструкция. Конечно, если там будут такие тяжелые события, это отразиться на данных планах. Мы, безусловно, все будем делать для того, чтобы помирить. Еще раз повторю: в любом варианте такая жесткая позиция дирекции нас тоже не устраивает. Василию Преминину мы тоже на этот счет сказали, что так дело не пойдет, все равно надо слышать, что люди недовольны.

- Сегодня к нам пришли «Московские коммунальные системы». У Петрозаводска же был большой долг к тепловым сетям. Новые хозяева теперь не занимаются модернизацией уже устаревшей инфраструктуры. Не приведет ли это к тому, что лет через пять наша жилищно-коммунальная система выйдет полностью из строя?

Сергей Катанандов: На эту тему мы тоже думали: как в городе, в республике себя вести? Что делать с республиканской собственностью? Кто должен управлять республиканскими учреждениями и предприятиями? Кому они должны принадлежать? Мы на этот вопрос ответили по итогам моей деятельности в 2002 году, когда я выступал с концепцией развития республики до 2010 года. Тогда уже было понятно, что собственными силами мы республику развить не можем. Очевидно, что у нас не хватает средств для этого. Очевидно, что наши старые предприятия не обеспечивают рост доходов населения и улучшения благополучия людей. Мы открыто заявили, что приветствуем инвестиции. Больше того, по итогам нашей деятельности, я совсем недавно вынужден был укрепить министерство экономики. Мы пригласили на работу нового министра как раз для того, чтобы активизировать реализацию новых современных проектов и привлечению на нашу территорию новых людей. «Российские коммунальные системы», «Русские автобусы», строительство гостиницы известным бизнесменом Ралифом Сафиным, приход МПК-Системы, появление «Банка Москвы», сотрудничество с «Северсталью», «Суал-холдингом», рядом других крупных структур, - это позитивные вещи для республики. Приход «Русских тракторов», которые владеют сегодня Онежским тракторным заводом – это шанс. И безусловно, «Московские коммунальные системы» – это прогрессивный шаг в развитии коммунальной системы Петрозаводска. Мы заключили тройственное соглашение: город Петрозаводск, Правительство Карелии и «Московские коммунальные системы», которое подразумевает вложение денег, в том числе и в модернизацию тепловых сетей, газовых сетей и строительство проекта «Чистая вода». Вы знаете, что для петрозаводчан – это проект номер один. Надеюсь, что договор будет выполнен, мы проконтролируем его исполнение. Коммунальщики не подведут, пока у нас тревог нет. Больше того, мы сейчас договариваемся, чтобы «Коммунальные системы» расширили свое внимание и помогли Прионежскому району навести порядок в коммунальных сетях и в коммунальной экономике. Потому что сегодня там практически сложилась нетерпимая ситуация. Поэтому я с оптимизмом смотрю в будущее. Такие проекты мы тоже будем развивать. На пороге у нас несколько таких проектов с приходом новых людей в республику.

- В Лахденпохья закрывается специализированный детский сад №8, где находятся дети с дефектами речи. Там намечается ремонт, а коллектив опасается, что этот ремонт приведет к тому, что детский сад вообще будет закрыт, коллектив распадется, детей передадут в другие сады. Лечение в таком случае будет не эффективным. Нельзя ли за счет проекта «Здравоохранение» решить эту проблему?

Сергей Катанандов: Я хотел бы ещё раз подтвердить, что мы заинтересованы в сохранении всей сети муниципальных учреждений. Более того, оптимизацию мы практически завершили. Сейчас каких-то серьезных изменений в наличии тех или иных учреждений в районах не должно быть. Единственная причина – это либо будут открываться новые детские сады, появятся дети, на что мы рассчитываем и предпринимаем максимум усилий, чтобы рождаемость поднять, либо в силу сокращения населения будет уменьшаться количество этих учреждений. По детскому саду в Лахденпохья обязательно разберемся. Я надеюсь, что после ремонта он обязательно будет работать.

- В последние время достаточно широко в обществе обсуждается вопрос назначения глав местного самоуправления. Как вы относитесь к этой идее, или все же оставить прямые выборы?

Сергей Катанандов: Очень непростой вопрос. Мне кажется, что здесь не должно быть радикальных решений. Я бы обратил внимание на то, что у нас есть две проблемы. Первая: то, что в ряде районов выбраны случайные люди. До сих пор мы не можем их научить работать. Все-таки нужна практика, серьезная подготовка для того, чтобы люди могли освоить эту серьезную профессию, эту непростую работу. Почему не идут на выборы в ряде районов хорошие, известные руководители, которых можно было бы рекомендовать? Потому что выборы грязные, нечестные, с подтасовками. Человек не хочет участвовать в этой сложной борьбе. В ряде районов у нас появились слишком политизированные мэры. Но в принципе, в большинстве районов работают хорошие руководители. Можно массу примеров привести: руководители у нас очень неплохие в Питкярантском районе, в Кемском районе, в Сегежском районе, в Костомукше, поэтому бояться выборов не надо. Мы за смешанный вариант. Мы предложили Советам самим определиться, как себя дальше вести. Развернулась такая серьезная дискуссия, вроде бы мы за единообразие, - нет! Что касается крупных городов, конечно, мы бы хотели, чтобы мэры были членами нашей команды, чтобы мы могли управлять процессом. Потому что здесь живет большое количество населения. И мы помним, что мэр, даже избранный, сегодня имеет ограниченные полномочия. Ни мэр Костомукши, ни мэр Петрозаводска, ни мэр какого-либо еще города крупного, другого не может решить свои проблемы без Правительства. Не входя в нашу команду, он испытывает колоссальные трудности в решении своих проблем – это очевидно. Но повторюсь, все зависит от людей. То, что развернулась дискуссия, это нормально совершенно. Не будет никакого единого подхода для решения этого вопроса.

- В республике разработана и внедряется программа «За здоровый образ жизни», создается спортивная база. Я не говорю о Кондопоге, Петрозаводске, Костомукше. Как эти вопросы решаются в других районах республики? И главное: насколько доступна эта спортивная база для учащейся молодежи? Даже факультет физической культуры, готовящий профессионалов, занимается в школьном бассейне. «Акватика» для нас недоступна. Какова перспектива участия нашей молодежи в спортивной жизни?

Сергей Катанандов: Что касается Педагогического института и «Акватики», то можно уже покритиковать руководство за плохую работу. Потому что это несерьезно, когда институт не имеет возможности заплатить небольшие деньги за занятия своих студентов. Кстати, Петрозаводский Государственный университет это делает. Нам нужна модернизация всей спортивной базы, мы наметили и план действий в этом направлении. Ведется модернизация всех спортивных сооружений Петрозаводска, строятся новые сооружения в Костомукше, в Кондопоге. Мы только что вместе отремонтировали бассейн в Суоярви. И эта работа будет продолжаться. Программа «За здоровый образ жизни» является для меня принципиально важной. Я призываю всех задуматься о том, как сохранить свое здоровье, как его беречь, как вкладывать в это свои собственные силы. И даже средства, которые мы зарабатываем, жалеть на здоровье не надо. Мы, конечно, должны модернизировать все спортивные залы, школы. Мы сейчас такую программу внедрим за счет республиканских денег. Мы начали доплачивать учителям физкультуры небольшие деньги, в расчете на то, что они станут нашими союзниками. Обращаем внимание всех, кто работает в школе, на необходимость прививать любовь к физической культуре у детей с самого раннего возраста. Я с оптимизмом смотрю на этот вопрос, альтернативы другой нет. Если мы хотим жить хорошо, мы должны быть здоровыми.

- Будут ли в рамках реализации приоритетного национального проекта «Образование» предусмотрены дополнительные ресурсы для создания безопасных условий учебного процесса? В частности, оснащение школ охранно-пожарными сигнализациями, кнопками тревожного вызова.

Сергей Катанандов: Безусловно, мы поддержим реформу образования и самая большая часть расходов из бюджета на эту систему. Проект национальный очень важен для нас. В рамках этого проекта реализуется несколько идей. Мы будем расширять проект, и об этом говорил президент. Надеюсь, что и мы потихоньку будем поддерживать районные власти, выделять средства на охранные мероприятия. Хочу обратить внимание, что то, в каком состоянии находится школа, как она содержится, во многом зависит от местной власти и от попечительских советов. Призываю и население, и депутатов местных районов не забывать свою ответственность в этом вопросе. Рассчитывать только на государство – нечестная позиция. Это совместная работа.

- Возможно ли на территории Карелии создание свободных экономических зон? Если нет, то по каким причинам?

Сергей Катанандов: Теоретически, конечно, возможно. Это очень неплохая перспектива для наших двух районов: Сортавальского района и Костомукши. Но провести сейчас это невозможно, в силу того, что российское законодательство не позволяет в стране создавать свободные экономические зоны, такие как Сингапур, Гонконг. Но мы и сами еще не готовы, нам нужно вкладывать в развитие таких территорий большие деньги. Однако мы рассчитываем на то, что на территории Карелии с участием государства появятся инновационные деревни, технологические парки, в том числе на базе Петрозаводского государственного университета. Мы ведем такую дискуссию, и будем добиваться строительства таких территорий. Конечно, мы хотим, чтобы у нас карельские территории были такие специальные. Но это немножко отличается от зон, но тем не менее. Для того чтобы воспользоваться нашими преимуществами. А на самом-то деле мы должны рассчитывать всегда на свои возможности. За красивыми этими названиями мы должны помнить, многое зависит от того, как мы вовлекаем свои ресурсы. И главное, как настроен в Карелии человек на поиск дополнительных средств для организации своего быта.

- После 20 часов из Муезерки невозможно дозвониться на межгород. Как совместными усилиями можно решить эту проблему?

Сергей Катанандов: Хочу успокоить Муезерский район: потихоньку, видимо в течение 2006-08 годов эта проблема решится. Уже начаты работы по прокладке кабеля. Серьезную работу в этом плане ведет Правительство.

- Сегодня растет спрос на жилье, соответственно растет спрос на строительные материалы. Тем не менее, ресурсы районов Карелии, в части выпуска строительных материалов используются недостаточно. Сегодня идет строительство, в третьем квартале сдает Костомукша цех по производству домов из деревянных утепленных щитов по скандинавской технологии. Будет ли оказываться помощь предприятиям, которые развивают свою собственную базу стройиндустрии в районах? Можем ли мы рассчитывать на взаимопонимание и помощь от исполнительных органов республиканской власти, в части выделения кредитных ресурсов из республиканского бюджета. Что вы думаете в целом о стройиндустрии Карелии? О её возможностях?

Сергей Катанандов: Я хотел бы обратить внимание на то, что отрасль строительных материалов является одной из главных для республики. Традиционно мы заготавливали камень, щебень, выпускали пиломатериалы, столярные изделия, железобетонные изделия традиционно не только для использования на своей территории, но и за пределами Карелии. Отрасль сейчас динамично развивается, она дает около 5% наших доходов и рабочих мест. Соответственно, мы заинтересованы в строительстве новых карьеров, в появлении новых строительных материалов. Мы будем помогать, выделять ресурсы, если это будет нужно. Надеемся на то, что в ближайшие годы мы возродим деревянное домостроение и более активно начнем внедрять его на территории Карелии и всей России. Кстати, об этом сейчас много говориться, в том числе в рамках проекта строительства жилья. Поэтому я с оптимизмом смотрю в будущее этой области нашей деятельности и рассчитываю, как и при развитии туризма, получить дополнительный доход в нашу экономику.

- В рамках национальной программы доступное жилье, в Костомукше запланировано построить 90 тыс. м2 жилья, для чего запрограммировано финансирование из нескольких бюджетов, из различных источников финансирования. Каков механизм поступления денег на места, средств из республиканского и федерального бюджетов?

Сергей Катанандов: Первый шаг – должна быть проектно-сметная документация и принятое решение о выделении средств. После этого к нам нудно направить заявку. Мы эти вопросы решаем в рамках деятельности Законодательного Собрания. В частности, в Костомукше, да и в любых крупных городах мы в первую очередь должны вкладывать деньги в развитие инфраструктуры, в строительство сетей, в том числе и энергетических сетей. Это немалые деньги. Без этого невозможно удешевить строительство жилья. Безусловно, мы задействуем свой банк «Онего», рассчитываем на его помощь и поддержку. Ну, а с федеральным центром нужно работать постоянно. При наличии документации оформляем заявки и, выезжая в Москву, доказываем необходимые потребности. Процесс непростой, несмотря на то, что часть денег в федеральном бюджете запланирована.

- Как вы относитесь к тенденции увеличения доли платного образования?

Сергей Катанандов: Если вспомнить ситуации, некоторые товарищи, которые профессионально работают в этой области, говорят о том, что в стране заболели университетским образованием. Сегодня сложнее найти человека, профессионально подготовленного для работы на рабочем месте, чем с высшим образованием. Количество людей, у которых есть потребность получить высшее образование, растет. Я положительно к этой тенденции отношусь. Хотел бы, чтобы ребята, которые за деньги получают образование, сами выбор сделали. Профессиональная ориентация в школах построена пока плохо. Наша задача – изменить эту работу. Мы сейчас предпринимаем усилия, чтобы помочь молодежи правильно выбрать профессию. Государство должно обеспечить конституционные права граждан. Поэтому не может быть и речи о сокращении количества людей получавших и получающих бесплатное высшее образование. Мы за этим строго следим. Я надеюсь, что в ближайшие годы, никаких изменений в этой области не допустим. Это не просто будет делать, но, тем не менее, я убежден, что мы это сделаем. И еще раз всех, кто собирается учиться дальше, кто сегодня учится, призываю делать правильный выбор. Потому что второе образование придется уж точно за деньги получать. А у нас, к сожалению, что происходит. Молодежь, получившая высшее образование… Кстати один из вопросов существует: куда устроится студентам? Все, кто получает высшее образование, трудоустраиваются. Нет безработных в Карелии, кто имеет высшее образование. Другой разговор, одни месяц, два или полгода; но работу себе ребята находят. Но половина из них работают не по профессии. Нас это конечно настораживает. Когда ребята учатся на врача, учителя, но все равно не едут в деревню, хотя там полно рабочих мест. Поэтому я предложил государству вернуться к практике, которая была раньше. Учишься за государственные деньги, на три года, пожалуйста, поезжай на свободные рабочие места. Их много сегодня. Мы говорим, что у нас есть безработица, в то же время практически в каждом районе есть вакансии работников вот в этой сфере, о которой я сказал.

- Районный совет города Пудожа в апреле выразил недоверие главе района. Какова его дальнейшая судьба? Что будет с районом?

Сергей Катанандов: Это пример того, что означает ситуация, когда у людей есть неудовлетворенность деятельности главы местного самоуправления, избранным всенародно. Отсутствуют механизмы, возможность его отстранения от власти. Разве только в такой стадии, когда наказание за нарушение законодательства неотвратимо. По Пудожу - для нас это не новая история. Постоянно возникали конфликты между местной властью и депутатским корпусом. Я не думаю, что это правильный ход со стороны совета в преддверие выборов; обсуждать его не хочу. В процесс, конечно, нам вмешаться трудно. Мы, безусловно, среагируем и дискуссию проведем. Наши коллеги по моему поручению выезжают в район, что там произошло конкретно. Почему депутаты приняли такое решение, особенно сейчас, когда до выборов осталось совсем немного. Пудожский совет, насколько я помню, вообще отказался от выборов.

- Будет ли у республики возможность сделать дом ветеранов, для решения многих, в том числе и социальных вопросов?

Сергей Катанандов: Безусловно, ветеранская организация уважаемая, безусловно, назрел вопрос решения данного вопроса. Мы будем думать на эту тему. Единственно, мы немножко отличаемся от Москвы по возможностям. Но при этом, в прошлом году тоже сделали подарок для наших ветеранов и отремонтировали госпиталь для ветеранов. Он сегодня является одним из лучших на Северо-западе. Следующий шаг, наверное, тот, который вы сказали. В ближайшее время мы найдем какое-то решение.

- Как вы оцениваете в Карелии реализацию национальных приоритетных проектов? В своих замечаниях Вы обратили уже внимание на решение проблем по строительству жилья и образованию. Но только ли они тормозят их осуществление? Складывается ощущение, что тормозится работа в этом направлении.

Сергей Катанандов: Я хотел бы обратить внимание, что эти проекты ни на один день. Понятно, что ожидать итоги по истечению трех месяцев слишком оптимистично. Ушло довольно много времени для организации конкретных дел, более того, эти дела такие непростые. Если вспомнить о том, что мы замахнулись на решение двух вопросов, которыми мы занимались в течение всей жизни нашей страны, - это строительство жилья и развитие сельского хозяйства. Но оптимизма не должно быть там уж так много. Это вопросы коренные, базовые, определены, как приоритеты позволяют нам решить свои небольшие ресурсы, людские, материальные, финансовые на этих направлениях. Организационно мы готовы. Я поддерживаю выбранные авторитеты, считаю их актуальными, важными, и в развитии всех программ, мы примем собственные решения, будем дополнительно выделять деньги. Что касается вот этих двух самых сложных проектов (проект «Село» и проект строительства жилья), очевидно, нужен переходный период, чтобы мы маховик сдвинули с места. Это видимо 2006 год. Но именно даже в этом году строительство жилья будет увеличено на 6%, а в следующем году еще на 10%. Но это не то, что требует от нас президент - в 2 раза увеличить строительство жилья. Но я рассчитываю, что мы достигнем в 4-5 лет эту цифру, потому что все меры, которые нужно, для этого предприняты. Где у нас есть узкие места в реализации проектов? Здесь государство реально начинает передвигать ноги муниципальным органам власти, входящим в систему исполнительной власти России. Без этого невозможно, не модернизировать наши системы ни здравоохранения, ни образования, ни тем более решить жилищное строительство. Так как без площадок для строительства жилья, без развитой инфраструктуры невозможно вообще ничего строить. Все дело до абсурда дошло. На уровне президента обсуждается проблема, и Грызлов выступает с инициативой: дайте для строительства деревянных домов землю. Потому что негде строить. Это вроде бы смешно смотрится сверху, а внизу реальные вещи. Землёй распоряжаются муниципалитеты, которые сегодня в Карелии не провели ни одного конкурса по выделению земли под приоритетный проект «Строительство жилья». Поэтому даже не зазывают ни в Кеми, ни в Сортавале, ни в Лахденпохья - приезжайте к нам из-за пределов Карелии, стройтесь. Или стройте для себя и для тех, кто живет в Карелии. Конечно, мы ведем диалог с местной властью. Я вчера подписал соглашение со всеми районами. Завершили мы организационную работу. В ближайшее время мы еще раз вернемся к этой теме. Но в любом варианте, я повторю, у меня больше оптимизма и позитива в ответе, чем скепсиса, который был у меня по ряду вопросов, положим, несколько лет назад. Но как строитель, я могу твердо сказать: строительство жилья – это локомотив. Вот мы сейчас уже для себя решили вернуться к теме развития домостроения из дерева. Будем объявлять конкурс, выделять собственные средства, для тех, кто хотел бы развить такой вид бизнеса и начал бы у нас активно выпускать домики. У нас достаточно много фирм, около 10, сегодня уже делают дома. Но это, как правило, элитные, эксклюзивные дома, по заказу, из солидного количества дерева. А нам надо делать эффективные дома. Я думаю, что в 2007-08гг. один из заводов таких мы обязательно у себя на территории республики построим.

- Мы знаем о том, что запланировано строительство в Чемушах строительство врачебной амбулатории, жилье для медицинских работников. Когда начнется строительство, какое жилье будет предоставлено медицинским работникам? Будет ли выделяться автотранспорт для лечебных учреждений из республиканского бюджета?

Сергей Катанандов: Я хотел бы, пользуясь случаем, поблагодарить медвежьегорцев за то, что район вышел из числа отстающих и самых проблемных. Нам это вместе стоило много сил. Но сейчас район динамично развивается, и меня это очень радует. Строятся новые предприятия. У района небольшая безработица и хорошее настроение. Несмотря на то, что это самый большой по территории район, один из самых сложных в системе управления и наследство, которое осталось с советских времен. Тем не менее, Пудожский район живет сегодня, если говорить о морально-политическом климате, значительно хуже, хотя имеет лучшие возможности, чем Медвежьегорский. Но было совсем недавно по-другому. Мы, безусловно, заинтересованы в реализации проекта «Здоровье». Мы в рамках программы «Здоровый образ жизни» наметили план наших действий. Собираемся построить 10 амбулаторий. В Чемушах в ближайшее время такая амбулатория будет. Единственное, надо проявить активность, как можно скорее сделать проектно-сметную документацию. Но я рассчитываю, что мы за 5-6 лет эти 10 амбулаторий, которые обозначили, построим. Мы будем и дальше помогать районам, с учетом того, что у района есть вклад, перспектива. Мы наметили в ближайшее время встретится с руководством района, обсудить вместе наши проблемы.

- В настоящее время идет реализация национального проекта «Доступное жилье», но до настоящего времени лес на корню не выделяется. Как решать этот вопрос?

Сергей Катанандов: Надо признать, что мы немножко подзапустили эту тему из-за того, что российское законодательство довольно резко меняется в области лесопользования. Полномочия от нас перешли на федеральный уровень. Но, тем не менее, я думаю, что в ближайшее время мы найдем решение этого вопроса. Хотя федеральное агентство возражает против такого распределения, как это было раньше десятки лет в республике. В следующем году эти полномочия будут возвращены нам. Мы уж точно будем принимать решения такие, какие надо, несмотря на сложности, с которыми сталкивается, положим, бюджет и те, кто управляет лесами.

- Во время недавнего выступления на Радио России Вы отвечали особенно хорошо, когда говорили, как профессиональный строитель. У Вас двое детей, и совсем не большие, а школьники, и вы бюджетник, врач. Вы хотите купить квартиру через ипотеку. А: под какой процент в банке? Б: какую сумму вернет правительство? В: будут ли участвовать Ваши родственники? Пожалуйста, покупайте двух- или трехкомнатную квартиру. Расскажите, как Вы это сделаете.

Сергей Катанандов:К сожалению, никак практически. Сегодня, я уже об этом не раз говорил, несмотря на все наши усилия… Все есть. Проценты мы можем заплатить. Потому как сегодня банковский процент 13%, мы до 6% его снизили. В банке «Онего» можно это сделать. Можно найти решение и всех остальных вопросов, но последнее – залог. Вот здесь непреодолимое препятствие. Вся наша банковская система, управляемая Центробанком, не в состоянии решить эту тему. Последние встречи в нашем Центробанке, мы уговаривали, пытались убедить Елену Николаевну выступить с инициативой банковского сообщества все-таки изменить эту ситуацию. Надеюсь, что в рамках национального проекта, когда все-таки окончательно разберутся со всеми инфляционными вопросами и начнут отвечать на эти вопросы. Увидят, что залоговая схема не работает и не позволяет вот таким людям, у которых сегодня минимальный доход, получать квартиру. Кто воспользовался ипотечным строительством в прошедшие два года? Те, у кого доход на семью от 15 до 25 тыс рублей. Ясно, что два бюджетника такого дохода не имеют. И второе, что еще плохо?! Что государство не строит для своих, работающих в сфере бюджетной, жилье. Мы тоже сейчас рассматриваем этот вопрос, думаем, как его решить. Найдем мы это решение в ближайшие несколько лет в любом случае. И конечно, все-таки в любом варианте, завершая разговор, чтобы был конкретный ответ. Надо прийти к нам в банк «Онего» и попробовать в нашей ситуации все-таки найти решение. Я бы рекомендовал такой семье обратиться в банк.

- Кандалакша до 1938 года входила в состав Карело-финнской республики. Настал момент восстановить историческую справедливость и присоединить Кандалакшу с подведомственной территорией к республике Карелия. Это вызовет развитие северных территорий Карелии, поскольку Кандалакша имеет достаточно высокую налогооблагаемую базу. Достаточно вспомнить кандалакшский алюминиевый завод. Что вы думаете по этому поводу?

Сергей Катанандов: Я бы на эту тему сказал: «Нам чужого не нужно, но и своего не отдадим!» Такие вопросы, конечно, я думаю даже обсуждать не надо, так как предложений масса на этот счет, может звучать, например, судьба Соловков и многое другое. Я уже говорил, не созрел этот вопрос сегодня. И в ближайшее время, видимо, он не созреет. Серьезные изменения границ Российской Федерации в рамках Российской Федерации. Что касается наших добрых соседей – мурманчан, слава богу, что у них есть такие продвинутые территории. Мы думаем, как развивать наш север и это наша обязанность. И последнее, я могу что сказать, все мы живем в России, это наше главное богатство. Все эти границы у нас условные. На бумаге их можно увидеть, на практике их нет. И упаси бог, если мы будем в масштабах своей территории экономически мыслить или тем более геополитически. Карелия - да, важно, но помнить всегда, что самое главное для нас - это наша великая страна, наше государство, которое является своеобразной базой, основой, где мы все в мире и согласии живем. И напомню, несмотря на то, что некоторые любят говорить, куда идут наши богатства? Так вот сегодня республика приличные суммы денег получает от нашего главного богатства – нефти. В частности, если честно сказать, практически весь пенсионный фонд финансируется за счет этих средств. Потому что у самой республики средств на дополнительные выплаты, которые постоянно идут, это социальные льготы, которые сегодня получают федеральные пенсионеры и льготники, нет. Соответственно и от нефти мы кое-что получаем.

- Какие предпринимаются меры социальной защиты педагогов-пенсионеров, проживающих в сельской местности?

Сергей Катанандов: Постоянно муссируется этот вопрос, как особенный какой-то. Можно подумать, что педагоги, любые другие пенсионеры отличаются от простых граждан. Не надо нам делить никого ни на какие категории. Все, что касается людей, живущих в сельской местности, законодательств принято много на этот счет. Вся социальная защита и закон о ветеранах направлены на то, чтобы поддержать этих людей. Более того, я бы хотел обратить внимание жителей села, вернее обратить внимание всех, кто живет в деревне на вопрос, неудивительно ли для многих, когда деревня вся без работы, когда закрыт леспромхоз и зверосовхоз, что все государственные институты работают, и при этом еще и вопросы можно задавать? Платятся пенсии, работает почта, работает школа, работает амбулатория, только… Только те, кто должен работать в совхозах и леспромхозах не работают. И соответственно, ни налогов нет у государства, ничего. Поэтому надо меньше на эту тему муссировать вопросы, а больше думать все-таки о том, как нам оживить деревню, как сделать, чтобы в деревне больше было средств за счет собственного труда. И чтобы те, кто работал, поддерживал своих пенсионеров, ветеранов, живущих в деревне. Государство сегодня немало делает. В частности, мы приняли целую серию законов по поддержке сельского жителя. И сегодня вся эта монетизация в первую очередь была направлена как раз на то, чтобы жители села получили поддержку, в том числе, конечно, и педагоги. У нас специальный закон о поддержке учительства, вышедшего на пенсию, пока не получил поддержки. Мы обсуждаем, ведем дискуссию, в ближайшее время он тоже будет принят. Я не разделяю точку зрения, что какие-то деления должны быть.

- Вопрос на злобу дня: пришла весна, пришло время убирать город и республику. Центр Петрозаводска убрали, а о районах города и о районах республики говорить сложно. В то же время опрос на одном из карельских сайтов показывает: горожане не готовы или просто не хотят убирать свой город, убирать свою республику. Они считают, что заниматься этим должны дворники и специализированные службы. В связи с этим три связанных вопроса: во-первых, что делать? Во-вторых, кто должен заниматься уборкой города? И третий вопрос: как подвигнуть горожан на уборку собственных улиц?

Сергей Катанандов: Первое, что я бы хотел попросить всех жителей Карелии 29-го числа выйти на субботник и убрать свои дворы, территории своих предприятий и приусадебных участков, это тоже, кстати важно. Потому как без населения очень трудно себе представить, что мы наведем порядок в собственном доме и в собственном подъезде. Что касается деятельности служб, которые мы нанимаем и которым мы платим: справедливы упреки горожан. Качество работы коммунальных служб в городе и в республике низкое. В частности, мы проверили сегодня деятельность управляющей компании города Петрозаводска. Только 42% территории укомплектованы дворниками. Конечно, при таком подходе убирать город становится все сложнее и сложнее. Мириться с этой ситуацией мы не должны и не будем. Ясное дело, что заставлять и понуждать коммунальные службы вести свою работу добросовестно придется. И я позицию петрозаводчан в этом плане буду поддерживать. Однако, даже при этом, напоминаю, что если петрозаводчане сами не хотят убирать за собой там, где это нужно, то власти остается только один способ – воздействие кнутом. Здесь пряника не будет. Мы сейчас внесли закон об ужесточении требований к жителям города, кто нарушает тишину, кто мусорит. Повысим штрафы, будем действовать более жестко по отношению к этим людям и предприятиям, к руководителям предприятий, которые загрязняют города и республику.

- Будет ли упрощена система выплаты льготных кредитов в рамках национального проекта «Развитие агропромышленного комплекса» для малых, фермерских и подсобных хозяйств?

Сергей Катанандов: Пытаемся мы решить этот вопрос. Вопрос этот сродни вопросу об ипотеке. Объявили, что создадим потребительские кооперативы, сельскохозяйственные кооперативы, обращайтесь в банк за льготными кредитами. Когда люди туда пришли, система кредитования оказалась точно такая же, как по жилью. Но с процентами договорились, государство на себя взяло. А опять остались те же самые залоговые требования. Мы тоже этот вопрос обсуждали у себя и с банком обсуждали. Надеюсь, что в ближайшее время, послабление в целом по этим вопросам будет и с учетом того, что эти вопросы находятся на контроле у вице-премьера правительства, то все-таки изменения должны быть.

- Необходимо упростить механизм получения льгот всеми категориями граждан, денежных компенсаций за покупку дров. Просим установить твердую сумму оплаты для каждой категории граждан.

Сергей Катанандов: Много раз обсуждали эту тему, хотел бы обратить внимание, что в принципе одни из немногих, кто вообще ввели эту льготу. После того как граждане начали получать дрова, теперь оказалось, как вы знаете, чем больше делаешь, тем больше критики, это уже давно известно. Три сейчас варианта, как упростить эту систему. Но справедливости ради, сейчас народ поехал по деревням, и вы проедете вдоль дороги – увидите горы дров. Уже зима заканчивается, а дрова еще не использованы, даже не сложены, лежат в деревне. О чем это говорит? О том, что закон начал работать и о том, что люди действительно реально получают эти дрова.

- Вопрос в продолжение темы ремонта дорог в городе Петрозаводске. Вы уже упомянули о десятилетней перспективе развития, а что будет через несколько месяцев например? Очевидно, что городские власти не справляются с ремонтом дорог. Так же не ремонтируется Гоголевский мост каждый год, не ремонтируется Заводская улица. Готова ли республика как-то помочь городу в этом вопросе?

Сергей Катанандов: Назрел этот вопрос, собственно говоря, но с другой стороны, я уже много раз говорил, что мы поделили компетенцию и ответственность. В силу того, что сегодня все наши руководители самостоятельны, бывает иногда, нам приходится вести себя по отношению к самостоятельным людям довольно жестко. Взялся за гуж, не говори, что не дюж. Соответственно, если это компетенция администрации, любой – у нас этих проблем полно не только в Петрозаводске,- то надо честно признать, что свои функции надо выполнять. Мы на первом этапе пытались помогать и выделяли средства, но потом увидели, что часть руководителей воспринимает нашу помощь и поддержку как само собой разумеющееся, а на самом деле в республике полно дыр, куда нужно направлять бюджет. И без дорог Петрозаводска полно вопросов. Дискуссия в Законодательном Собрании по использованию республиканских средств идет давно и очень сложно. Что я для себя решил? Мы, конечно, вынуждены специально рассмотреть тему дорог Петрозаводска. И не только дороги, но и благоустройство города. Почему и говорю, что в рамках, утвержденного на будущее генерального плана нам придется предусмотреть реальные шаги по изменению ситуации в этой области. И последнее, я бы не стал в Петрозаводске драматизировать ситуацию. Вот мы вообще не представляем себе, какие дороги в России. И то, что у нас есть 2-3 непроезжих улицы, это не означает то, что совсем нельзя проехать. Более того, как правило, даже при этом городская власть справляется с организацией проезда общественного транспорта, что является принципиальным. И ямы, пусть плохо, может быть, с опозданием к середине лета все равно заделают. И я бы не драматизировал, не деревня Петрозаводск. И когда нам волну гонят те, кто живет в Петрозаводске, что у нас грязный город или он такой уж не ухоженный, мне просто становится, ну честно говоря, не по себе. Потому что люди мало представляют себе, какие могут быть проблемы у жителей крупных городов. Но если конечно мерить все по Москве, то да, там дороги хорошие. Но надо еще в Питер съездить, посмотреть, как там можно ездить. Совершенно в двух шагах. И что за пробки там, и какие там улицы. И тогда все станет на свое место очень быстро, начинаешь любить свой город и уважать труд, пусть даже тяжелый. Чем обернется нам серьезное переустройство улиц и вложение средств – миллиардами рублей. Это не трехкопеечная работа. И разговор не идет просто сверху бросить асфальт. Каждый год мы видим, что происходит – надо полностью переустраивать улицы. Полностью менять грунт, делать реконструкцию дорог, это серьезнейшие деньги. Браться придется, это очевидно и, видимо, уже начиная с этого года. Но пока решение не принято.

- Когда будет разработана и принята отраслевая система оплаты труда работникам здравоохранения? В чем принципиальная разница между существующей оплатой труда?

Сергей Катанандов: Эта тема пока дискутируется. Мы сделали первый шаг в прошлом году, когда ввели новый порядок оплаты в наших республиканских учреждениях, частью работающих в Петрозаводске. Второй шаг – защитили низкооплачиваемых сотрудников, кто получает зарплату по первому-пятому разрядам. И сейчас рассчитываем, что в 2006 году все-таки разработаем мы новый порядок оплаты труда для педагогических работников и работников здравоохранения. Видимо, где-то не позднее 2007 года-начала 2008 года должны ввести новую эту оплату в Карелии. Всего три территории решились на такие преобразования. Это вопрос непростой, потому что на самом деле стоит он конкретно, чего нового-то мы сделаем, кроме того, что денег добавим. Потому что и так индексация идет. С первого мая индексируем зарплату, с первого октября еще раз индексируем зарплату. Но это не то, что нужно делать. Тут даже не столько проблема в наличии средств, а проблема в том, что нет идей. У государства нет рекомендаций тоже. Мы обсуждали эту тему в рамках деятельности правительственной комиссии и поручение дано министерству социального развития нашему разработать такие рекомендации. Потом, мы обсуждали в рамках госсовета проблему зарплаты учителей. Тоже даны поручения, разработать рекомендации. Это очень сложная тема для нас. Но повторю, мы в любом варианте, для себя поставили на решение 2006 – начало 2007 года.

- Вопрос о получении бесплатных лекарств и нехватке денег на приобретение некоторых из них.

Сергей Катанандов: Сколько лекарств бесплатных должен он получать в силу того, что у него есть уже накопленные болезни к определенному возрасту? И какие поощрения он должен от имени государства получать? Вот стоит вопрос, если человек всю жизнь злоупотребляет дурными привычками, почему мы должны все о нем заботиться?! Ведь фактически сегодня так все и происходит. Когда мы смотрим на причину инвалидности, когда мы смотрим особенно на причину нетрудоспособности людей в довольно ещё среднем возрасте, то одна из них – это пьянство. Конечно, это все реальные вещи, почему я и обращаюсь к гражданам – беречь свое здоровье и уйти от пагубных привычек. Лучше идти в спортивные залы. Что мы хотели бы иметь в стране? Конечно, я за монополию по продаже спиртного, считаю, что это проблема. Ряд государств принял такие решения. В частности, Китай, на который мы ссылаемся постоянно, как на модель развития, имеет монополию на продажу водки, да и ряд других зарубежных стран. Такого безобразия как у нас, что с подворотни можно везде продавать водку, нигде нет. Мы сейчас упорядочили продажу, хоть ночью запретили продавать. Но это все полумеры. И вторая тема, конечно, меня поражают люди. Мы говорим о деревне, но все же видят, что полупьяный народ шатается. Но должны же ведь когда-то проснуться обыкновенные инстинкты у граждан, и кто-то должен возмутиться поведением другого. Но ведь нельзя же мириться с тем, что эти люди сидят у нас на шее. И я рассчитываю, что общество начнет тоже негативно относиться к тем, кто мешает нормально жить и кто злоупотребляет спиртным.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter