Для тех, кто не плывёт, не бывает попутного ветра

Для тех, кто не плывёт, не бывает попутного ветра

Для тех, кто не плывёт, не бывает попутного ветра

19 июня 2014, 18:12
Политика
Олег Салмин
Для тех, кто не плывёт, не бывает попутного ветра

О необходимости инноваций высказались уже все заинтересованные в разговорах об инновациях стороны. И не по одному разу. Кто-то высказался со злорадством, кто-то - с воодушевлением. Осталось только понять о чём, собственно, говорили?

Если вы собираетесь построить завод, выпускающий самую современную продукцию на основании самых современных технологий, то, конечно, вы можете называть и этот завод, и эту продукцию, и эту технологию «инновационными». Это, в некотором смысле, действительно так, если сравнивать их с какими-то устаревшими производствами. Но мы, всё-таки, не будем называть это инновацией, потому что она не является таковой. Технология известна до мелочей, необходимые расходы на создание производства тоже подсчитаны. Потребительские свойства продукции, и её цена известны. Конечный экономический эффект этого предприятия тоже вполне понятен. Это – не инновация! По сути, это предприятие ничем не отличается от любимого бизнес-приёма российского предпринимателя, освоенного им в совершенстве: купить что-нибудь хорошо знакомое за рубль и продать – за два.

В этом бизнес-приёме, в этом предприятии нет неизвестности, нет неопределённости. В нём уже нет новизны. Это – не инновация! Вот если вы всегда жарили картошку с луком, а однажды взяли и поджарили её с чесноком или, например, сосновыми опилками – то это инновация. В пределах вашего личного опыта. Даже если в соседних квартирах испокон веку приготовляют картошку именно таким образом, но вы не копировали эту технологию, а придумали её самостоятельно.

Так как люди постоянно вносят какие-то коррективы в свою деятельность, а абсолютно точное знание последствий этих изменений, как и абсолютно точное копирование чужого опыта, в принципе невозможно, то понятно, что любой человек, в большей или меньшей степени, является инноватором. Но мы не будем говорить об инновационности как об индивидуальном качестве в тех или иных индивидуальных формах органично присущем каждому человеку, предприятию, процессу. И уже в силу этой органичности и индивидуальности, как правило, не осознающееся ими.

Напротив, нас интересует инновационность, как результат применения некой формальной, стандартной технология, одинаково применимой в деятельности любого человека или любой организации, независимо от их индивидуальных отличий.

Если вы желаете выпить стакан молока, то у вас должна быть корова. Или соседи, у которых есть корова и которые торгуют молоком. Молока должно быть достаточно для всех желающих его купить, иначе вы опять-таки остаётесь без молока. Всё хорошо – молока хватает для всех, но вы не можете купить стакан молока. Вы должны брать его регулярно и не менее литра, иначе с вами вряд ли станут разговаривать. А может быть вы вообще живёте в тундре и в радиусе 500 километров коровы пасутся только в интернете. Это ещё более усложняет добычу желанного стакана молока.

Так было раньше, до появления технологий, в основании которых, в общем, та же самая корова с выменем полным молока. Ничто не изменилось, просто к тому, что всегда было, добавились новые технологии. И мир изменился, он стал современным. Теперь вы просто идёте в ближайший супермаркет и покупаете это самое молоко. Когда хотите и сколько хотите. Даже если вы не знаете в отличие от Есенина, что корова доится двумя пальцами. Это так беспроблемно, что вы вообще можете считать чужой магазин собственным складом готовой продукции, которую вы всегда можете забрать, понеся некоторые издержки на её хранение.

Точно так же просто, как просто вы получаете стакан молока не имея коровы, можно получить инновационность, не будучи новатором. Как результат применения технологии. Технологии абсолютно универсальной, доступной любому человеку, любому предприятию, любой системе управления, независимо от их индивидуальных способностей к новаторству. Это так же верно как-то, что в наше время лучшие результаты в вычислениях показывает не тот, кто имеет феноменальные способности к перемножению в уме шестизначных чисел и извлечению корней из них, а тот, у кого более проворные пальцы, а под рукой есть калькулятор. Технологии изменяют мир, делая, казалось бы, вечного аутсайдера победителем, а бывшего победителя, не сумевшего вовремя воспользоваться инновационной технологией, – аутсайдером.

Российскому обществу свойственна консервативность. Это было бы отлично, если бы эта консервативность временами (и местами) не была чересчур уж чрезмерной, приобретая нередко форму отсталости и архаичности. Причём эта чрезмерная консервативность не является свойством самого только российского общества или российского государства, хотя бы потому, что общество и государство – это абстракции, состоящие из отдельных индивидуумов, индивидуальная консервативность которых в сумме как раз и составляет консервативность общества и государства. И относится это даже (страшно сказать) к представителям креативного класса.

Таким образом, преодоление чрезмерных проявлений консерватизма, повышение уровня собственной инновационности – это задача не только общественная и государственная. И касается она не только российского бизнеса. Эта задача актуальная для любого представителя нашего общества, даже не относящего себя к таковым в силу каких-либо личностных психологических установок, искажающих правильное восприятие действительности.

Мир изменяется, и если вы не изменяетесь вместе с ним, то остаётесь на месте, а мир уходит вперёд. Уходит от вас. Чтобы, как минимум, соответствовать ему, необходимо изменяться вместе с ним. Тот же, кто изменяется быстрее окружающего мира, ведёт мир за собой. Но и в этом надо знать меру, чтобы самому не уйти от мира. Потому что, говоря словами Баратынского, «не найдёт отзыва тот глагол, что страстное земное перешёл».

У нас есть пример инновационности природы, хорошо всем знакомый в наше просвещённое время. Природа постоянно производит новые формы самой себя через механизм наследственной изменчивости, в основе которого лежит генетическая мутация. Спонтанная и ненаправленная. Но, что особо важно для нашей темы, мутации эти регулируются воздействием на организм так называемых мутагенов. Так как наследственная мутация – это полная аналогия инновации, то суть наших поисков сводится к тому, чтобы найти, условно говоря, некий «мутаген», применение которого в жизни общества или отдельного человека позволило бы им осмысленно и целенаправленно повышать степень своей инновационности.

Однако, главная проблема не в том, чтобы найти этот «мутаген», а в том, чтобы принять его. Ибо принять неизвестность и неопределённость как норму, более того, стремиться к ним как к чему-то желаемому, слишком сложная задача для природного консерватора, любящего определённость и неизменность. Но без этого «принятия» и этого стремления не может быть инновационности, ибо суть её точнее всего выражена словами русской народной сказки: «пойди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю, что».

Продолжение следует...

Сюжеты:
Статьи
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter