Чужие среди «своих»

Чужие среди «своих»

Чужие среди «своих»

19 мая 2016, 09:01
Политика
Олег Салмин
Чужие среди «своих»

Наскучила Василию Попову деревенская жизнь, перебрался он в столицу Финляндии и, видимо, решил отметить это событие рекламно-политическим материалом на одном из главных телевизионных финских каналов.

Совершенно нечаянно, разумеется, но при этом очень кстати, компанию в хельсинской «А-студии» ему составили ещё несколько наших соотечественников – Илья Яшин (ПАРНАС), Андрей Стародубцев (Александровский институт) и Артём Филатов (Эхо Москвы Санкт-Петербург). Были и иностранные участники: эстонка Тийу Похл (Таллиннский университет) и ведущий программы – финн Леван Твалтвадзе.

В результате, сложилась по-своему интересная картина, не лишённая, впрочем, резких противоречий. Собственно именно этими противоречиями она и интересна главным образом. А отнюдь не прозвучавшими в передаче политологическими оценками.

Господин Твалтвадзе вёл программу корректно, избегал высказывать собственное мнение по тем или иным проблемам, и с одинаково ироничной улыбкой встречал как материалы о российских проблемах и российской политике, так и заявления российских политмаргиналов по поводу этих проблем и этой политики. Без видимых предпочтений.

Под стать ему вела себя и его эстонская гостья госпожа Похл. Она, конечно, порассуждала о России в духе общеевропейских антироссийских представлений, но не злоупотребляла этим. Как-то всё это было по-европейски умеренно. Хотя с другой стороны, не совсем понятно, зачем её вообще пригласили на передачу, так как все её рассуждения оказались на уровне обывательских кухонных разговоров. Ничего интересного по делу она так и не сказала. Возможно, её пригласили для установления российско-европейского баланса в студии. Или для демонстрации младоевропейского снобизма. Если так, то с обеими задачами она успешно справилась.

Надо сказать, что наш соотечественник, сотрудник многочисленных университетов, институтов и центров, господин Стародубцев тоже проявил изрядную долю политкорректности. Он вполне академично порассуждал о разных формах авторитаризма и этим, в общем-то, ограничился. «Кремлёвский режим» не обвинял, хотя, конечно, и не хвалил. На внешний вид, ну просто европеец, один в один. Не отличить!

Чего не скажешь о двух других наших соотечественниках. Артём Филатов рассказал телезрителям (или «настучал» присутствующим в студии европейцам?) о российской фабрике троллей. И вложил в свой рассказ всю свою душу. Так вложил, что эстонка Тийу Похл в какой-то момент очевидно испугалась. Возможно она испугалась того, что в приступе ненависти к «кремлёвскому режиму» господин Филатов начнёт избивать её (как самую ближнюю к себе) руками и ногами. Но скорее всего она испугалась той чёрной пустоты, той чёрной бездны, которую, приглядевшись, она увидела на мгновение в глубине этого человека.

Возможно, у господина Филатова просто такое лицо. Был же у Виктора Гюго «Человек, который смеётся». Если кто не помнит, этому человеку во младенчестве сделали пластическую операцию и его лицо «смеялось» даже тогда когда он плакал. Может быть, у Андрея Филатова лицо «Человека, который ненавидит». А так он добрый, ласковый и политкорректный. Настоящий европеец! Впрочем, текст выступления господина Филатова практически исключает возможность такого теоретического предположения.

Однако, господин Филатов нас не очень интересует. Нас, конечно, интересует, главным образом, господин Попов. Но прежде мы обязаны уделить внимание господину Илье Яшину, чтобы на контрасте лучше понять нечто возможно интересное для нас.

Господин Яшин говорил много, с увлечением «травил» ненавистный «кремлёвский режим», радовался надвигающимся на Россию трудностям, защищал «мирный» Запад от происков «агрессивной» Москвы и т.д. и т.п. И совершенно не обращал внимания на то, что все его рассказы, находящиеся в студии европейцы Твалтвадзе и Похл, слушают с выражением плохо скрываемого презрения (смешанного с недоумением) на лицах. Потому что его (и господина Филатова, разумеется) поведение в студии, его риторика, «логика» его рассуждений, пафос его речей абсолютно неприемлемы с точки зрения европейца. Не может европеец, просто порядочный человек приехать в другую страну, чтобы с увлечением демонстрировать враждебность к своей собственной.

И это не какая-то частность. Дескать, ну ошиблись ребята, неправильный тон взяли в беседе. В следующий раз исправятся. Нет, не исправятся. Попробуем объяснить почему это так.

Иисусу, чтобы исполнить свою миссию, необходимо совершать подвиги и чудеса, он должен создать для людей сложный нравственный закон, сформулировать для человечества великое послание. Чтобы всё это жило века и тысячелетия, собрало вокруг себя миллионы и миллиарды последователей, стало основанием грандиозного здания церкви.

Иуде не нужно уметь ничего такого. Ему необходимо уметь ненавидеть, а также иметь стремление и способность (определённые способности, как видим, нужны) предавать. На самом деле Иуда очень примитивен. Так какой-нибудь паразит, какой-нибудь бычий цепень, живущий внутри какого-либо высокоорганизованного организма, в процессе своей эволюции теряет большинство высших функций присущих большинству более-менее высокоорганизованных существ. У него нет зрения, обоняния, у него, даже, нет органов пищеварения. Они ему не нужны.

Единственное, что у него по настоящему развито – это способность к паразитированию в организме своего хозяина. Вне этой своей среды обитания, например, в студии какого-либо европейского телеканала – это абсолютно нежизнеспособное, более того, откровенно презираемое существо. И другим оно быть просто не может в силу своей примитивной организации. Его ценность с точки зрения госпожи Похл, например, только в том что оно паразитирует в теле её геополитического конкурента, а не в её собственном.

А вот господин Попов вёл себя в студии финского телеканала совсем не так как господа Яшин и Филатов. Он был крайне сдержан и корректен в критике «кремлёвского режима». Он обвинял не столько режим, сколько трагическое стечение обстоятельств, в которые он попал совершенно незаслуженно с его стороны. Он выражал недоумение, мудрое смирение перед судьбой, жаловался на свою тяжёлую политическую долю, старался вызвать сочувствие к себе европейских собеседников и телезрителей.

Неудивительно поэтому, что он удостоился знака внимания, а, пожалуй, и снисхождения со стороны госпожи Похл. Он всеми силами старался быть принятым за своего финско-эстонскими господами. И, пожалуй, добился своей цели. По крайней мере, не навредил самому себе в этом своём стремлении. В том числе благодаря тому, что старательно дистанцировался от господина Яшина в ходе всей телепередачи. Мол, я сам по себе здесь и за поведение этого человека не отвечаю.

Разумеется, жители Карелии прекрасно знают настоящую цену сдержанности, корректности, мудрости, смиренности и жалобам господина Попова. А так же его скромности, альтруизму и некорыстолюбию. В своё время все эти без сомнения европейские черты Василия Анатольевича были по достоинству оценены уголовным сроком в 7 лет. Полученным им за вымогательство европейских ценностей (нет, скорее американских, так как сумма ( 300 тыс. кажется) была номинирована в долларах, а не евро) в ходе цивилизованной, открытой, бескомпромиссной политической борьбы с апологетами, как утверждают его сторонники, коррумпированного режима.

Позже он «продал» петрозаводчанам вертлявую фифу под видом градоначальницы, жителям Карелии -- уголовниц в образе политических страстотерпиц. Сегодня на карельском информационном рынке «продаёт» себя в качестве добропорядочного бизнесмена, директора и работодателя для 160 человек (что, конечно, выглядит респектабельней, чем фотки в обнимку с «финским лисом» или визуализация лозунга «Уступите парню лыжню»), хотя не так давно сам не мог определить, каким же именно видом бизнеса он занимается. Ну а финнам, как мы видим, «продаёт» нетленный (т.е. иллюзорный) образ Попова-европейца («Милая… Европа! Я подарю тебе эту звезду!»)

Продавать не товар, а его яркую упаковку – специализация господина Попова. Поэтому первым предприятием, которое он открыл, оказавшись в Финляндии стало… да, рекламное агентство! Так что финны рискуют «купить» не совсем то, на что рассчитывают.

Есть что-то отнюдь не случайное в том, что такие в чём-то непохожие, а в чём-то, может быть, наоборот, очень похожие политики как Василий Попов и Илья Яшин оказались в одной компании, в одной телестудии, в одной политической лодке. Поэтому не исключено, что господину Попову, оказавшемуся в одной компании с такими примитивными политическими существами, как господин Яшин и господин Филатов приходят на ум слова киногероя Левченко из замечательного фильма про уголовный розыск «Место встречи изменить нельзя»: «…сбежал и вот кантуюсь с этими гнидами. Куда же мне деваться теперь? Один путь…»

Впрочем, может быть и не один… кто знает…

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter