Как пешка в ферзи ходила

Как пешка в ферзи ходила

Как пешка в ферзи ходила

18 мая 2016, 09:01
Политика
Как пешка в ферзи ходила

В те времена, когда Галина Ширшина сидела в кресле мэра столичного карельского города, её публичные выступления оставляли странное впечатление, пишет издание "Народный политолог". Было, например, панически-нервозное решение запретить своим подчинённым ходить на совещания в республиканское правительство. Случались и «пресс-конференции», на которых мэр скороговоркой выдавала какое-либо «политическое» заявление, а потом вдруг отказывалась отвечать на вопросы…

Всё это было непонятно. Все ж таки Галина Игоревна – профессиональный психолог, и навыки публичного поведения к такой специальности прилагаются по умолчанию. Но улыбаться по поводу и без, повторять мантры про «идеальную команду» или про глубочайшее уважение к своему патрону Василию Попову…

Эффект у слушателей всё это порождало обратный, по Станиславскому: «Не верю».

И вот, на одном из карельских интернет-форумов всплыли записки, относящиеся к периоду мэрства Ширшиной. Для какой цели она их писала, сказать сложно. Можно лишь предположить, что, покидая кресло в мэрии, свои записки она просто забыла среди официальных и прочих бумаг. Это было, конечно, опрометчиво, ибо они откровенно описывали как отношения в окружении Попова, так и отношение самого Попова к своим «девочкам».

Среди первых фраз в этих записках сразу попадается примечательная:

«Я хочу решить сама, когда я уйду в…»

Фраза обрывается, но несложно догадаться, куда собралась Ширшина. Судя по всему (это становится ясно из дальнейших заметок), писала она всё это, когда уже было понятно, что её мэрская карьера закатывается. И её, видимо, всё чаще посещали мысли о том, что с тонущего корабля надо бежать. Но шахматные фигуры – хоть пешки, хоть ферзи – самостоятельно доску не покидают…

В 2013 году группировка Попова провела своего «технического кандидата» Ширшину в кресло мэра. Как выражается сама экс-градоначальница, «меня отправили, это лично было для меня достичь…» Далее фраза обрывается. Чего достичь?

Здесь надо напомнить, как несколько лет назад в интервью одному оппозиционному телеканалу Попов хвастался тем, как он «снимал губернаторов» – якобы и Сергея Катанандова, и пришедшего вслед за ним Андрея Нелидова. Перед столичными журналистами «яблочный» спонсор буквально из кожи вон лез, стараясь представить себя единственным настоящим хозяином Карелии, который «тут рулит всем». Рассказывал, какие деньги бросает на выборные кампании, на содержание своих «агитаторов»...

Журналисты почтительно внимали; и у них даже нигде не свербело: мол, неприглядный какой-то карельский «оппозиционер» выходит. «Паниковский вас всех продаст и купит, и ещё раз продаст…»

На самом деле, в эйфории от очередной крупной «покупки» – кресла мэра за миллион долларов – его несло. Он совсем перестал выбирать выражения, перестал осторожничать… Воодушевлённый «победой» в Петрозаводске, решил поторговаться с республиканской властью. И соответствующие «переговоры» вести пытался. Лишнее доказательство тому – опять же в записях Ширшиной:

«Идеальная цель какая – смена губера или выстраивание отношений…»

То есть «мэр за миллион долларов» явно ждала чётких указаний: будет «фас» от Попова или нет?

Задуманный Поповым «большой торг» провалился. Выяснилось, что с человеком с уголовным прошлым (ранее «яблочный» спонсор был осуждён за вымогательство) договариваться никто не будет. Попова сильно подвела его репутация. И команду «фас» он в итоге отдал…

И, как пишет Ширшина: «Я прихожу просто воевать…»

При этом ей не слишком хотелось вставать грудью за отсиживавшегося в глубоких тылах Попова: «Не понятно, ради чего мы воюем с властью. Худой мир лучше доброй войны…»

Оно и понятно. Ведь Ширшина-то, - одна из «девочек» Попова, долгие годы работавшая в его избирательных кампаниях, - лучше многих других знала, зачем «яблочный» спонсор вёл во власть своих ставленников. И что с ними потом случалось…

Вот, например, Прионежье, которым долгое время управляла «яблочная» команда. Первый акт пьесы: Попов двигает на пост главы районной администрации свою сестру Светлану Чечиль, её первым замом ставит ещё одну «девочку», Евгению Сухорукову. Второй акт пьесы: в районе начинается невиданный вал земельных спекуляций. И занавес: Сухорукова получает за земельные махинации условный срок, Чечиль – срок реальный.

Затем Попову упал в руки гораздо более жирный кусок – имущественный комплекс карельской столицы. Подгребать под себя некоторые особо привлекательные куски муниципальной собственности «яблочный» спонсор начал ещё раньше: например, земельный участок под уничтоженным им кинотеатром «Сампо». Или землю под зданием муниципального предприятия «Петропит». По сделке с «Петропитом» тоже было возбуждено уголовное дело. Сейчас на скамье подсудимых – жена Попова, депутат Заксобрания Анастасия Кравчук, депутат Петросовета Ольга Залецкая и директор «Ленторга» Александра Корнилова.

А сам «великий комбинатор», которого следствие считает главным организатором сделки, в соседней Финляндии выпрашивает для себя ПМЖ по «политическим мотивам»…

В триумфальном для Попова 2013 году у него были серьёзные конкуренты. В частности, олигарх Девлетхан Алиханов, который имел сильнейшее лобби в городской власти. Но тут нечаянная «радость» случилась: наполовину партнер Попова, наполовину конкурент (разные были периоды во взаимоотношениях двух «друзей») Алиханов оказался под арестом по обвинению в мошенничестве с муниципальным имуществом.

В таких условиях для Попова грех было не попытаться захватить опустевшее «свято место», заодно создав собственное лобби в горсовете. О том, что такие попытки предпринимались, можно понять из тех же записок Ширшиной:

«50% имущества за любую цену… Как проработана сессия, кто в лес, кто по дрова… Стратегической ошибкой было работать с А. (депутатом, представляющим в Петросовете коммунальный бизнес – Прим. ред.). Какие наши действия по Петросовету?»

Из этих записей очевидно: всё пошло не так. Но Ширшина не хочет оставаться крайней и во всём винит Попова:

«С такой фил (видимо, философией – Прим. ред.) жить легче, но у нас ***опа, а у него все хорошо. Оторванность. Нам говорят, что нам просто не везло. Мы ничего не можем…»

Дальше уже напрямую:

«Попов расслабился после выборов мэра… Уехал в Турцию, мы все проиграли, так как нет руководителя… Попов изменился, он не интересуется результатом. Меряется п***ками с мальчиками, самодовольный, провоцирует…»

Понимая, что все пропало («клиент уезжает, гипс снимают»), Ширшина начинает метаться.

«Ощущения, что команда будет страховать – нет…»

«Мы во врагах, у нас нет поддержки…»

Разумеется, нет. Потому как патрон эту «команду» подставил так, что мало никому не показалось. И началось неизбежное: каждый за себя, успеть бы вовремя «соскочить».

«Мы называем себя командой, но команда распалась… Нет команды (мы просто выполняем нечётко сформулированные поручения)… У нас нет кадров, а он не принимает никого… На каком-то этапе начался поиск врагов в своем отечестве», - пишет Ширшина.

И совсем откровенно:

«Я перестала Попову доверять – что мы хотим?»

Под занавес своего «правления» Ширшина, как следует из её заметок, всё-таки начала осознавать, что пешек в этой игре никому не жаль. В записках настоящий крик души:

«Что будет со мной дальше? У меня в городе не будет работы. Может, нам надо собраться и уйти? Мы во врагах. У нас нет поддержки…»

Вот такая своеобразная рукопись.

Сейчас осколки «группы Попова» от своего босса пытаются дистанцироваться, в том числе и экс-мэр Ширшина. «Яблочный» спонсор за многие годы так и не понял главного: постоянно жертвовать пешками – это глупость, а не стратегия.

Сергей Корелов

По материалам vip.karelia.pro

P.S. Мы зашли на упомянутый выше форум и нашли сканы записок, о которых идет речь в статье "Народного политолога".

Сюжеты:
Статьи
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter