Дело «Петропита»: как мэрия Петрозаводска во главе с Ширшиной продала землю жене Василия Попова

Дело «Петропита»: как мэрия Петрозаводска во главе с Ширшиной продала землю жене Василия Попова

Дело «Петропита»: как мэрия Петрозаводска во главе с Ширшиной продала землю жене Василия Попова

15 апреля 2015, 14:35
Политика
Дело «Петропита»: как мэрия Петрозаводска во главе с Ширшиной продала землю жене Василия Попова

Земельный участок стоимостью более трех миллионов рублей достался обвиняемой в мошенничестве депутату Заксобрания Анастасии Кравчук почти в семь раз дешевле.

Как получить участок земли площадью в пять тысяч квадратных метров, почти в центре города, менее, чем за полмиллиона рублей? При том, что его кадастровая стоимость составляет 3 миллиона 200 тысяч рублей? Ответ – в уголовной истории с продажей муниципального имущества городского предприятия «Петропит». Истории, которая началась еще при предыдущей горадминистрации, и продолжилась затем при «яблочном» мэре Галине Ширшиной. Именно ее подпись стоит под одним любопытным документом, который оказался в нашем распоряжении.

Сначала давайте вспомним суть уголовного дела о мошенничестве с имуществом «Петропита». Обвиняемыми по нему проходят, как известно, жена спонсора карельских «яблочников» Василия Попова, депутат Законодательного собрания Анастасия Кравчук, «яблочный» депутат Петросовета Ольга Залецкая и директор торгового дома «Ленторг» (фактически принадлежащего Попову) Александра Корнилова.

Итак, начнем с событий 2011 года. Тогда МУП «Петропит» находился в процедуре банкротства. И его внешний управляющий в июне заключил договор с неизвестной широкой публике фирмой «Ядвига», сдав в аренду этой коммерческой организации здание комбината школьного питания на ул. Калинина в Петрозаводске. При этом, как выяснилось при последующем разбирательстве в антимонопольной службе, без проведения торгов. «Ядвига» получила здание в аренду аж на 49 лет, до 2060-го года.

Но самое интересное, кто руководил «Ядвигой» — директор «Ленторга» Корнилова. Дальнейшая хронология событий такова. Корнилова получает в долгосрочную аренду здание. В конце августа 2011 года процедура банкротства предприятия сворачивается, Арбитражный суд утверждает мировое соглашение с кредиторами. А затем, спустя пару месяцев, директором «Петропита» назначается «яблочный» депутат Залецкая, много лет проработавшая на принадлежавшем Попову предприятии.

Практически с места в карьер, уже в январе 2012 года Залецкая настойчиво начинает добиваться от тогдашней горадминистрации согласования продажи комбината школьного питания. Напомним, удачно арендованного к тому моменту Корниловой. Мэрия поначалу отказывает, отмечая, что цена, на которой настаивает Залецкая, сильно занижена. Но директор муниципального предприятия все же добивается своего, и здание выставляется на торги менее, чем за 18 миллионов рублей. И это при том, что даже экспертная оценка подтвердила – рыночная цена здания по-хорошему могла бы составить около 34,5 миллионов рублей. Могла бы – если бы здание не было обременено арендой на столь огромный срок.

«Это я удачно зашла…»

Именно это обстоятельство в итоге повлияло на оценку экспертов, именно оно позволило выставить комбинат на торги по «льготной» стоимости. И отсечь других потенциальных участников сделки, которые, узнав детали, очевидно, сразу понимали: любому «постороннему» покупателю выжить арендатора Корнилову будет не под силу.

Зато у Кравчук никаких проблем с директором «Ленторга» Корниловой, как и следовало предполагать, не возникло. Супруга Попова стала единственной участницей торгов, купила здание…И уже через полтора месяца руководимая Корниловой «Ядвига» полюбовно расторгла договор аренды по причине «экономической необоснованности». Объяснить, в чем заключалась «экономическая необоснованность» и зачем вообще Корнилова брала в аренду здание, если ее фирма никакой деятельности в нем не вела и никак его не использовала, директор «Ленторга» тому же УФАС объяснить не смогла.

Что неудивительно, потому что тогда бы, очевидно, пришлось признаться в реализации схемы, которую правоохранительные органы в итоге сочли мошеннической, и возбудили уголовное дело. Со стороны фигуранток этой истории и их защитников посыпались «аргументы», в частности, такого рода: да не нужно это старое здание комбината было никому, хорошо, хоть кто-то (то есть супруги Попов и Кравчук) подобрали рухлядь…

Ка уже отмечалось, ровно такие же доводы любят приводить защитники фигурантов другого громкого расследования – «дела о земле», или, как его еще называют, «дела о Неглинской набережной». В нем, напомним, обвиняемыми являются пятеро членов группы олигарха Девлетхана Алиханова. С делом «Петропита» у этой истории очень много похожего. Участники сделки – тоже спаяны родственными-дружескими-служебными связями. Муниципальные здания – также ушли по сильно заниженной, как считают следователи, цене.

Земля за копейки

Но главное, недавно стали известны планы, что коммерсанты собирались делать с купленным имуществом. Старые здания на Неглинской набережной предполагалось снести, а на их месте построить жилой квартал. От продажи «общественных зданий» и квартир коммерсанты планировали выручить 1 миллиард 127 миллионов прибыли. При том, что за здания заплатили в городскую казну смешные несколько миллионов.

А за земельный участок в центре карельской столицы… Вдумайтесь – он достался членам группы Алиханова за 74 тысячи рублей! Как такое стало возможным? А очень просто. Приобретение зданий позволило обвиняемым на льготных условиях, без процедуры торгов, купить и земельный участок, на котором эти здания располагаются. Всего за 2,5% его кадастровой стоимости.

Уголовное дело о мошенничестве с продажей городского имущества на Неглинской набережной было возбуждено еще до уголовного дела о сделке с МУП «Петропит». И вызвало большой общественный резонанс. Причем подогрела этот резонанс неожиданно…мэр Петрозаводска Ширшина. Казалось бы, она-то тут причем? Сделка по Неглинской набережной совершалась еще при прежней горадминистрации, когда Галина Ширшина ни сном, ни духом не ведала, что как «технический кандидат» от Попова спустя пару лет окажется в кресле градоначальницы.

Кого защищала Ширшина?

Каково же было удивление, когда 13 марта 2014 года Ширшина вдруг собрала у себя в кабинете журналистов, заявив, что она «даст разъяснения по вопросам», связанным с «делом о Неглинской набережной». Формулировка тогда показалось просто фантастической: с чего это мэр города взяла на себя право что-то там разъяснять по уголовному делу, которое на тот момент еще даже не было передано в суд? Еще более фантастической вышла и сама пресс-конференция, на которой Ширшина горячо встала на защиту обвиняемых, заявив, что подобные сделки мэрия считает законными.

СМИ тогда долго гадали – с чего это мэру потребовалось публично вступаться за членов группы Алиханова? Сейчас, похоже, все проясняется.

У нас в распоряжении появилось постановление горадминистрации за подписью Ширшиной от 27 марта 2014 года (обратите внимание на дату). Оно касается предоставления Анастасии Кравчук земельного участка под купленным ею у «Петропита» зданием. Согласно этому постановлению, жена Попова должна была заплатить за участок в пять тысяч квадратных метров около 480 тысяч рублей. При том, что его кадастровая стоимость составляет 3 миллиона 200 тысяч рублей.

Все понятно. Схема – точно такая же, как и в «деле о Неглинской набережной». Правда, к тому времени несколько поменялось региональное законодательство, и купить землю Кравчук смогла уже не за 2,5%, а за 15% от кадастровой стоимости. Но все равно – менее 100 (!) рублей за квадратный метр. За землю почти в центре города, со всеми проведенными коммуникациями: электроснабжением, отоплением от ТЭЦ, канализацией-водопроводом… Купить, опять же, без всякого аукциона, без конкуренции – недвижимость, которая сулит миллиардную прибыль!

В общем, получается, что мэр Ширшина, когда давала пресс-конференцию в защиту группы Алиханова, уже готовилась подписать свое постановление? Очевидно, да, поскольку через две недели оно и было подписано. Документ, позволявший семье Попова-Кравчук за копейки получить землю, так же, как ее получили фигуранты уголовного «дела о Неглинской набережной». Так что недоумевать – кого на самом деле пыталась тогда защитить перед журналистами Галина Ширшина – больше уже не приходится.

Источник материала: интернет-журнал «Республика»

Сюжеты:
Статьи
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter