У «молочного беглеца» Попова снижается прибыль, Слабунова засыпает госорганы жалобами

У «молочного беглеца» Попова снижается прибыль, Слабунова засыпает госорганы жалобами
У «молочного беглеца» Попова снижается прибыль, Слабунова засыпает госорганы жалобами
14 января, 14:48ПолитикаФото: pexels.com
Управление Федеральной антимонопольной службы по Республике Карелия не согласилось с доводами депутата Законодательного собрания Эмилии Слабуновой о нарушениях со стороны властей в вопросе изменения оптовых цен на сырое молоко для Олонецкого молочного комбината (ОМК) и акционерного общества «Славмо».

Официальный ответ ведомства парламентарий опубликовала на своей странице «ВКонтакте» - естественно, с критическими замечаниями. Но если отбросить эмоции и разобрать приведенные в документе факты, сомнений не остается: «молочный скандал», который уже несколько месяцев подогревает Слабунова, является абсолютно надуманным и рукотворным, лживым в самом своем основании. Основной аргумент, который на разные лады повторяет лидер карельского «Яблока» - республиканский Минсельхоз вероломно, без предупреждения, взвинтил отпускные цены на молоко для ОМК и «Славмо», а после и вовсе перекрыл канал поставки. Местные производители остались без сырья, а магазины «Олония», принадлежащие семье Василия Попова (однопартиец Слабуновой, который скрывается от российского правосудия за границей) – без товара на продажу. Отсюда вывод: через манипуляции ценами власти расправляются со своими политическими конкурентами.

Из мухи слона

На деле же все было совсем иначе – буднично и прозаично, по совершенно другим причинам. В начале сентября 2021 года племенное хозяйство «Ильинское», на 100 процентов принадлежащее государству, попросило ОМК рассмотреть вопрос о повышении с октября закупочной цены на молоко на 2 рубля в связи с резким ростом цен на концентрированные корма. ОМК ответил: давайте отложим этот разговор до тех пор, пока мы не согласуем новые цены с торговыми сетями. «Ильинское» такой вариант не устроил, так как желающие покупать по новой цене уже выстроились в очередь: предприятие заключило договор о поставках молока с компанией «Северное молоко», а через несколько дней сообщило на комбинат о сокращении объемов поставок. Переговорный процесс начался мгновенно: сначала были подписаны протоколы согласования цены, а позже – дополнительное соглашение к основному договору, которое и фиксировало обновленные условия. Во второй декаде октября поставки сырого молока на ОМК осуществляются в прежнем объеме. То есть фактически снижение объемов поставок продолжалось всего три недели, что совершенно некритично для современного перерабатывающего предприятия, которое было заранее предупреждено о подобном развитии событий. Специалисты УФАС оговариваются: в данный момент ОМК судится с «Ильинским» по итогам согласования цен и допсоглашения в Арбитражном суде. Но повторимся: на наличии сырья для производства готовой молочной продукции эта ситуация практически никак не сказалась.

Еще важно понимать, что в период с 1 по 21 октября поставки молока на ОМК от государственных хозяйств не прекращались, как везде трубила Слабунова - они были всего лишь на треть сокращены.

Никакого заговора – так поступил бы любой собственник

Аналогичным образом развивались взаимоотношения между племенным хозяйством «Мегрега» и АО «Славмо», с той лишь разницей, что производитель сырья был вынужден поднять цену не на два, а на два с половиной рубля (это к вопросу о «заговоре» против ОМК и Попова). В начале сентября прошло первое уведомление, последовал отказ, после чего «Мегрега» договаривается с новым покупателем (все тем же «Северным молоком»). «Славмо» уведомляется о грядущем прекращении поставок по старой цене. С первого октября поставки прекращаются, и возобновляются через те же три недели, по новой цене, согласованной всеми сторонами.

Безусловно, обращает на себя внимание определенная резкость и жесткость в действиях «Ильинского» и «Мегреги». Но у них есть простое объяснение: цены на корма и ГСМ действительно резко рванули вверх, при этом нашелся покупатель на большие объемы по повышенной цене – действовать пришлось решительно и быстро, ради сохранения производственных и экономических кондиций. Слабунова видит в действиях правительства заговор: мол, почти в одно и то же время были приняты идентичные решения. Но на самом деле было бы очень странно, если бы, допустим, «Ильинское» приняло решение о повышении цен, а «Мегрега» осталась бы в старых рамках. Ведь собственник у них один (Республика Карелия), стоимость кормов и горючего поднялась и для тех, и для других – какие еще остаются варианты действий? Либо повышать отпускные цены, либо почти напрямую спонсировать «Славмо» и ОМК. Как любые нормальные собственники, руководство племсовхозов приняли решение в своих интересах.

Прикрываясь работягами

Что, естественно, очень не понравилось Попову, чье благосостояние на протяжении многих лет прирастало за счет льготных цен, установленных республиканскими властями на молочное сырье. Вместо того, чтобы инвестировать прибыль в республиканскую экономику (на балансе ОМК в 2020 году было 450 млн, выручка составила почти миллиард), создать собственное сырьевое производство, Попов через свою лоббистку Слабунову, подконтрольные и купленные СМИ, просто организовал политическое давление на республиканские власти. Естественно, прикрываясь простыми работягами и жителями Олонца.

Слабунова пишет в своем посте, что продолжит бомбардировать ведомства жалобами. Невероятно, но факт: на глазах у всей республики оппозиционный политик борется за то, чтобы частный бизнесмен (эмиграцию Попова оставим за скобками) продолжал богатеть за счет бюджета далеко не самого процветающего региона Российской Федерации. Бывает и такое.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter