Чего боится «команда Попова»?

Чего боится «команда Попова»?

Чего боится «команда Попова»?

14 января 2015, 18:22
Политика
Екатерина Климова
Чего боится «команда Попова»?

Петрозаводский городской суд приступает к рассмотрению уголовного дела в отношении заместителя мэра города Евгении Сухоруковой. Первое судебное заседание назначено на 15 января.

Дело о незаконном, по версии следствия, распоряжении ценными сельхозугодьями в Прионежском районе стало одним из самых резонансных за последнее время. И это неудивительно. Здесь сложилось сразу несколько обстоятельств, которые не могли не привлечь пристального внимания СМИ и общественности. И речь идет не только о значительном материальном ущербе для государства – как считают правоохранители, он составил более 69 миллионов рублей. Но и о том, что в истории оказались замешаны лица из ближайшего окружения двух петрозаводских олигархов – Девлетхана Алиханова и Василия Попова. Ситуация, похоже, всколыхнула всю муть со дна болота, именуемого «деловыми» отношениями местных «бизнес-элит». Причем всколыхнула настолько, что вызвала у этих самых «элит» нарастающую паническую реакцию.

Знакомые все лица

Итак, напомним - в 2012 году в Прионежье особо ценные земли сельхозназначения были отданы под элитное коттеджное строительство.

Тогда районом уже не один год управляла «яблочная» команда, в которую входили люди из окружения бизнесмена Попова. Так, к тому моменту сестра предпринимателя Светлана Чечиль возглавляла районную администрацию. А обвиняемая по нынешнему уголовному делу Евгения Сухорукова была ее первым заместителем.

О том, как эта команда руководила Прионежьем и к чему это руководство привело, СМИ писали уже множество раз. Повторяться не будем, напомним только, что ближайший к Петрозаводску район накопил такие долги, которых не было ни у одного из остальных районов республики, и дошел фактически до банкротства. При том, что все эти годы в живописных уголках Прионежья росли коттеджи, дачи, особнячки, а газеты пестрели коммерческими объявлениями, предлагающими земельные участки. Но все эти денежные потоки текли куда угодно, только не в нищающий районный бюджет. В итоге ситуацией не могли не заинтересоваться правоохранительные органы. В результате проверки Следкома выявилось немало любопытного: как земельные участки раз за разом уходили одним и тем же гражданам. А потом в газетах и появлялись те самые объявления: мол, переуступлю право аренды такого-то участка… За кругленькую сумму, конечно же.

Но уголовное дело было возбуждено после того, как выяснилось, что вольности в распоряжении прионежской землей зашли как-то уж слишком далеко. И именно в связи с ним в СМИ всплыли конкретные имена и фамилии – Андрей Журавлев и Александр Елизарков. Оба входили в ближний круг Алиханова (сам бизнесмен открыто называл их «членами своей команды»), а Журавлев при этом еще и являлся братом Евгения Журавлева, занимавшего в ту пору должность первого вице-мэра Петрозаводска. В общем, люди, так сказать, были непростые, не с улицы.

Когда нельзя, но очень хочется

И вот в 2011 году бизнесмены Журавлев и Елизарков купили участок площадью свыше 60 га вблизи села Деревянное. Некогда эта земля принадлежала совхозу «Маяк». Предприниматели же замыслили построить на ней элитный коттеджный поселок «Ерошкина Сельга» для городских дачников. Как гласили рекламные публикации, горожанам предлагалось «осуществить мечту о жизни на природе в комфортном загородном доме» стоимостью до 8 миллионов рублей и выше.

Но проблема в том, что возводить на этих землях свою «мини-Рублевку» предприниматели не имели права. Еще в 2009 году на основании республиканского закона был утвержден перечень особо ценных продуктивных сельхозугодий Карелии, которые нельзя использовать по иному назначению. И неважно, в чьей собственности эти земли находятся – муниципальной, частной…

Очень сомнительно, что Елизарков с Журавлевым, покупая участок, об этом не знали – какие бы они были бизнесмены, если бы не выяснили все о приобретаемом объекте? Тем более, что в распоряжении предпринимателей имелось датированное 31 июля 2012 года официальное письмо о том, что участок прошел мелиорацию, то есть попадает в данный список особо ценных земель. Но, тем не менее, застройщики обратились в прионежскую администрацию с просьбой изменить вид разрешенного использования земли. Приложив, что самое любопытное, к остальным документам и это письмо. Но в прионежской администрации его странным образом то ли не заметили, то ли... Очень хотели помочь бизнесменам застроить сельхозземли коттеджами? Настолько, что не обратили внимания и на другой документ? А именно, датированный 19 сентября того же года ответ из Госкомимущества республики, в котором четко было сказано: использовать участок для целей, не связанных с сельхозпроизводством, нельзя.

Как бы то ни было, спустя несколько дней решение было принято – участок было позволено использовать под «ведение дачного хозяйства». Судя по последующим публичным объяснениям Светланы Чечиль, она якобы полагала, что обитатели дорогих коттеджей будут выращивать на своих участках картошку с морковкой. Впрочем, бывшей главе районной администрации теперь можно и пофантазировать на садово-огородническую тему. Ибо непосредственно под документом, выданным прионежской мэрией, стоит не ее подпись, а Евгении Сухоруковой. Ибо на момент подписания документа, бывают же такие совпадения, Чечиль оказалась на больничном. Так что в качестве обвиняемой по уголовному делу теперь выступает экс-первый зам.

Еще раз подчеркнем, что изложенные детали дела – это версия следствия. Разумеется, виновность Сухоруковой еще должна быть доказана в суде. И процесс этот не обещает быть легким. Особенно, если учесть, что подконтрольные Попову и Алиханову СМИ развернули целую информационную кампанию по давлению, сначала – на правоохранительные органы, которые они фактически обвинили в «политическом заказе» и прочих нелицеприятных вещах. Тактика для той же «яблочной команды» обычная и давно набившая оскомину – как только кто-то из этой команды оказывается фигурантом какой-либо сомнительной истории с распоряжением муниципальным имуществом, нарушением избирательного законодательства или еще чем-нибудь подобным, начинаются «громкие политические заявления».

Атака на судей?

Но на этот раз «яблочная команда» зашла гораздо дальше. Поскольку информационная атака на правоохранительные органы оказалась безуспешной – расследование все равно было доведено до конца - СМИ Попова решили переключиться... на судейское сообщество. В декабре прошлого года подконтрольное бизнесмену издание опубликовало интервью с Сухоруковой, в котором авторы, очевидно, уже откровенно переступили правовые рамки. Так, что сами, похоже, в итоге испугались – статья провисела на сайте пару часов, а потом ее спешно убрали. Но, разумеется, часть пользователей ее успела прочитать, к тому же удалось сохранить копию страницы из кэша поисковой системы.

Даже беглое знакомство с этим текстом объясняет, почему его не просто срочно убрали, но и попытались стереть все следы появления в сети. Авторы явно перестарались. Взять хотя бы заголовок, который представляет собой цитату от лица Сухоруковой: «Независимые судьи есть, но на такие дела их обычно не назначают». Как такой перл мог прийти в голову журналистам – разве что из желания крепко подставить героиню публикации? Ведь подобные голословные заявления как минимум затрагивают честь и достоинство петрозаводского судейского сообщества – по крайней мере, некой его части, которую, по сути, устами Сухоруковой обвиняют в непрофессионализме, ангажированности, а может, и того хуже. Мало того, это можно расценить и как нападку на коллегию судей (в данном случае уголовную), ведь именно она распределяет дела на рассмотрение тому или иному служителю Фемиды.

Но самое, пожалуй, одиозное в том, что в публикации были названы несколько конкретных имен судей. А вынесенные ими решения не просто критиковались – они фактически объявлялись незаконными. Фразы вроде «посадить невиновного человека за решетку», очень толстые намеки на якобы имевшийся политический «сговор» с некими структурами, прокуратурой и прочее… Разумеется, пространных выдержек и цитат из этого текста мы приводить не будем. Ибо делить ответственность с авторами интервью за тиражирование оскорбительных и бездоказательных выпадов не намерены. Но, повторимся, копией публикации располагаем.

Зачем вообще было подготовлено это интервью, предположить несложно. Это все те же попытки неприкрытого давления, теперь на суд. Механизм, очевидно, прост: создать информационную шумиху, выдать ее за «общественное мнение» и попытаться склонить суд к принятию такого решения, в котором заинтересована команда Попова. Но, похоже, даже в этой не особо стесняющейся в выборе информационного оружия команде поняли, что натворили что-то не то. И что этот фальстарт, предпринятый задолго до начала судебного разбирательства, широкую общественность (в данном случае это слово без кавычек) способен лишь укрепить в предположении, что весомых правовых аргументов и способов в защиту своей «подопечной» у Попова и его окружения нет. И поэтому они попытались отыграть назад.

Впрочем, думается, все эти игры со скандальными публикациями и их удалением никакого значения при принятии судебного решения все равно иметь не будут. Ибо суд, твердо надеемся, руководствоваться будет именно и только законом. Возможно, как раз этого больше всего боится команда Попова?

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter