После суда

После суда

После суда

5 ноября 2015, 09:00
Политика
Константин Бегунов
После суда

Специально не стал писать об итогах «сухоруковского дела» сразу. Ждал, пока выскажутся все «заинтересованные лица». И вот они высказались.

Но начать все же хочу с последнего слова гражданки Сухоруковой. Есть моменты, на которые мне, например, не обратить внимания было бы сложно.

Играем в Анжелу Дэвис и срываем аплодисменты

Во-первых, трудно не заметить, что не судебное следствие и приговор были «политически мотивированы», а, как раз наоборот, политическая окраска присутствовала во всей схеме защиты нанесшей ущерб государству чиновницы.

Судья в приговоре, как мне кажется, очень скрупулёзно и профессионально разобрал все, что было представлено в суд и на этом основании вынес приговор. Надо обладать большим мужеством, чтобы в тех условиях, в которые он был поставлен поповской группировкой, работать объективно и качественно.

А вот условия эти… О них несколько слов. Истерика и шабаш с привлечением западной прессы, московских «либеральных» СМИ, всех медиаресурсов Васи Петрозаводского, на тему «Дело Сухоруковой – политический заказ» были просто фееричны! Но всякий фейерверк когда-нибудь угасает. Угас и этот. Хотя какое-то время еще что-то будет дымиться.

Апофеозом этой истерии должно было стать последнее слово самой Сухоруковой. Нисколько не сомневаюсь, что каждая строчка в этом документе была строжайше выверена самим Поповым при участии фрау Слабуновой. Ведь не зря же две «девочки Попова» - Ширшина и сама подсудимая - прямо накануне вынесения приговора - как потерпевшие рванули в страну пребывания прячущегося от российского правосудия их лидера и кукловода.

Отсюда и громкий пафос в последнем слове: «Воспринимаю это решение не иначе как акцию устрашения меня и моих товарищей… не собираюсь никоим образом исправляться… мое уголовное преследование инициировано и осуществляется по заказу команды губернатора Худилайнена. Потому, что являюсь членом команды мэра Петрозаводска Ширшиной Галины Игоревны, а в политическом плане - членом "яблочной" команды».

На самом деле сложно не увидеть здесь попытку не только еще раз «пополитизировать» на чисто уголовном эпизоде, но и вызвать некий скандал. Эдакая Анжела Дэвис и Вера Засулич в одном лице дерзко так – очень дерзко! – обличает антинародный режим и борется с сатрапами. Так было задумано.

А получилось как в забавном и немного глуповатом ролике из интернета: «Ну ломай меня, ломай… ну, ломай же… дай мне побольше срок…»

Не вышло…

И, естественно, Сухорукова гордо не признала себя виновной – ну еще бы! – но, на всякий, видимо, случай еще раз упомянула о своем несовершеннолетнем сыне. Так ненавязчиво упомянула, но чтобы потом «пропоповские» СМИ еще раз попытались выдавить слезу у доверчивых читателей.

Когда подсудимая заявила о своей невиновности, мне вспомнился какой-то фильм, действие которого происходит на «зоне». Там есть замечательный диалог: «Ты за что сюда попал?» - «Ни за что…» - «Ага, спроси тут любого, все ни за что сидят…»

Ну, и аплодисменты в конце за довольно, я бы сказал посредственно исполненную финальную арию. Аплодировали те, кого привели с собой Ширшина и Слабунова. Знаете, кто такие «клакёры»? Это люди, которые занимаются созданием искусственного успеха либо провала артиста или целого спектакля. Вот так их характеризует «Википедия»: «Группу профессиональных клакёров называют «клакой». Используя эффект «социального доказательства», они стараются заставить публику в театрах вместе с ними аплодировать, кричать «Браво!» или проявлять недовольство».

Ничего не напоминает? Но к клакёрам, приведенным в суд верными помощницами Попова мы еще вернемся.

Печалька Василия Анатольевича Попова

Ну, вот теперь к комментариям, что раздавались в публичном пространстве после вынесения приговора Сухоруковой.

Начнем с непосредственного начальника осужденной Галины Игоревны Ширшиной. Естественно, она недовольна и агитирует за апелляцию. Естественно, опять намеки на «политическую составляющую» дела. Но как она сокрушается, что у нее отобрали очень грамотную и хорошую чиновницу! Это она о той, которая сказала про себя в последнем слове: «Я не понимала, что это за земельный участок и где он находится. Я подписала этот запрос в течение нескольких секунд». И это – Сухорукова - юрист! Это, по словам Ширшиной, «хороший чиновник»?! Которая подписывает за несколько минут кучу документов даже не удосужившись прочитать их?!

Есть такой замечательный анекдот. Нанимает босс себе новую секретаршу. И спрашивает у нее: «А с какой скоростью вы печатаете?» - «Десять тысяч знаков в минуту» - «Десять тысяч знаков в минуту?!» - «Десять тысяч знаков в минуту», - подтверждает девушка. А потом застенчиво добавляет: «Но почему-то всегда такая хе…я получается». Не про Евгению ли Александровну этот анекдот?

Хотя, впрочем, почему только про нее? Думаю, что про всех членов общества «Друзья Ширшиной». Зря я, кстати, так накинулся на ее соратников и замов, которые пришли поработать профессиональными клакёрами во время последнего слова Сухоруковой. Ну, провели они целый день в суде. А могли бы и неделю, и месяц на работе не появляться. Мало ли в Петрозаводске более интересных дел, чем бумажки подписывать с умопомрачительной скоростью. Можно и на фитнесс сходить, йогой в рабочее время позаниматься. Что есть они в своих креслах, получается, что нет их – разницы никакой. Получается, что все они ПУСТОЕ МЕСТО? Ну, пусть тогда идут и дальше клакёрами работать. Может быть, именно в этом призвание друзей Ширшиной во главе с самой Ширшиной?

А вот «яблочный» вождь («фюрер» по-немецки) Сергей Митрохин назвал приговор Сухорковой «местью» Александра Худилайнена. О как! «Яблочный» фюрер («вождь» по-русски) ничего не перепутал? Как губернатор может мстить за политику партии «Яблоко»? Зачем ему это надо в тех-то трудных условиях, в каких сейчас находится и Россия, и Карелия? Зачем Главе Карелии этот громкий скандал? Или опять «высоким штилем» и бездоказательными обвинениями Митрохин хочет прикрыть всю вороватую, на мой взгляд, компашку Попова? Очень похоже на то.

А я так и представляю, как Александр Петрович Худилайнен, одетый во все черное и с самурайским мечом наперевес, идет мстить карельским «яблочникам». Кого не порубал – тех в суд. Когда здесь свою месть совершит – поедет, наверное, в Москву, за Митрохиным… Бред сивого «яблочника»!

А вот Василию Анатольевичу Попову, чувствуется грустно. По его словам условное наказание Сухорковой дали, чтобы «не раздувать очередной протестный пожар». А он-то надеялся, что «влепят» Евгении Александровне «на полную катушку» и это даст Васе Петрозаводскому повод визжать с силой ультразвука на всю Европу – а, может быть даже до демократической Америки визг долетит! - о притеснениях и гонениях в Карелии. И под этот визг выцыганить себе отказ в выдаче по запросу правоохранительных органов России. Похоже, он сейчас подтверждает самому себе данную установку: «Всех своих посажу, но сам не сдамся». Посмотрим, получится ли у Попова это.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter