Анатомия провокации

Анатомия провокации

Анатомия провокации

3 апреля 2015, 09:15
Политика
Екатерина Климова
Анатомия провокации

Как уже сообщалось ранее, накануне вчерашнего пикета в поддержку Ольги Залецкой по соцсетям и в подконтрольных спонсору карельских «яблочников» Василию Попову СМИ пошла мощная информационная волна. Лейтмотив – детей арестованного депутата вот-вот отправят в детдом, жестоко оторвав от родного очага. Застрельщиком стала «яблочный» депутат Заксобрания Эмилия Слабунова, заявившая на странице в соцсети о том, что Минобразования Карелии оказывает давление на отдел опеки администрации Петрозаводска. А именно, городским чиновникам якобы звонят и спрашивают, почему дети Залецкой еще не в детдоме.

Вымыслы про то, что детям угрожает что-то подобное, в итоге пришлось опровергать пресс-центру мэрии. Но в этом деле главное – запустить пулю, а потом уж она продолжит гулять самостоятельно, и там уже опровергай, не опровергай… Не исключено, что именно эти, обросшие комментариями, выдумки в итоге для многих горожан, пришедших на пикет, стали решающим убеждающим моментом. Ведь дети – это святое для большинства людей. Без шуток.

Для большинства… Но, видимо, не для всех – по крайней мере, не для тех, кто решил сыграть на «детской теме», чтобы вывести побольше людей на пикет (о его истинных целях и задачах мы уже писали). Мы попробовали выяснить, как вообще возникла эта чудовищная тема про детдом. Скажем честно – руководствовались пословицей, что дыма без огня не бывает. Вот только огонь этот, как выяснилось, зажгли, похоже, как раз те, кто потом и стал раздувать информационный пожар про «монстров-чиновников» из Минобразования.

Итак, начнем с того, что сейчас, как уже сообщалось, в СИЗО, кроме Залецкой, содержатся еще почти два десятка обвиняемых в различных преступлениях женщин, у которых есть несовершеннолетние дети. Конечно, в таком случае задача государства – проконтролировать, как соблюдаются их права, есть ли у них родственники, которые о них позаботятся, какие бытовые условия им обеспечат. Необходимая практика, ведь среди содержащихся под стражей женщин бывают и совершенно одинокие, к примеру.

Именно такого рода запрос и был направлен от следственных органов в министерство образования: с просьбой выяснить, есть ли близкие родственники, готовые взять на попечение детей Залецкой. А также изучить жилищно-бытовые условия. То есть убедиться, что о детях есть, кому позаботится, что они не останутся без поддержки.

Повторимся – необходимая, основанная на законах о соблюдении прав детей, независимо от того, чьи они, депутата или рядовой уборщицы, практика. Поскольку непосредственно эти полномочия исполняет городская власть, министерство образования, соответственно, попросило в официальном письме заняться этим городскую администрацию. Причем, как удалось узнать, лично в руки письмо было доставлено соответствующему чиновнику, чтобы избежать неизбежных проволочек с отправкой по почте. Опять же, потому, что не дай Бог в таком случае дети останутся на какое-то время без присмотра…

То есть чиновники из Минобразования как раз сработали так, как и должны были, не плодя отписок-переписок. И единственный раз позвонили в мэрию с тем, чтобы узнать, что сделано, попросив результаты проведенного обследования. Их убедили, что дети находятся под опекой сестры депутата, что скоро в Петрозаводск прибудет муж Залецкой.

На этом, казалось бы, и все? Не тут то было. За пару дней до пикета занимавшейся этой проблемой сотруднице министерства на мобильный поступил звонок с незнакомого номера. Позвонившая представилась Эмилией Слабуновой и поинтересовалась ситуацией с детьми Залецкой. Как сообщили в Минобразования, сотрудница объяснила, что вопрос в компетенции отдела по опеке и попечительству мэрии города. И рассказала, что ее представители побывали там, где живут дети, они находятся под присмотром тети, посещают образовательные организации. И что никакой необходимости помещать их в какие-либо учреждения вроде детдомов или интернатов нет.

На следующий день в министерство вновь раздался звонок. На сей раз – от журналистки подконтрольного Попову СМИ, не назвавшей своего имени. Корреспондент попросила прокомментировать, опять же, ситуацию с детьми Залецкой. А также – внимание! – информацию о том, что Минобразование оказывает давление на мэрию города, чтобы она предприняла действия в отношении детей и поместила их в детдом. При этом журналист… сослалась на беседовавшую накануне с сотрудницей министерства Эмилию Слабунову. Ту самую, которой накануне был дан однозначный, приведенный выше ответ.

Схема понятна? Если нет, смотрите, как это делается. В соцсети депутатом Слабуновой вбрасывается тема про детдом – естественно, она «бьет тревогу» и прочее. Журналисты «бросаются проверять». Звонят в министерство, где им, разумеется, говорят, что и речи о детдоме нет. Далее в подконтрольных Попову СМИ появляется серия статей по следующей схеме.

Зачин сказа таков: «Как рассказала депутат карельского парламента Эмилия Слабунова, карельское Министерство образования требует, чтобы детей арестованной Ольги Залецкой отдали в детдом!».

Далее пишется, что в министерстве это отрицают и сообщают, что «не предпринимают никаких действий по изъятию детей Залецкой». При этом автор нарочито ограничивается такой вот скупой казенной фразой (покажите журналиста, который в телефонном разговоре ею бы удовлетворился и не попробовал выяснить что-то еще: кто сейчас заботится о детях, хотя бы).

Затем, не делая паузы, автор восклицает: «Понятное дело, что в ведомстве никогда не подтвердят своего участия. Ведь отправлять детей в детский дом в такой ситуации — неслыханная, не укладывающаяся в голове жестокость!»

В следующей серии этой мыльной оперы на сцену опять выходит депутат Слабунова, у которой журналисту «удалось узнать подробности» (наверное, это было очень трудно). Подробности, опять же, заключаются в одном: Слабунова рассказывает, что она позвонила сотруднице министерства, и та «все отрицала и говорила мне, что с детьми все в порядке, никуда их отправлять не будут. И, мол, министр образования Карелии тоже стоит на этой позиции».

Но вы же помните посыл предыдущей серии? Что в министерстве «никогда не подтвердят». Заметьте, слово «опровергнуть» тут даже не используется, хотя в министерстве так и сделали – именно опровергли. А в интерпретации СМИ Попова – «не подтвердили». Почувствуйте разницу.

Ну и дальше начинается обычная информационная пляска с бубнами. Не позволим, не забудем-не простим. «В отделе опеки мэрии Петрозаводска исполнять абсурдный приказ не намерены», «Дети О. Залецкой будут дома и только дома!!!».

Да будут, конечно. Потому что никакого «приказа абсурдного» не было и быть не могло (не в состоянии по закону республиканское министерство вообще чего-либо приказать мэрии – отдельному от госвласти местному самоуправлению). Потому что Попов и его группа в очередной раз попробовали применить тактику «против лома нет приема»: мы, дескать, сначала вас заведомо ославим, а потом заявим, что вы «не подтвердили». Чего потом не говорите – осадочек-то останется.

Сюжеты:
Статьи
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter