Бить или не бить: житель Петрозаводска пожаловался на пытки в полиции

Бить или не бить: житель Петрозаводска пожаловался на пытки в полиции

22 марта, 11:08Происшествия pxhere.com
Правоохранители имеют свою версию произошедшего

В столице Карелии разворачивается сумрачная история: мужчина, который в конце зимы был задержан по уголовному делу о наркотиках, через адвоката пожаловался на сотрудников полиции, которые, по его мнению, превысили должностные полномочия. В том числе, вроде бы били, держали на морозе в крови и угрожали, выбивая признание. «Вроде бы» – потому что сегодня в этом противоречивом деле многое можно лишь предполагать. Мы от любых догадок воздержимся, но дадим слово обеим сторонам.

Без понятых и в масках?

Сначала ознакомимся с версией задержанного, Василия Петрова [имя и фамилия изменены. – Прим. Ред.]. Источник – его рукописное заявление адвокату в начале февраля 2020 года. Из текста следует, что около полудня, 28 января, мужчина находился в гаражном кооперативе в одном из микрорайонов Петрозаводска. Там на него, цитируем, «напали ранее неизвестные граждане».

«Количество нападавших я точно не помню, около восьми человек, из которых 6 были в масках, - говорится в заявлении. - Они уронили меня на землю, надели наручники. Далее они поставили меня на ноги. Я подозревал, что данные граждане являются сотрудниками полиции, и в связи с этим попросил представиться, предъявить мне удостоверения и пояснить основания, которые позволили им произвести мое задержание и надеть наручники. Ответа на мои вопросы не последовало, документы мне никто не предъявлял».

По словам Петрова, один из оперативников спросил, находится ли его машине «запрещенные к обращению на территории РФ предметы». Ответ был отрицательным.

Маски - обязательны.
Photo:pixabay.com

«Тогда оперуполномоченный <…> лично произвел досмотр сумки, карманы моих куртки, карманы штанов, - поясняет Петров. - Данный сотрудник забрал из моих карманов ключи от машины, телефон мобильный. Также хочу сообщить, что мой личный досмотр проходил на улице, в отсутствие понятых. После этого <…> открыл дверь моего транспортного средства в отсутствии понятых. Что он изымал или помещал в мое транспортное средство, мне неизвестно».

Были ли на месте понятые, что положено по закону, нам достоверно неизвестно. Но события, по версии Петрова, дальше развивались в худшую сторону. В 14.00 мужчину доставили в «оперчасть» на улице Кондопожской, где провели повторный личный досмотр.

«Сотрудники полиции предложили мне признаться в особо тяжком преступлении, которых я не совершал, - говорится в заявлении. - Меня принудительно повезли на освидетельствование, объяснив, что таким образом они смогут меня удерживать на законных основаниях более двух суток, что позволит им меня бить и оказывать иные формы физического воздействия до тех пор, пока я не сознаюсь во всем, что они скажут».

К 18.00 мужчина оказался в Следственном управлении, где следователь допросил его в качестве свидетеля. Петров также обращает внимание на то, что был «незаконно задержан и к этому времени избит».

«Показания я давать отказался, тогда оперативники столкнули меня с лестницы, я упал и сильно ударился головой об лестницу, - пишет задержанный. - На место происшествия сотрудники полиции отказались вызывать скорую медицинскую помощь. Истекающего кровью выволокли на улицу, положили на багажник автотранспортного средства, вероятно, принадлежащего одному из оперуполномоченных, где я пролежал, истекая кровью, около 30 минут».

Лестница бывает опасной
Photo:1Mi

По словам Петрова, «происшествие» произошло рядом с СУ в Петрозаводске около 20.30, на парковке напротив изолятора временного содержания. После этого Петрова отвезли в Больницу скорой медицинской помощи.

«Прошу в моих интересах обратиться во все необходимые инстанции для установления фактов, изложенных в моем заявлении для возбуждения уголовного дела в отношении лиц, причастных к моему незаконному задержанию, нанесении мне побоев и иных противоправных деяний в отношении меня», - резюмируется в заявлении.

Навреди себе сам?

О том, к чему привела просьба Петрова, расскажем чуть позже, пока же посмотрим на версию полицейских, которая кардинально отличается от той, что поведал задержанный. В материалах дела - а именно в просьбе о регистрации в книге учета сообщений о происшествиях (КУСП) отдела №2 УМВД России по Петрозаводску – говорится следующее:

«<…> был задержан на территории г. Петрозаводска сотрудниками УНК [управления наркоконтроля. – Прим. Ред.] МВД по РК с поличным при осуществлении незаконного сбыта наркотических средств. - После проведения необходимых оперативно-розыскных мероприятий был доставлен в помещение УМВД по Петрозаводску для проведения следственных действий с его участием на служебном автомобиле, в сопровождении сотрудников <…> Примерно в 22 часа 10 минут <…> при передвижении внутри здания в помещение служебного кабинета <…> на лестничном пролете между 3 и 4 этажом <…> попытался причинить вред себе, намеренно ударившись головой о лестничные ступени».

Выходит, бился головой умышленно? Полицейские уточняют, что применили физическую силу к Петрову «с целью недопущения вреда», после чего отвезли мужчину в БСМП. При этом, упомянута ссылка на ст. 20 ФЗ «О полиции». Поясним: в ней содержится условие, которое дает полицейскому такое право, если «несиловые способы» не дают выполнить служебные обязанности.

Помяли или нет?

Возможно, «физическая сила» была достаточной (или неоднократной?) для того, чтобы через два дня, 30 января, в Петрозаводском горсуде Петров наглядно продемонстрировал ссадины на теле, за что, к слову, получил выговор за неуважение к суду. В этом же открытом заседании, где решался вопрос об аресте мужчины, выяснились дополнительные подробности.

Обвиняемый ходатайствовал о том, чтобы отложить заседание «по состоянию здоровья» - из-за «многочисленных телесных повреждений». Петров также уточнил, что за последние сутки его трижды возили в БСМП.

Из БСМП в БСМП?
Photo:karelinform.ru

«Я плохо себя чувствую, у меня сотрясение мозга, рассечение головы, по всему телу ссадины, травмы, - говорится в протоколе судебного заседания. - Меня трое суток держали в наручниках в машине; туда-сюда».

Впрочем, Петров признал, что из БСМП его отпустили, но уточнил: здоровье ухудшилось. Следователь, в свою очередь, отметил, что в материалах дела «медицинских сведений» у него нет. Но добавил, что после задержания обвиняемый в больнице все-таки побывал.

«Но опять же я знаю достоверно, что данные телесные повреждения он сам себе причинял», - приводятся слова следователя в протоколе заседания.

«Как я мог сам это сделать? Я двое суток был в наручниках», - возражал Петров.

Что интересно, об отсутствии медицинских документов в заседании говорил и прокурор. А вообще, имеющие отношение к делу бумаги – есть. Например, несколько отказов в госпитализации.

Один из них, датированный поздним вечером 28 января (в день, когда Петрова задержали у гаражей), говорит об «уличной» и «поверхностной травме волосистой части головы». Гематома на левом виске и ссадина на лбу прилагаются. Врач-специалист диагностировал и ушиб левого лучезапястного сустава с колотой раной правой кисти.

Утром следующего дня с жалобами на головокружение Петрова осмотрел еще один врач. «Был избит сотрудниками полиции при задержании», указано в протоколе осмотра. Врачи купировали гипертонический криз, но экстренно госпитализировать мужчину не стали, отметив, что объективно – состояние у пациента удовлетворительное.

Наконец, еще один отказ, датированный днем 29 января, говорит о том, что показаний к экстренной госпитализации в травматологию нет. Правда, дело не в «экстренности», а в том, что Петрова все-таки неплохо помяли: ушибы, ссадины, кровоподтеки зафиксированы документально.

А где же камеры?
Photo:1MI

В границах или без?

Можно пожать плечами: неужели при задержании потенциального нарушителя оперативники должны сдувать с него пылинки? Конечно же, нет. Риски должны быть сведены к минимуму. Однако нас в этом случае интересуют не особенности «процедуры» (церемониться в самом деле некогда), а последующие этапы. Как доказать, что оперативники могли переборщить? Неужели, например, в помещениях у правоохранителей нет камер видеонаблюдения? Хотя бы для того, чтобы исключить будущие претензии в свой адрес?

«Мы ходатайствовали о приобщении записей камер видеонаблюдения к материалам дела, когда это было актуально, но нам отказали», - вспоминает адвокат Елена Тимашова.

Внимание адвоката ко всем этим деталям объясняется тем, что в УК РФ есть 286-ая статья о превышении должностных полномочий, за что предусмотрена и уголовная ответственность. По словам Тимашовой, после задержания 28 января над Петровым «издевались» в течение трех суток: несколько раз возили в БСМП с различными повреждениями, не кормили и не поили, не снимали наручники и так далее.

Так на свет появилось заявление о возможном превышении должностных полномочий, которое ушло не только в отдел собственной безопасности МВД, но также в прокуратуру, ФСБ и Следком. Некоторые ответы уже есть.

Как нам пояснили в СУ СК России по Карелии, по результатам доследственной проверки вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по превышению должностных полномочий. Надо полагать, что у следователей на то были достаточные основания. Ответа на официальный запрос от МВД по РК мы ждем в ближайшее время.

Суд - решит
Photo:pixabay.com

Редко или метко?

Сегодня Петрову вменяется статья 228.1 УК РФ – «незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств в крупном размере, за что ему грозит до 20 лет лишения свободы. Он находится в городском СИЗО. В любом случае, точку в истории поставит в суд, а мы напоследок все же посмотрим судебную практику по превышению должностных полномочий сотрудниками полиции.

В открытых источниках за последние пять лет находятся единичные приговоры. Так, в 2015 году Прионежский суд отправил за решетку полицейского, который избил задержанного и заставил его подписать незаполненный протокол об административном правонарушении.

В том же году еще один сотрудник полиции, участвуя в оперативно-розыскных мероприятиях, побил подозреваемого по делу о наркотиках – по пути в опорный пункт полиции. Он получил 4 года лишения свободы условно.

Другое дело, что более свежих «профильных» приговоров в открытых источниках нет. Что, пожалуй, может говоритьо том, что полиция сегодня действует по закону. Более того, иногда она сталкивается с намеренной «подлостью» тех, кого задерживает. Источники на условиях анонимности рассказали нам, что при задержании фигурант в самом деле может начать биться головой об стену. Потому что знает, что синяки или переломы потом свалит на полицейских…

***

Судебная практика такова: при «применении мер принуждения» по закону «О полиции» полицейский имеет право на применение физической силы, спецсредств и огнестрельного оружия. В том числе - боевые приемы борьбы, если «несиловые способы не обеспечивают выполнения возложенных на полицию обязанностей».

Условий достаточно. Это пресечение преступления (сопротивления), задержание на месте преступления и многое другое. При этом важно, что полицейский должен минимизировать любой ущерб.

Вероятно, поэтому если толпа незнакомцев неожиданно валит вас на землю, но бить до потери пульса вроде как не собирается, лучше не сопротивляться. Забить не должны. Или сопротивляться, но позже, тем более, если будут вывихи или переломы. А дальше – адвокаты в помощь.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter