Есть, что скрывать?

Есть, что скрывать?

20 января 2015, 11:47
Происшествия
Екатерина Климова
Есть, что скрывать?

Начало судебного разбирательства по уголовному делу в отношении заместителя мэра Петрозаводска Евгении Сухоруковой свидетельствует, что процесс может стать действительно общественно значимым и интересным. И не потому, конечно, что на скамье подсудимых находится чиновница из горадминистрации, тем более, что никакого отношения к нынешней работе Сухоруковой в петрозаводской мэрии дело не имеет вовсе. Зама Галины Ширшиной догнала история, начавшаяся не один год назад в Прионежье. И сейчас становится известно все больше подробностей. Например, о том, как местные жители и депутаты пытались защитить сельхозземли от элитной застройки, а прионежские чиновники открыто их мнением пренебрегли. Ради того, чтобы два петрозаводских предпринимателя смогли возвести на этих землях вблизи села Деревянное мини-Рублевку для богатых горожан.

О сути предъявленных Сухоруковой обвинений СМИ писали уже не раз. Напомним, что ее действия на посту и.о. главы администрации Прионежского района следствие считает превышением должностных полномочий . Но вот другому аспекту – противостоянию жителей поселения и районной администрации – внимания до этого не уделялось. Однако на первом судебном заседании прозвучали факты, которые позволяют еще раз открыто поставить вопрос: в чьих интересах действовали прионежские чиновники?

В предыдущих статьях на эту тему уже отмечалось, что, похоже, у окружения Василия Попова явные проблемы с весомыми правовыми аргументами и способами защиты Сухоруковой. На такие выводы, в частности, наводит предпринятая подконтрольными бизнесмену СМИ информационная атака на судейское сообщество: в интервью Сухоруковой (или от ее лица?) было заявлено буквально следующее: «Независимые судьи есть, но на такие дела их обычно не назначают» Статья, на наш взгляд явно затрагивающая честь и достоинство судейского сообщества и конкретных его представителей, провисела на сайте, где она была опубликована, буквально пару часов, потом ее спешно сняли.

Скромность одолела?

Этот эпизод вспомнился после первого судебного заседания, на котором адвокат Сухоруковой категорически выступил против того, чтобы присутствовавшие в зале журналисты (конечно, не только из СМИ Попова) фотографировали или фиксировали на видео его и подзащитную. Журналисты попытались выяснить: может, хоть со спины снимать можно? Защитник столь же категорично заявил, что с этой стороны он, дескать, выглядит еще хуже. Аргумент, как говорится, «убойный», тем более, если учесть, что чиновница и ее адвокат пришли вовсе не на фотосессию для съемок на обложку модного журнала. И под прицелом объективов оказались, на минуточку, по весьма серьезному и общественно значимому поводу, на что, кстати, указал Центр защиты прав журналистов и СМИ. Тем не менее, судья требования стороны Сухоруковой удовлетворил. Подробно разбирать это решение – не предмет данной статьи. Отметим только, что те же СМИ Попова о нем скромно промолчали. Ибо написать о том, что суд с пониманием и уважением отнесся к частным гражданским правам обвиняемой…. После многочисленных повторений мантры про «политические преследования» выходит прямо-таки разрыв шаблона.

А ведь сколько было шума и клятв, в том числе из уст самого Попова, что по делу Сухоруковой с их стороны будет «максимальная огласка» и «открытость». Даже группу в соцсети, помнится, создали и клич кинули: вступайтесь, кто может. Но, повторимся, описания эпизода с требованием запретить фото- и видеосъемку на суде вы там не найдете. И уж тем более объяснений такой неожиданной «скромности». Там пишут о другом. О чем?

Не поверили в «благодетелей»

Ну, например, про то, что задумавшие возвести на сельхозземлях мини-Рублевку бизнесмены Андрей Журавлев и Александр Елизарков (оба из окружения давнего делового партнера Попова, предпринимателя Девлетхана Алиханова), оказывается, едва ли не благодетели какие-то. Они, мол, намеревались вложить деньги, построить «поселок из 298-и домов-коттеджей и всю социальную инфраструктуру». Впору было бы, наверное, пустить слезу от умиления, если не знать, что построенные коттеджи бизнесмены, вообще-то, не отдавать задаром собирались, а продавать. И стоил бы такой элитный домик с верандой, камином, сауной и прочими прелестями до 8 миллионов рублей и выше. Умножьте на общее количество планировавшихся коттеджей, и получится внушительная сумма, многократно отбивающая затраты.

Более чем рентабельный, солидный бизнес для солидных клиентов. Ведь кто поселился бы в этой мини-Рублевке? Крестьяне местные, сельские врачи, учителя, пенсионеры? И их дети радовались бы игровым площадкам, спортзалам и прочей «инфраструктуре»? Это даже не смешно. Да и рекламные проспекты были откровенно адресованы не бедным, мягко говоря, петрозаводчанам.

Предполагать, что местные жители – многие из которых, отметим, годами не могли от районной администрации клочок земли получить – этого не понимают и не видят, было по меньшей мере наивно. Отношение к бизнесменам - «благодетелям» и их проекту жители Деревянского сельского поселения выразили 8 февраля 2012 года на публичных слушаниях. Большинством голосов люди высказались за сохранение земель сельскохозяйственного назначения и против строительства дачных домов. Соответственно, и против изменения вида разрешенного использования этого участка на иной – «для ведения дачного хозяйства».

Мало того, как выяснилось на судебном заседании при исследовании письменных доказательств по делу, депутаты поселения тоже обращались к занимавшей тогда пост главы администрации района Светлане Чечиль (сестре Попова) с просьбой не разрешать на участке строительство коттеджей. Депутаты указывали, что есть фермеры, развивающие животноводство, продукция поставляется в Петрозаводск, а земель сельхозназначения при этом мало, и необходимо предпринять все, чтобы их сохранить.

«Убедительно просим поддержать развитие нашего фермерства», - писали Чечиль депутаты.

А ведь предупреждали…

Безрезультатно. Но этому уже не удивляешься, узнав, что в прионежской мэрии умудрились проигнорировать даже письмо от Минэкономразвития России (!) А оно еще в 2011 году (именно в этом году, кстати, Журавлев с Елизарковым купили сельхозземли около Деревянного) «во избежание возможных судебных споров» сочло нужным проинформировать глав администраций местного самоуправления о своей позиции. Как было сказано в этом письме, сельхозпредприятиям Карелии были предоставлены особо ценные сельхозугодья. Однако граждане, которые приобрели такие участки по гражданско-правовым сделкам, «намерены изменить вид разрешенного использования на дачное строительство и дачное хозяйство».

«Принятие органами МСУ таких решений влечет уменьшение особо ценных сельхозугодий, предназначенных исключительно для сельхозпроизводства», - предупреждало российское министерство. Судя по письму, там вообще были уверены, что вопрос настолько важен, что регулироваться должен на уровне федерального законодательства. И, по сути, пытались удержать местных чиновников от самодеятельности, если не сказать хуже.

В материалах дела есть свидетельства, что письмо это в прионежской мэрии получили и ознакомились с ним. В общем, чем больше деталей узнаешь, тем больше понимаешь, как на самом деле вся эта история со строительством коттеджей на сельхозугодьях выглядит. И в анфас, и со спины.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter