Хищения не было

Хищения не было

Хищения не было

6 марта 2013, 15:51
Происшествия
Хищения не было

Приговор Мазуровскому и Шаглиной вынесут через месяц.

Вчера в Петрозаводском городском суде завершились судебные слушания по скандальному делу экс-руководителя Госкомитета по делам молодежи Максима Мазуровского и индивидуальной предпринимательницы Елены Шаглиной. Прокурор от заключительной реплики отказался, а судья объявил перерыв на месяц. После этого подсудимые получат право на последнее слово, и будет вынесен приговор. Как известно, прокуратура потребовала приговора для Шаглиной - четыре года условно, для самого Мазуровского - пять лет условно, с лишением возможности занимать какие-либо государственные или муниципальные должности сроком на 3 года. И это при том, что часть обвинений в суде просто-напросто развалилась.

Суд и следствие по делу Максима Мазуровского продолжались несколько лет. Эта история началась летом 2010 года, когда сначала в здании телекомпании «Ника плюс» и редакции «Нашего радио», входящего в тот же холдинг и принадлежащего отцу Максима, Андрею Мазуровскому прошли обыски. Мазуровский-младший на тот момент возглавлял комитет по делам молодежи, и одно время его даже прочили на должность заместителя министра экономического развития Карелии. Но обыски и возбужденное против него в ноябре того же года уголовное дело поставили крест на карьерных надеждах молодого чиновника (или, как минимум, на несколько лет отодвинули их реализацию). В постановлении о возбуждении уголовного дела значилось, что при подготовке фестиваля «Гиперборея» «М.А. Мазуровским и Е.С. Шаглиной, действовавшим по предварительной договоренности между собой совместно и согласованно, путем использования должностных полномочий М.А. Мазуровским, вопреки интересам службы из корыстной и личной заинтересованности, из бюджета Республики Карелия денежные средства в сумме 1 509 000 рублей были необоснованно переведены на счета ООО «Шоу-реал» и индивидуального предпринимателя Е.С. Шаглиной». В дальнейшем эти деньги были израсходованы фигурантами уголовного дела по своему усмотрению. В результате незаконных действий были дискредитированы деловая репутация и авторитет комитета по делам молодежи, а также причинен имущественный ущерб государству в виде необоснованного перечисления бюджетных денежных средств. Кроме того, позже в обвинении появились и новые эпизоды, согласно которым хищения осуществлялись и ранее – при подготовке и проведении форума «Молодежь в действии - 2009». В этих случаях, суммы хищений были менее значимы – 54 и 85 тысяч рублей.

Мазуровскому предъявлено обвинение по 5 статьям УК РФ, Шаглиной – по 3-м. Сам Мазуровский своей вины не признал, как и Елена Шаглина – хотя последняя и говорила о том, что правоохранительные органы ей такую возможность даже не предоставили.

О причинах возбуждения этих уголовных дел было много версий. Сам Мазуровский предпочитает объяснять всё происходившее – политическим заказом. И, надо сказать, логика в этом есть. Как известно, его отец входил в ближайшее окружение главы Карелии Сергея Катанандова, а в определенный период уголовные дела против соратников губернатора начали множиться как грибы, что и стало одной из причин его отставки. Сам же Андрей Мазуровский уголовным преследованием сына фактически был «выбит» из активной политической жизни региона (напомним, что похожим образом развивалась и ситуация с бывшим лидером карельской ЛДПР и заметной фигурой в регионе Михаилом Максимовым, который отказался от участия в политике и ушел с выборной должности после того, как под жернова следствия попал его сын). При этом на громких уголовных делах против влиятельных лиц карельской политической сцены сделало себе карьеру тогдашнее руководство МВД Карелии, в первую очередь – министр Карелии Игорь Алёшин, вскоре перебравшийся сначала в Башкирию, а потом и в Москву на пост одного из руководителей всего Министерства внутренних дел России. Быстрая карьера Алёшина, впрочем, оборвалась после того, как целый ряд милицейских начальников был отправлен в отставку по итогам очередного скандала, и сейчас Алёшин возглавляет пост руководителя службы безопасности МТС.

Как бы то ни было, но следствие по делу Мазуровского было непростым. Он конфликтовал со следователями, утверждая, что его права нарушаются, подавал на правоохранителей в суд, и даже умудрялся выигрывать. Соответственно, силовики платили ему той же монетой, стремясь при любой возможности ограничить права подозреваемого – в том числе на выезд из региона.

Некий перелом в деле наметился только в январе этого года, когда прокурор снял, по сути, главное обвинение в адрес Шаглиной и Мазуровского - подозрение в хищении из бюджета тех самых полутора миллионов рублей. То есть, теперь прокуратура уже не подозревает Мазуровского в хищении.

Между тем, обвинение в злоупотреблении полномочиями и созданию поддельных документов сохраняется. Хотя это выглядит странно: пока речь шла о том, что обвиняемые злоупотребив и подделав, что-то взяли из бюджета, то это выглядело хотя бы логично. Теперь же получается, что полномочия злоупотреблялись, а документы подделывались – из чистой любви к искусству.

Сам Мазуровский на сайте «Ведомости» прокомментировал это так:

- Во время речи прокурора меня не покидало ощущение, будто я нахожусь в театре абсурда... Прокурор так сбивался, будто он текст видел впервые. Он изложил суть обвинений по якобы использованию подложных документов, а затем представил доказательства по злоупотреблению, на ходу вычеркивая параграфы, касающиеся хищения. Даже не обратив внимания, что суть от одного обвинения, а доказательства от другого. Я даже не знаю, как это оценивать.

Оценивать будет суд. Приговор вынесут через месяц. Пока можно констатировать, что реального тюремного заключения Мазуровский и Шаглина избежали. И вполне вероятно, что в случае вынесения обвинительного приговора они будут его обжаловать.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter