Цыганское наследство

Цыганское наследство

Цыганское наследство

28 декабря 2014, 16:00
Культура
Цыганское наследство

Год заканчивается, и он был совсем неплох, если пристально посмотреть. Например, Музыкальному театру Карелии удалось осуществить уникальный проект: с 27 ноября по 1 декабря в Петрозаводске впервые проходила «Школа театральной журналистики», которую поддержало Министерство культуры России. Партнером Школы стала организация «Баренц-Пресс International».

Участники успели побывать во всех театрах Петрозаводска, посмотреть такие спектакли, как «Прощание в июне», «Беда от нежного сердца» и «Хаос» (Национальный театр РК), «Баба Шанель» (Театр драмы «Творческая мастерская»), «Муха-Цокотуха» (Театр кукол РК), «Кармен» и «Корсар» (Музыкальный театр РК). Рецензии на эти спектакли, которые участники Школы учились писать под руководством Григория Заславского и Марины Гайкович (оба пишут о культурных событиях страны в издании «Независимая газета», а также входят в экспертные советы театральных фестивалей), публикуются на сайтах, которые стали информационными партнерами мероприятия. Один из текстов мы предлагаем вам сегодня:

1 декабря исполнилось три года со дня премьеры всемирно известной французской оперы «Кармен» на сцене Музыкального театра Карелии. Накануне этой даты состоялось очередное представление – рядовое событие, но уникальное для проверки тонуса уже не нового оперного спектакля.

Он вошел в репертуар благодаря маститому режиссеру Юрию Александрову и его давнему сотрудничеству с петербургским театральным художником Вячеславом Окуневым. История карельской постановки началась с декораций Окунева, которые были переданы из Михайловского театра в Петрозаводск. Наследство адаптировали для местной сцены, и «Кармен» здесь зазвучала впервые, о чем не без гордости писали карельские СМИ. Сам режиссер признавался в интервью, что всю жизнь обходил стороной шедевр Ж. Бизе о свободолюбивой цыганке и больше склонялся к образам нежных и жертвенных героинь.

Возможно из-за готовых чужих декораций карельская интерпретация «Кармен» не вышла за рамки традиционной оперной режиссуры. Действие происходит в угрюмом а-ля севильском пейзаже, в окружении статичных городских стен, похожих на скалы (пригодятся в сцене с контрабандистами). Сцену перегораживает решетчатый забор, с его помощью солдаты контролируют жизнь народа: когда на сцене появляются работницы сигарной фабрики, решетка распахивается им навстречу в виде ворот, но при этом оттесняет мужчин, жаждущих женского внимания.

На решетку взгромоздилась и главная героиня, исполняя хабанеру про капризную любовь. В это время мужская толпа с наигранной похотливостью лапала ее за бедра и прочие места. Так режиссер обозначил, что перед нами роковая красотка и дрянь. Если не поверите сразу, Кармен будет убеждать штампованными сексуальными эскападами: виляние бедрами, задирание юбки, валяние по полу в соблазнительной истоме, экзальтированный смех и прочие ужимки, характерные для дешевки. При этом неестественен градус всеобщего вожделения героев в первой сцене.

Задраны эмоции и в речитативных фрагментах: персонажи разговаривают так неестественно, как будто играют приторную ретро-оперетту. Не покидало ощущение, что труппа собиралась играть «Свадьбу в Малиновке», а по ошибке артисты надели костюмы из «Кармен». Поэтому все первое действие шло в невольно карикатурном ключе, выявляя неуклюжую пластику, плохой французский и вокальные проблемы у некоторых участников оперной труппы.

Но после антракта случилось маленькое чудо: во второе действие как будто вмешалась волшебная сила оперного искусства и заставила сплотиться хор, солистов уверенно брать ноты и не бояться проявить драматический талант. Страстной молитвой о Хосе прозвучала кантилена Микаэлы в исполнении Натальи Ландовской. Более эмоционально зазвучал тенор Павла Полянинова (дон Хосе). У Кармен (Евгения Гудкова) наконец-то проявилась ее пылкая душа и гордый нрав.

Сложно сказать, какова дальнейшая судьба «Кармен» в карельской опере. Это не самый лучший спектакль коллектива. Но постановка живет, ею интересуется публика. Какая бы ни была, зато своя «Кармен».

Автор рецензии: Ольга Феофанова

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter