«Солнце начинает светить ярче, когда уходит любимая женщина»

«Солнце начинает светить ярче, когда уходит любимая женщина»

«Солнце начинает светить ярче, когда уходит любимая женщина»

10 апреля 2014, 17:27
Культура
Евгения Лёгкая
«Солнце начинает светить ярче, когда уходит любимая женщина»

Концерт петербургского исполнителя, лауреата международных конкурсов Николая Шамова в Карельской филармонии стал настоящим весенним подарком не только для женщин, но и для мужчин. Он исполнил известные неаполитанские песни «Torna a Surriento» Эрнесто ди Куртиса, «Parla mi’d amore» Чезаре Биксио, «Funiculi, funicula» Луиджи Денца и русские романсы в сопровождении оркестра русских народных инструментов «Онего».

Петербургский певец Николай Шамов – талантливый молодой артист, обладатель сильного красивого голоса, завоевавший признание в Санкт-Петербурге, Москве и странах ближнего зарубежья – начинал знакомство с музыкой со скрипки. Он закончил училище как дирижер хора, потом занимался музыкальной административной работой и только потом стал петь.

Как звучат итальянские песни под балалайку и домру, какой смысл порой содержится в любимых неаполитанских мелодиях, о необычном творческом пути и, конечно, о подарках женщинам в своём интервью за чашечкой чая рассказал Николай Шамов.

– Николай, Ваш праздничный концерт накануне 8 марта стал настоящим подарком для женщин!

Этот концерт – подарок не только для женщин, но и для мужчин, которые привели своих дам. В этом концерте были песни, обращённые и к мужской половине, например, песня «Vivere!» («Жить!») известного итальянского композитора Чезаре Биксио. Надеюсь, когда мужчины услышали её, они порадовались за свою жизнь и, может быть решили в ней что-то изменить.

В песне поётся о том, что солнце начинает светить ярче, жизнь становится лучше, в ней нет места страданиям и переживаниям, а остаётся только смеяться, когда уходит любимая женщина… Вот тогда-то и начинается Жизнь! (улыбается).

Для женщин я пел замечательную песню о любви, которую мужчины исполняют редко - «Любовь настала» Раймонда Паулса. Было много неаполитанских песен, которые обычно, нравятся всем дамам. Они очень певучие, открытые, там замечательные слова, для тех, кто понимает. Они выражают неподдельные, чистые, прозрачные чувства. К тому же на итальянском языке очень удобно петь, мелодия мягкая, нежная, музыка попадает прямо в душу и там остаётся.

– Какие подарки Вы дарите своим любимым женщинам, кроме песен?

Лучший подарок для женщины – это внимание, забота и любовь. Больше ничего не надо.

– То есть, от вас женщины не получают подарков?

Всё, что нужно, дарю! (смеётся)

– В этой программе много неаполитанских песен. В сопровождении русских народных инструментов они, наверное, звучат необычно?

Эти песни можно исполнять с любыми инструментами, в любом жанре, с любыми акцентами: роковыми, джазовыми, в бразильском стиле босса-нова, танго, фокстрота… Всё зависит от аранжировщика и артиста. У вас есть замечательный музыкант – Михаил Тоцкий, прекрасный дирижёр и аранжировщик. Кстати, он поддержал мою идею исполнить в джазовой манере песню «Mania de carnival» – «Утро карнавала».

– Можно сделать вывод, что Вы открыты экспериментам?

Может быть, это и неправильно, но я считаю себя в некоторой степени космополитом: я пою оперные арии и песни эстрадных композиторов, романсы и русских и зарубежных авторов… Это не очень хорошо, потому что считается, что асом можно стать в какой-то одной области. У меня так не получается. Я начинал с классической оперы (пел партии Евгения Онегина, Марселя), потом стал петь эстрадный репертуар.

– Эстрада - вынужденная мера?

Нет, эстрада – это приятные мелодии, интересная музыка. Её можно сделать такой, какой захочешь?

– Какое место в Вашем творчестве занимают романсы?

Романсы тоже часто пою, я участвовал во многих романсовых конкурсах, у меня много контактов в этой сфере. Когда я учился в консерватории, вёл широкую конкурсную деятельность, ездил в Эстонию, в Финляндию, на самые известные оперные конкурсы, участвовал в конкурсе Чайковского.

За последние три года успел принять участие в конкурсе Изабеллы Юрьевой, «Весне романса», пел в «Романсиаде», прошёл все известные романсовые конкурсы.

– С чего начался Ваш творческий путь? Сразу стали петь?

Музыкой я занимаюсь с самого детства, я благодарен родителям, что они отдали меня учиться игре на скрипке.

– На скрипке? И где она теперь пылится?

Скрипка не пылится, на ней играет младший брат. Папа хочет, чтобы в семье был скрипач, но, похоже, этого не получится (улыбается). В общем, музыкальную школу я заканчивал по классу скрипки, а музыкальное училище – как дирижёр хора.

– И в какой-то момент поняли, что хочется петь?

-Я увлёкся вокалом вслед за сверстниками и как-то раз сказал себе: буду петь и больше ничего, даже какой-то конкурс выиграл. Тогда я ещё был маленький совсем, пел басом Варяжского гостя, романс «Старый капрал» Даргомыжского и «Славное море – священный Байкал». Это было в 16-17 лет, а в 18 я уже поступил в Санкт-Петербургскую консерваторию.

– Ваши ближайшие творческие планы…

Сейчас вот приеду в Петербург, там у меня сольный концерт с Олегом Вайнштейном. Надо покорять музыкальный Олимп.

– Как Вы поймёте, что покорили?

Его нужно всё время покорять, нельзя останавливаться. У нас, музыкантов, такая работа: остановился – всё, считай, не дошёл. Если ставить себе цели и несгибаемо идти к ним, ты потихоньку приближаешься к Олимпу. Просто нужно работать и работать.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter