Posted 1 сентября, 14:30

Published 1 сентября, 14:30

Modified 4 сентября, 11:46

Updated 4 сентября, 11:46

Есть ли смысл переименовывать поселения и станции в Карелии

В Карелии появился тренд на переименование населенных пунктов

1 сентября 2023, 14:30
Фото: karelinform.ru

Есть ли смысл переименовывать поселения и станции в Карелии

В инфополе стали мелькать предложения по переименованию поселков и станций. Некоторые инициативы уже воплотились в жизнь. В вопросе попытался разобраться КарелИнформ.

Идеи переименовать поселения и станции в Карелии стали чаще заботить власти региона. В марте, например, прозвучала инициатива министерства национальной политики переименовать поселок Куркиеки в Кирьяж. В Конце мая-начале июня стало известно об изменении названия станции в Сортавальском районе Алуслампи в «Черные Камни». Август 2023 года прошел под волной обсуждений: нужно ли превращать город Сортавала в Сердоболь. Правда, позже власти региона опровергли эту идею, сославшись на то, что СМИ неверно истолковали слова губернатора — не то он имел в виду.

Вопросы языка

Мы связались с известным топонимистом, доктором филологических наук, членом-корреспондентом РАН Ирмой Ивановной Муллонен.

В первую очередь нас занимает вопрос: что о переименовании думает ученый?

«Я считаю, переименовывать ничего не нужно. Зачем Куркиекки переименовывать в Кирьяж? Да, он упомянут в новгородских летописях, ну и что?», — считает Ирма Муллонен.

Более того, название Куркиеки, скорее, ближе к историческому, чем Кирьяж: исконное название Кургийоги ('журавлиная река') со временем, под влиянием финского произношения стало «глуше» и зазвучало мягче — Куркиёки. Как возникло название Кирьяж? Свое дело сделали языковые процессы: Кургийоги сократилось до Курьеги. В русском языке название менялось и дальше: гласный у под влиянием мягкого р стал ю, а затем — и. Г со временем стало ж — отсюда и название Кирьяж.

В угоду бизнесу?

Совершенно «мутная история» и с переименованием станции Алуслампи в Черные Камни — новое название не имеет никакого отношения к истории местного края. На «нехорошие мысли» наталкивает название турбазы, как раз «Черные Камни». Еще в июне стало известно о присвоении нового названия, однако причины не пояснялись на сайте ОЖД. Только факт — переименовали.

В администрации района тогда только развели руками — мол, не знают, кто за этот вопрос отвечает. В администрации местного поселка телефон был выключен все время, сколько бы мы ни пытались дозвониться. Новую попытку мы предприняли в августе, когда вслух в одном предложении были произнесены «Сортавала», «Сердоболь», «переименовать».

«Переименование остановочного пункта „Алуслампи“ (Октябрьской железной дороги) в остановочный пункт „Черные камни“ проведено для улучшения условий развития туристических маршрутов Республики Карелия. Жалоб от пассажиров по данному вопросу не поступало», — сухо ответили на наш запрос в пресс-службе ОЖД.

Кстати, отметим, что на вопрос, связано ли как-то переименование с турбазой, нам не ответили. Второй «звоночек». Значит, все же есть связь с бизнесом и его интересами. Узнаваемость, да и туристам выходить на одноименной станции проще. А как же «самобытность» и «традиционность»?

Мнение жителей Карелии

Раз название станции сменили, то и город Сортавала не пожалеют? Так, когда появилось сообщение о предложении вернуть городу название Сердоболь в комментариях мы увидели разнообразные предположения:

«Это просто они устали от наших замечаний, что Сортавала не склоняется», — подшучивают одни;

«Больше, наверное, нечем заняться?», — сердятся другие;

«Оставить след в истории пакостью, а не хорошим делом легче. С такими мыслями главу Карелии переименуют скоро в губернатора Олонецкой губернии», — иронизируют третьи;

А «первое место» получает комментарий: «Нормальное решение: Сер да боль».

Ожидаемо, что и на наш опрос о том, какое название более приемлемо, более чем из 1000 человек 80% проголосовало за привычное «Сортавала»; 12% предпочли старорусское «Сердоболь», а 8% оказались в замешательстве.

У многих возникает мысль: не спроста вопросы переименования стали появляться в инфополе — явно должна быть причина, тем более в наши неспокойные времена, где «враг не дремлет». Неофициально повис в воздухе вопрос: не пытаемся ли мы так откреститься от соседнего государства? Конечно, он останется без ответа.

Проблемы: похожие, но другие

Ирма Муллонен сделала особый акцент на том, что вместо переименований лучше бы властям заняться устранением ошибок и опечаток:

«Существуют официальные списки топонимов, это названия на картах. Список называется Госкаталогом географических названий Карелии. Этими вопросами занимается Росреестр. Должна сказать Вам, что здесь до 30% ошибочных названий. Было такое, что новый указатель ставится, он должен быть таким же как в Росреестре, жители пишут жалобы — указатель сносят», — делится Ирма Ивановна.

Ученый привела примеры: Падук вместо Падун, Колос вместо Коллас и другие.

В работе по топонимии Карелии Ирма Муллонен и Екатерина Захарова пишут: «Общая проблема новой топонимии, как и традиционной, — это пренебрежение правилами написания. Даже при том, что в именованиях объектов, связанных с туризмом, важен зрительный образ названия и поэтому допустима бóльшая свобода, все-таки есть общепринятые положения, обязательные для исполнения. Бросается в глаза, к примеру, непоследовательность в использовании прописных букв. По правилу в таких названиях гостевых домов и отелей как Мраморная Гора, Щучье Озеро, Денисов Мыс и др. оба слова должны писаться с большой буквы. В свою очередь, названия, ориентированные на карельский или финский язык, типа Talviukko или Sepänkodi, должны писаться в одно слово, а не в два. Вряд ли безграмотность красит образ Карелии».

Далеко ходить не надо: в Прионежском районе местных дачников ставит в тупик: Шапшозеро или Шапшезеро? Один указатель с буквой О, другой — с Е. Как правильно, пока не выяснили и специалисты.

«По правилам оба варианта допустимы, однако название — это адрес, а в адресе разночтений не должно быть. Знаю, что когда-то создавалась комиссия по русскому языку при Главе РК. Здесь была бы как раз работа для нее — выбрать и закрепить один вариант написания. То же самое творится и с Конзезером ¬ Кончозером», — прокомментировала вопрос Ирма Ивановна.

Фото: karelinform.ru
Фото: karelinform.ru

****

На наш вопрос, какие еще населенные пункты потенциально могут оказаться под угрозой переименования, Ирма Ивановна ответила: и все, и ни одного. Если догадки о переименовании с политическими целями правдивы, то используемые названия и без вмешательства — обрусевшие.

****

Туризм, о котором мы так много говорим и пишем — хорошая статья доходов. Но экономический показатель не должен «вмешиваться» в историю мест, куда мы приглашаем гостей. Переименование станции в угоду туристов — затея плохая. Откуда брать карельский колорит? Чем мы тогда будем отличаться от Подмосковья? Оголтелое желание понравиться лишь все испортит. Авось карельское правительство увидит и задумается. Это, кстати, тоже по-русски.