Posted 28 декабря 2022, 17:30

Published 28 декабря 2022, 17:30

Modified 29 декабря 2022, 07:13

Updated 29 декабря 2022, 07:13

Интернет: где в России он действительно есть

28 декабря 2022, 17:30
Фото: 1MI
Доступ в сеть интернет в российской глубинке – скорее миф, чем реальность. В 2022 году программа устранения цифрового неравенства сорвалась, и есть вероятность, что она сорвется и в следующем году, пишут «Новые Известия».

Тамбов, Архангельск, Тюмень, Ставрополь, Санкт-Петербург, Екатеринбург – в этих и других городах учеников школ и вузов снова отправляют учиться дома в условиях распространения гриппа. И если учебное заведение расположено в развитом и большом районе города, с дистанционным обучением проблем, как правило, не возникает. Однако в сельской местности дистанционное обучение находится под угрозой срыва по причине отсутствия доступа в интернет, пишут «Новые Известия». Аналогичная ситуация складывается и с телемедициной – власти заявляют, что она способна срасти Россию. Цифровые услуги для многих уголков России до сих пор считаются чем-то экзотическим.

Подсчет по особой схеме

В Госдуме и в российском правительстве на эту проблему наконец-то обратили внимание. На прошлой неделе в рамках «Парламентского часа» перед депутатами выступил глава Минцифры Максут Шадаев, который отчитался о росте доли российских домохозяйств, в которых есть широкополосный доступ в интернет. Согласно указу Владимира Путина, опубликованному в 2014 году, люди должны пользоваться интернетом при скорости подключения как минимум 10 Мб в секунду. В эру активного развития 5G этот показатель выглядит явно устаревшим – к примеру, в Корее скорость загрузки в 2022 году в среднем составляла 492 Мб. Впрочем, и это лучше, чем ничего.

Максут Шадаев в своем выступлении оперировал цифрами достаточно аккуратно – за последние три года, но не за более актуальный уходящий 2022 год. По его словам, за прошедшие три года доля российских домохозяйств со скоростным подключением увеличилась на 9 %. Кроме того, доступ к сети получили 3,5 тыс. российских населенных пунктов, относящихся к категории малочисленных.

В действительности, в 2019 году в среднем по старне доступ к сети имели 73,6% домохозяйств, по результатам 2021 года – уже 82,6%. Впрочем, средние показатели не отражают тех проблем, с которыми сталкиваются в регионах. На «Парламентском часе», к слову, об этом ничего не говорили. В принципе, отсутствие доступа к сети считается особенностью не только Дальнего Востока или Сибири. Согласно данным Росстата, минимальная доля домохозяйств, не имеющих доступа в интернет, находится в Западной части России.

Где найти интернет

В селе Новомусино в Башкирии школьникам приходится ловить сеть для занятий, отправляясь для этого в старый коровник, в деревне Новопетровке в Пермской области дети залезали на ветхую вышку, чтобы отправить домашние задания учителю. Больным людям в зимнее время ходить в заброшенные коровники и залезать на вышки не очень комфортно, однако иначе не получается воспользоваться телемедициной. Но и это не самый худший вариант. В России есть места, где нет никакой связи в принципе. В поселок Ленинский в Забайкалье, например, «Ростелеком» планировал провести связь ещё в 2010 году, однако ее до сих пор нет, а в селах Якутии местные жители так и не смогли проголосовать за подключение своих населенных пунктов к интернету, потому что у них не было доступа к интернету.

Где нет проблем

Глава Новгородской области Андрей Никитин добился для своего региона третьей позиции в рейтинге Минцифры по созданию и ведению официальных страниц в социальных сетях. Однако для кого чиновники публикуют свои сообщения в сети? Вероятно, их целевая аудитория – это совсем не местное население региона, так как очень немногие жители действительно имеют возможность оценить это достижение и получить телемедицинские услуги с, мягко говоря, слабым покрытием сети. В регионе зафиксирован самый низкий в России уровень обеспечения доступа к широкополосному интернету.

В Рязанской области, расположенной по соседству с развитой Московской областью, доступ в интернет также остается экзотикой, открытие базовых станций, которые вещают на деревни и села – событие поистине эпохальное, в котором участвует заместитель председателя областного правительства Артем Никитин. На Ямале, в то же время, 90% автодорог имеют покрытие интернетом, а на 62% трасс ловится даже LTE.

Российские регионы обладают разным потенциалом для старта: где-то в глухих лесах затеряны нищие деревни, где люди довольствуются передачами «Радио России», в других регионах нефтяники покрывают тайгу спутниковым интернетом. Однако и темпы развития даже с господдержкой отличаются между российскими регионами более чем в 70 раз.

Таким образом, в России в сегменте обеспечения интернетом появилось два аутсайдера –Мордовия под руководством Артёма Здунова и Республика Марий Эл под руководством Юрия Зайцева. В этих регионах отсутствует и доступный интернет как таковой, и какие-либо заметные изменения ситуации в лучшую сторону. Телемедицина будет оставаться в этих регионах фантазией, хотя опыт других субъектов федерации наглядно демонстрирует: все можно исправить, было бы желание. Так, в Чечне доля домохозяйств, которые были обеспечены широкополосным доступом к сети в период с 2014 по 2021 годы, увеличилась на 67,6% и составила 96,2%, а Камчатка прибавила 47,3% - до 88%.

Мифическое равенство

Для того, чтобы обеспечить жителей России скоростным доступом к интернету к 2030 году, Минцифры еще весной 2021 года запустило очередной этап программы устранения цифрового неравенства (УЦН 2.0). За прошлый год установили и запустили вышки сотовой связи в 1201 населенном пункте, однако Максут Шадаев в Госдуме не упоминал о том, что программу на текущий год пришлось существенным образом скорректировать и снизить план.

Несмотря на очень неплохое финансирование УЦН 2.0 14,76 млрд руб. на 2022 год), поставки оборудования не реализуются из-за санкций. Изначально план по обеспечению связью 2 тыс. малых населенных пунктов решили сократить более чем в два раза - до 958 пунктов. В Мордовии за весь 2022 год связь подключили только в 11 населенных пунктах. Ситуация становится еще более сложной в связи с тем, что Минцифры заключило соглашение на реализацию УЦН 2.0 лишь с одной компанией – государственным «Ростелекомом». Именно он и получит все средства. Как государственная компания, телекоммуникационное предприятие попало под антироссийские санкции в начале 2022 года.

 

С импортозамещением тоже не все хорошо: компания Huawei официально объявила о прекращении поставок сетевого оборудования своим корпоративным клиентам. «Ростелеком» подписал форвардный контракт на поставку отечественных систем с компанией Yadro, однако на разработку и начало серийного производства оборудования уйдет несколько лет.

Планы до 2030 года впечатляют: обеспечить связью 24 тыс. российских населенных пунктов. Пока же интернет работает со скоростью примерно 1000 деревень в год. А нужно будет ускориться до 2750 деревень в год. Как это реализовать в условиях дефицита бюджета и оборудования – не знает никто, а Минцифры просто обходит вниманием этот вопрос. Так что, вполне вероятно, башкирские и пермские школьники так и будут лазать по деревьям и коровникам, чтобы прогрызть гранит науки, а деревенские старики – тихо умирать в глубинке, из-за того, что медицинскую помощь они получить не смогут.