Союз олигархов, или Кто разорил Прионежье?

4 сентября 2014, 07:19
Союз олигархов, или Кто разорил Прионежье?

О том, как «яблочная команда» Попова отдала особо ценные сельхозугодья в Прионежье под строительство «местной Рублевки» бизнесменам из группы Алиханова, и почему этот случай – закономерное звено в цепи событий, которые в итоге привели район в глубочайшую финансовую яму.

О том, как много лет почти безраздельно царившая в Прионежье «яблочная команда» петрозаводского предпринимателя Василия Попова довела район практически до банкротства, республиканские СМИ в свое время писали довольно много. Правда, публикации те в основном поначалу были осторожные. Как правило, в них тогдашним главе прионежской администрации Светлане Чечиль и главе района Андрею Поценковскому (оба из «яблочной группы» Попова) пеняли на безграмотное управление, безалаберность. Но в свете громких уголовных дел, которые сейчас расследуют правоохранительные органы, ситуация начинает выглядеть по-иному: тут уже не о безграмотности речь идет, а о преступлении. По одному из этих уголовных дел обвинение предъявлено Чечиль, но, что самое интересное, ниточки потянулись и к группе петрозаводских бизнесменов, которые входят в ближайшее окружение другого столичного олигарха, Девлетхана Алиханова.

Взятка в полмиллиона

Напомним, что Чечиль, сестра предпринимателя Попова, обвиняется в превышении полномочий при распоряжении землей в Прионежье. Подробно об этом расскажем чуть позже, а пока заметим, что это не первый скандал такого рода, приключившийся в районе. К примеру, несколько лет назад прогремела история, как прионежские чиновники грели руки на «золотой земле» вблизи карельской столицы. Именно прогремела, поскольку ею заинтересовались даже федеральные СМИ: масштаб злоупотреблений оказался довольно впечатляющим. В эпицентр скандала тогда попал Сергей Семенчук — первый заместитель Поценковского. В прионежской мэрии, помнится, их кабинеты находились буквально дверь в дверь.

В этом самом своем служебном кабинете Семенчук и был задержан в 2007 году сотрудниками УФСБ с поличным при получении почти полумиллионной взятки – как было сказано в официальном пресс-релизе ведомства, от «одного из коммерсантов Петрозаводска» за то, что пообещал решить вопрос с передачей арендуемого участка муниципальной земли в собственность. Расследование длилось довольно долго, но в итоге Семенчук был осужден на 4 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Не ограничившись простой констатацией факта, некоторые СМИ тогда постарались копнуть поглубже. Например, в 2009 году одно из республиканских изданий писало:

«Кстати, про отбывающего срок заместителя Поценковского злые языки говорят, что он был чуть ли не эмиссаром Попова при подшефном мэре, а его место в Прионежской администрации заняла родственница Василия Анатольевича Светлана Чечиль, до этого много лет возглавлявшая издательство газеты «Карельская губерния».

Бунт на тонущем корабле

Итак, один эмиссар ушел, другая – Чечиль – пришла. И как дальше стал жить район? На это исчерпывающий ответ дала состоявшаяся в декабре уже 2011 года сессия депутатов райсовета. Тогда значительная часть районных депутатов, не выдержав, просто взбунтовалась против «яблочной» власти в прионежской мэрии. И для этого бунта были все основания. Муниципальное руководство умудрилось довести район до того, что в следующий, 2012 год, Прионежье вступило с такими показателями: при доходах в 152 миллиона рублей (с учетом дотаций и субвенций из регионального бюджета) долговые обязательства составили 145 миллионов.

Нет, в принципе депутаты еще тогда, в декабре, не могли не знать, что ситуация катастрофичная: еще за несколько месяцев до этого управление Федеральной службы судебных приставов предупреждало: таких долгов, как у прионежской администрации, нет ни у одной из районных администраций в республике, хотя все трудятся практически в одинаковых экономических условиях. И с такими долгами Прионежье можно смело объявлять банкротом.

Но на вышеупомянутой сессии шокировало поведение первых лиц района. Поценковский, например, разведя руками, сообщил, что можно попробовать попросить помощи у кого-нибудь из местных олигархов. По залу прошелестел шепот: у Попова, что ли? Как же, ждите… Сболтнувшего лишнего главу района, впрочем, поправила Чечиль: она предложила… сократить расходы, уволив из сельских школ бухгалтеров. Что дало бы, по словам чиновницы, аж 7 миллионов рублей экономии.

Депутатов это буквально взорвало: почему поселения должны рассчитываться за то, что натворила районная администрация? И это при том что прионежская мэрия не один раз была замечена в перерасходовании средств на зарплату и материальное стимулирование муниципальных чиновников. Ежегодно таким образом набегало до 10 миллионов рублей, и в чьи карманы они шли?

Кому прионежской землицы?

Но самое главное, не стали молчать депутаты и о наиболее больной для Прионежья теме – о распоряжении муниципальной землей. Только вдумайтесь: за год ближайший к столице район от продажи земельных участков выручил всего… 1 миллион рублей. То есть это то, что поступило в бюджет: даже не копейки, а слезы какие-то.

Но, позвольте, может быть, дело все в том, что прионежские чиновники буквально каждый лакомый кусочек земли старались отдать под социальные нужды? И все эти росшие год от года под Петрозаводском коттеджи, дачи, особнячки принадлежат благодарным льготникам – многодетным семьям, инвалидам из Пая или Мелиоративного? Так ведь нет же. Все минувшие годы от льготников шел буквально вал обращений и жалоб (в том числе и в СМИ): почему они не могут получить участки? Почему в районе реально не действуют вообще никакие программы? В мэрии Прионежья отвечали одно и то же: земли нет, и не предвидится.

Но при этом, вот странность, достаточно было открыть газету или сайт с коммерческими объявлениями, как аж в глазах рябить начинало от предложений — кому землицы в Прионежье? По рыночным уже, конечно, ценам. Нередко можно было встреть и оптовые предложения: например, 10 участков по 300 тысяч рублей. То есть, провернув только одну такую операцию, некие частные лица могли обогатиться на сумму, в три раза превышающую ту, что получил бюджет района за целый год. А ведь таких объявлений ежемесячно публиковалось не один и не два – десятки… По сути, в стремительно нищающем районе шла неприкрытая спекуляция землей. Причем в таких масштабах, что, в конце концов, ситуацией не могли не заинтересоваться правоохранительные органы.

В октябре прошлого года Следком возбудил уголовное дело после проведенной проверки. Она показала, что в Прионежье земельные участки предоставлялись без проведения торгов. Причем, судя по всему, немногочисленной группе граждан. Еще один нюанс — с просьбой о выделении земли обращались граждане, которым ранее уже предоставлялись участки, причем неоднократно. Но затем эти люди переуступали свое право аренды третьим лицам. Собственно, те же самые объявления в газетах это подтверждают и без всяких проверок: в них, как правило, черным по белому написано: «участок в долгосрочной аренде», «оформляется переуступкой права аренды»… Кроме того, правоохранительные органы выяснили, что вызвавшие сомнение продавцы-арендаторы сами живут вовсе не в Прионежье, а в карельской столице.

«Яблочная группа» Попова, разумеется, тут же применила свою излюбленную тактику. «Яблочники» принялись собирать пресс-конференции, на всех углах заявляя, что это преследование «по политическим мотивам». Чечиль, оправдываясь, напирала, что она, мол, действовала по земельному законодательству. А оно, беда такая, несовершенно. И не дает возможности отказывать «группе риэлторов», которые пишут по 500 заявлений в месяц и раз за разом получают новые участки (зато, еще раз напомним, у прионежской администрации прекрасно получалось отказывать тем же многодетным семьям).

Ценные земли – под «мини-Рублевку»

Но «яблочные» руководители в Прионежской мэрии совершили одну очень крупную промашку. Как выяснилось не так давно, в 2012 году, они умудрились отдать под элитное коттеджное строительство особо ценные земли сельхозназначения. По крайней мере, так считает следствие.

Речь идет о землях вблизи села Деревянное, которые некогда принадлежали совхозу «Маяк». В 2011 году участок размером свыше 60 га приобрели входившие в ближний круг Девлетхана Алиханова бизнесмены Андрей Журавлев и Александр Елизарков. Сегодня эти фамилии, как говорится, на слуху – в связи с другим уголовным делом, к которому мы еще вернемся. Тогда же не особо еще известные широкой общественности Елизарков и Журавлев затеяли некий проект под названием «Ерошкина Сельга». Подконтрольные Алхиханову издания с чего-то сейчас называют его «возрождением карельской деревни», которая когда-то существовала в этих местах. Звучит необычайно нелепо, ибо о «возрождении» можно было говорить, если бы предприниматели задумали развернуть на купленных землях сельхозпроизводство, дать работу местным жителям.

Но нет, ничего подобного в планах у них, видимо, не было. Речь шла всего-то о строительстве коттеджного поселка для городских дачников. Собственно, в рекламных проспектах «Ерошкина Сельга» так и позиционировалась: «Компания-застройщик предлагает горожанам осуществить мечту о жизни на природе в комфортном загородном доме». Для местных же – сельских врачей, учителей, пенсионеров – весь этот проект с домиками ценой до 8 миллионов рублей и выше – выглядел этакой недосягаемой «мини-Рублевкой».

Но главное в том, что никакие коттеджи на этих землях предприниматели строить права не имели. Здесь все просто: еще в 2009 году был утвержден перечень особо ценных продуктивных сельхозугодий Карелии на основании соответствующего закона, принятого республиканским парламентом. И в него были включены пашни, сенокосы, осушенные пастбища, которые в иных целях использовать не разрешается. Независимо от того, в чьей собственности они находятся. Неужели об этом Елизарков с Журавлевым, когда приобретали участок, не знали? И когда обратились в прионежскую администрацию с просьбой изменить вид разрешенного использования земли, тоже не подозревали, что просят чиновников нарушить закон? При том, что имели в своем распоряжении официальное письмо, которое подтверждало, что вожделенный участок прошел мелиорацию, то есть осушение. А значит, однозначно попадает в перечень особо ценных земель.

Письмо это, кстати, датированное 31 июля 2012 года, предприниматели сами же и приложили к пакету документов, поданных в прионежскую администрацию: мол, подумайте, господа чиновники, что тут можно сделать? А чиновники мэрии, видимо, уж очень хотели пойти навстречу бизнесменам. Настолько, что проигнорировали и это письмо, и датированный 19 сентября того же года ответ из Госкомимущества республики, в котором четко было сказано: использовать участок для целей, не связанных с сеьхозпроизводством, нельзя.

Но, если очень хочется, то можно? Видимо, так подумало тогдашнее руководство района. И спустя несколько дней на голубом глазу изменила разрешенный вид использования земли — под «ведение дачного хозяйства». В недавнем интервью Чечиль привела смехотворное объяснение: дескать, «дачники смогли бы выращивать там овощи». Ага. Так и представляешь, как обитатели элитного поселка копают грядки под картошку – ведь они именно так представляют «мечту о жизни на природе» в коттедже за 8 миллионов рублей.

Подстраховаться не получилось?

Еще одна любопытная деталь – непосредственно под документом, выданным прионежской администрацией, стоит подпись Евгении Сухоруковой, тогдашнего первого заместителя Чечиль. Сама экс-глава районной администрации объясняет это тем, что, дескать, была в то время на больничном, вот и «пришлось это сделать» ее заму. Убедительное ли это объяснение, или Чечиль таким образом решила подстраховать себя, опасаясь последствий – на этот вопрос, видимо, должны ответить правоохранительные органы. Как бы то ни было, обвинение по уголовному делу предъявлено обеим экс-руководительницам Прионежья.

Над застройщиками же ценных земель Елизарковым и Журавлевым суд, как надо полагать, уже не за горами – правда, по другому уголовному делу. Но тоже земельному, так называемому «делу о Неглинской набережной». На сей раз речь идет о мошенничестве с муниципальным имуществом Петрозаводска. Они проходят обвиняемыми вместе с несколькими другими бизнесменами, среди которых есть и родственник Алиханова. И именно за всю эту замешанную в громком уголовном скандале компанию не так давно весьма горячо заступалась… мэр города Галина Ширшина из «яблочной команды» Попова.

Тогда наблюдатели такому жаркому заступничеству Ширшиной подивились. А теперь многое становится окончательно понятным: похоже, связи между двумя бизнес-группами в карельской столице гораздо теснее, чем представлялось на первый взгляд. И сейчас ситуация для них складывается так, что все противоречия, дележку сфер влияния приходится отложить в долгий ящик. Тому есть немало и других свидетельств, но об этом – в наших следующих публикациях.

Источник материала: интернет-журнал «Республика»