Жертвы недопонимания: почему родители Карелии далеки от своих детей
Интервью

Жертвы недопонимания: почему родители Карелии далеки от своих детей

30 октября, 15:00Медиахолдинг 1Mi
Почему дети убегают из семей и реабилитационных центров? Как бороться с детской преступностью и насилием в отношении несовершеннолетних? Какой поддержки не хватает многодетным семьям? Как сейчас живут Киселевы и Лапшины? Эти и другие темы мы обсудили с уполномоченным по правам ребенка в Карелии Геннадием Сараевым.

Почему дети убегают?

- В Карелии МВД нередко объявляет в розыск детей от 10 до 18 лет, которые сбегают из семьи или центра помощи детям. Как считаете, почему такое происходит?

- Чаще всего ребенок уходит из семьи или центра помощи детям по причине того, что он не находит понимания. В первую очередь, это конфликты, разногласия, невозможность выстроить какой-то конструктивный диалог со взрослыми, эмоциональная реакция на непонимание с их стороны. К сожалению, многие подростки не умеют решать вопрос по-другому. Это самой природой заложено: в случае опасности мы либо вступаем в бой, либо бежим. Часто подростки не понимают, как себя вести в ситуациях с родителями или сотрудниками центров помощи детям. Поэтому стараются найти помощь и понимание на стороне.

Есть и любители приключений, особенно в центре помощи детям. Туда попадают дети из семей, и некоторые из них имели негативный опыт дома. В таких случаях семья нередко является асоциальной, а дети чаще проводят больше времени на улице, чем дома. Это тоже влияет на ребенка.

При этом, большинство побегов детьми совершается из центров помощи детям. Однако стоит учитывать, что побег фиксируется даже если ребенок просто вовремя не вернулся в учреждение, опоздал. Сотрудники центров обязаны сообщить в полицию и в таком случае. Поэтому количество реальных побегов меньше, чем фиксируется.

- Что делать в таких ситуациях?

- Помогать ребенку! Каждый подросток и даже взрослый нуждается в нормальном общении. Нам нужно нормально контактировать с детьми и вспомнить, что мы тоже были маленькими. Сегодня многие выбирают неправильный подход и играют роль «властного взрослого», не давая ребенку ни реализовать себя, ни делать ошибки, на которых он может чему-то научиться. Взрослые сейчас создают те условия, которые ребенок считает для себя неприемлемыми и поэтому бежит от этого. Нужно срочно менять это.

Также одна из проблем сегодня - отсутствие прямого общения взрослого с ребенком. Многие родители общаются с детьми через гаджеты. От этого тоже нужно избавляться, необходимо обычное человеческое общение с ребенком.

«Реформировать центры помощи детям»

- А как себя вести преподавателям таких центров помощи детям? У них же должно быть соответствующее образование или хотя бы опыт работы с подростками?

- Самая главная проблема как раз и заключается в том, что в таких учреждениях нет преподавателей! Там работают воспитатели и многие из них даже не имеют педагогического образования. Центры помощи детям перестали быть образовательными организациями с того момента, как их передали в сферы соцзащиты.

Такие воспитатели, к сожалению, не всегда готовы к тому, чтобы взаимодействовать с подростками. Ведь для этого необходимо иметь серьезнейшую подготовку – и психологическую, и педагогическую, а также навыки и опыт. Человек, работающий с подростками, должен уметь заинтересовать их, потому что сегодня одной из основных проблем является отсутствие уважения несовершеннолетнего к взрослому. Сегодня таких специалистов, которые могут справиться с данной работой, крайне мало.

- И как улучшить ситуацию?

- Я вижу только один выход – реформирование центров помощи детям, усиление таких учреждений подготовленными специалистами, в том числе через повышение престижа такой профессии специалиста по работе с подростками.

За что лишают родительских прав?

- Обычно дети попадают в такие центры из семей, находящихся в трудной жизненной ситуации или неблагополучных семей. Некоторых родителей лишают родительских прав. Из-за чего обычно такое происходит?

- Обычно лишают родительских прав, если люди ведут асоциальный образ жизни – к примеру, злоупотребляют спиртным настолько, что не занимаются детьми вообще. Ребенок, грубо говоря, предоставлен сам себе и его элементарные потребности не удовлетворены. Вообще, кто первый защищает права ребенка? Родитель. Он дает ему имя, записывает в школу, кормит, поит, одевает… Если родитель не справляется с этими обязанностями и игнорирует их, а ребенок для него не является ценностью, то в таком случае приходится вмешиваться.

Важно отметить, что обычно не сразу выходят на лишение родительских прав, есть целая система работы с такими семьями. Сначала пытаются помочь, потом — ограничение родительских прав. Семье дается полгода, чтобы исправиться, ну а лишение прав – последняя стадия. Чтобы дойти до такой ситуации, нужно сильно «постараться».

- Часто родители восстанавливаются в этих правах, встают на путь исправления, чтобы вернуть своего ребенка?

- К сожалению, нечасто. Однако все же есть семьи, для которых ограничение в родительских правах являются некой встряской, когда они понимают, что за детей вступилось государство, что ребенка обидели и за это нужно нести ответственность.

- А бывало, что родители восстановились в правах и вновь были ограничены в них?

- Да, бывали и такие ситуации. Чаще всего это касается лиц, кто злоупотребляет алкоголем или наркотиками. Еще судимые люди.

- У нас в Карелии широко обсуждали многодетную семью Киселевых, с которой вы много работали. Что с ними сейчас?

- Сейчас дети уже находятся дома. Старший ребенок собирался в армию, другие учатся в школе и детском саду. По сути, сегодня семья ведет нормальный образ жизни. Специалисты их поддерживают, продолжают оказывать необходимую помощь.

Ограничить в родительских правах за бедность?

- А что с семьей Лапшиных, которая переехала из Вологодской области, чтобы не лишиться детей? С ними Вы тоже встречались. Чем они сейчас занимаются, что с их детьми? Какая им помощь оказывается?

- Эта семья никуда не обращалась, помочь мы предложили сами, когда узнали о ситуации. Изначально семье была оказана материальная помощь. Сейчас старшие дети ходят в школу, младших планируется отправить в детский сад. Отец устроился на работу, мать находится в отпуске по уходу за ребенком. В настоящий момент мы ведем юридическую работу, которую, по идее, должны были вести специалисты Вологодской области - работу по отмене заочного решения суда по ограничению их в родительских правах. Я выезжал в Москву в аппарат уполномоченного при президенте, где с юристами мы продумывали, какие правовые инструменты можно использовать для того, чтобы не допустить изъятия детей из семьи.

- А проверяли, почему их хотели ограничить в родительских правах?

- Да. Я считаю, что это итог недоработки специалистов, которые должны были оказать помощь. Вместо того, чтобы войти в положение, досконально разобраться в ситуации, сотрудники, на мой взгляд, пошли не очень правильным путем. Они вышли на конфликт с семьей. Проблема в том, что у нас очень часто люди, которые работают с семьей со стороны государства, несут какой-то оттенок властности, контрольно-надзорной функции. Как ревизор. Однако семьи бывают разные, и в данном случае такой подход сработал так, что семья не пошла на контакт со специалистами. Те в итоге решили, что детям угрожает опасность. Причиной стали санитарные условия в доме, отсутствие продуктов, теплой одежды. По большому счету это называется бедность. Семья не стала дожидаться суда и уехала в Карелию.

- Как считаете, было ли правильным такое решение уехать?

- Я думаю, что семья вполне могла придти в суд, попытаться там отстоять права на детей. Если бы даже суд решил огранить их в родительских правах, можно было бы пойти дальше и обратиться в Верховный суд с апелляционной жалобой, а после – в Кассационный. Дети могли оставаться в семье на период всех этих судебных разбирательств. История была бы длинной, если бы родители использовали все те инструменты защиты, которые сегодня существуют в рамках нашего правового поля. Однако у нас, к сожалению, уровень правовой грамотности у людей не очень высокий. Не каждый знает, как правильно себя защищать.

Говоря о самой семье, она находится на территории Карелии с июля и за ними в небольшом поселении наблюдали люди. Местные жители никаких нарушений прав или проблем не увидели. Да, семья малообеспеченная, но все любят друг друга, а родители стараются создать для детей нормальные условия. На основании этого мы стали выстраивать систему защиты семьи.

О детской преступности

- Как решить вопрос с детской преступностью? Нередко в пресс-релизах МВД и прокуратуры можно прочитать о подростках, которые обвиняются в разбое, краже, в преступлениях с наркотиками и так далее. Почему дети идут на преступление, от чего зависит?

- Чаще всего это два вида преступлений и есть определенные причины. Первое — кражи в торговых центрах и магазинах самообслуживания, где товар находится в доступе. Большинство несовершеннолетних, которые попадались на кражах в Карелии, были из не очень благополучных семей. Для них кража становится легким и практически единственным способом «приобрести» то, что очень хочется.

Второе – закладки. Это преступная деятельность, которая подросткам кажется простой – придти, выкопать ямку и передать информацию. И, как правило, несовершеннолетние, которые занимаются таким, не понимают состава этого преступления. Как с этим бороться? Я думаю, исключительно только через воспитание. Потому что невозможно застраховать от улицы, от предложения, но можно научить сказать нет. Родителям нужно научиться формировать у детей какие-то установки сознания, чтобы ребенок понимал, почему нельзя идти на противоправные действия. Должно быть и серьезное общественное порицание за это, а не безразличие.

Как бороться с насилием в отношении детей?

- А что насчет преступлений в отношении детей?

- В последнее время случаи насилия в отношении детей происходят чаще и чаще. Я думаю, для этого есть целый ряд причин. Во-первых, общий уровень невроза. Что мы сегодня видим в соцсетях и СМИ? Преимущественно информацию о преступлениях – кто-то украл, изнасиловал, убил… И это самые читаемые новости, эти просмотры показывают интерес к этой теме. Некоторые люди начитают мыслить так: хочешь стать популярным, устрой драку и сними на видео, это будет просматриваться.

С другой стороны, уровень родительской компетенции сегодня очень низкий. У нас родитель перестал быть ответственным взрослым. Кроме того, современный родитель в отношении своих детей демонстрирует модель поведения из своей родительской семьи, в которой он сам вырос. То насилие, которое было в родительской семье, переходит в следующую семью по принципу «меня наказывали, и я буду применять те же методы». Очень часто насилие в отношении ребенка родители оправдывают тем, что их тоже били. Для решения такой проблемы, я считаю, также должно быть и общественное порицание, и противостояние государства — доказательство, что за каждого обиженного ребенка будет наказание.

- Как считаете, справедливо наше законодательство в плане наказаний в отношении таких людей, кто совершает преступления против детей?

- Здесь сложно сказать про справедливость, для каждого это по-разному. Лучше разбирать вопрос о том, насколько сегодня законодательство может противостоять насилию детей со стороны взрослых. Наверное, есть необходимость где-то усилить такую защиту, а где-то, наоборот, применять больше превентивных мер. Здесь нужно каждую историю разбирать отдельно. Но, что касается педофилов, я поддерживаю идею о химический кастрации в том случае, если доказана его виновность.

Многодетность — риск бедности?

- Говоря о законодательстве... Недавно были повышены детские пособия для многодетных семей. Как считаете, достаточно такой суммы или необходимо еще повысить? Почему?

- Считаю, что недостаточно. У нас многодетность считается риском бедности. Даже если исходить из прожиточного минимума (для трудоспособного населения в Карелии он составляет в пределах 13 тысяч)... Если в семье трое детей, родители — уже необходимо довольно много средств. Есть ли сегодня такие зарплаты? Только-только хватает на прожиточный минимум, а появление следующего ребенка сразу ставит семью ниже этого уровня и она становится малообеспеченной. Возьмем самый простой пример — чтобы многодетной семье сходить в кинотеатр... А если детей на секции записывать? Еще проезд...

На мой взгляд, самой богатой должна быть многодетная семья. Должны быть такие формы поддержки, которые позволяют семье быть максимально успешными в социуме. Может быть, стоит подумать об освобождении от НДФЛ, каких-то мерах социальной поддержки — финансовой помощи детям до окончания школы, бесплатном проезде в общественном транспорте, льготах, бесплатном посещении учреждений культуры и спортивных секций. Нужно создавать максимально комфортные условия для многодетной семьи.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter