Петрозаводск рискует остаться деревней
Интервью

Петрозаводск рискует остаться деревней

30 апреля 2019, 19:46Евгения Лёгкая
Изучать, понимать и прогнозировать развитие образа Петрозаводска вот уже полтора года в городе некому. Некому оценивать градостроительные решения и архитектурно-строительную часть проектов, осуществлять приёмку фасадов новых строящихся объектов.

С 2017 года в Петрозаводске нет должности главного архитектора, как и должности главного художника. А значит нет и людей, объединяющих вокруг себя творческую составляющую. Нет команды, которая работает над обликом и преображением города.

«Полтора года – не срок и пока ничего страшного не произошло, но может произойти», – говорит бывший главный архитектор Петрозаводска. В последнее время, например, вызывает опасение будущее береговой зоны Онежского озера. Почти весь берег в собственности у частных лиц. Там появились шиномонтажи, мойки, новые мелкие производственные предприятия, всё то, на что прямой запрет действующего не только генплана, но и Правил землепользования и застройки.

Распоряжаться своей землёй собственники в праве по своему усмотрению в рамках закона. Однако есть нормы и правила, но соблюдаются ли они?

Резонансной стала и история с землёй в районе улицы Варкауса. Большой участок нарезали на мелкие в пределах 6 соток с назначением – под гостиницы, согласно кадастровой карте. Но будут ли действительно там построены эти объекты? Кто станет это контролировать?

О градостроительных решениях и будущем города мы спросили у Евгения Фролова.

Евгений Борисович, вам сразу стало понятно, что эти земельные участки предназначены не для постройки гостиниц?

– По правилам землепользования и застройки на участке площадью 6 соток можно построить только частный дом. Гостиницу по всем нормативам, обеспеченную парковочными местами, в соответствии со строительными нормами построить там невозможно. Это явно нарезка земель под коттеджи. Хотя на кадастровой карте стоит назначение участков – под гостиницы.

Но ведь собственники вправе распоряжаться землёй как им заблагорассудится? Разве нет?

– В генеральном плане города эта земля рекреационная, невзирая на частную собственность. Вся зелёная зона вдоль берега является рекреационной зоной прибрежных территорий для отдыха жителей и на ней можно размещать только объекты для обслуживания населения: спортивные площадки, прокат лодок, небольшие ресторанчики, гостиницы и т.п. Человек, купивший один из участков, просто не сможет там возвести никакого объекта капитального строительства. Гостиницу не построить по нормативам, а коттедж – вообще нельзя. Однако чудеса случаются и в нашем городе.

Недавно Администрация внесла изменения в Правила землепользования и застройки, чтобы избежать сомнительных построек в прибрежной зоне. Если гостиницы на этих территориях раньше входили в основной вид допустимого строительства, то сейчас – это условно-разрешённый (по информации сотрудников Администрации). Это значит, что предпроектные проработки в стадии эскизного проекта застройщику придётся демонстрировать на публичных слушаниях.

Почему эта ситуация вас так встревожила и побудила написать пост в социальных сетях?

– Может быть, кто-то хотел купить один из этих участков, но услышит, какой резонанс получило это место и уже задумается – стоит ли ему влезать в сомнительное дело.

Меня и моих коллег, с кем мы обнаружили эти участки на кадастровой карте, удивило такое положение дел ещё и потому, что мы являлись разработчиками концепции «Города у воды». Согласно этой идее, архитектура, внедренная в зелёную зону, создала бы презентабельный фасад города с акватории озера. С коттеджами этого сделать невозможно.

Что это за проект «Города у воды», расскажите поподробнее. Удалось ли начать его реализовывать, когда вы были в должности главного архитектора?

– Это была концепция в рамках международного проекта. Наша работа заключалась в разработке планировочных решений прибрежных территорий от Сайнаволока до микрорайона Пески. На момент разработки концепции много территорий было в заброшенном виде. Предприятия давно не работали, стихийно возникали какие-то постройки, территории для открытых складов. Мы попытались показать, как можно было бы эффективно использовать эти территории с выгодой для владельцев и для города, если привести их в современный цивилизованный вид. Заброшенные промышленные зоны можно было бы застроить приятными глазу жилыми комплексами, спортивными объектами, школами, парками. Но всё это так и остаётся пока на уровне идей.

Евгений Борисович, уже почти полтора года в Петрозаводске нет главного архитектора, что изменилось?

– Та сфера, за которую отвечал последнее время архитектор – грамотная качественная архитектура (для уровня города с определённой экономикой). И пока не ясно, что может ещё появиться в городе. Говорить, что резко всё ухудшилось – нельзя. Ухудшилась ситуация с согласованиями с их сроками, это ударило по застройщикам, частным лицам, инвесторам.

Главный архитектор выносил на градсовет объекты в ответственных местах, какие-то – те, что не в центре города, мог согласовать сам уже при первичном приходе. Быстро делались документы по перепланировкам квартир, согласованиям ИЖС. Сейчас на это уходят недели, а то и целый месяц. Удлинилось время согласований для многих объектов.

Как вы оцениваете решение мэрии упразднить эту должность? Так ли необходимо было идти на этот шаг?

– Должность главного архитектора в Петрозаводске существовала с конца 18 века и вдруг в 21 веке её решили ликвидировать. Она необходима, она должны быть. Чтобы вернуть процесс в правильное русло. Чтобы главный архитектор мог оперативно работать с населением, анализировать, что предоставлять на обсуждение с коллегами архитекторами, а что можно было бы не предоставлять. Главный архитектор отвечает за создание, появление архитектуры, планировочных, градостроительных решений, проверяет на соответствие построенного запроектированному. Градостроительство решает глобальные вопросы. От него зависит облик города. Необходимо жить перспективой будущего, а не одним днём.

Архитектура – самое дорогое из искусств. Как по трудозатратам, так и по эффекту, которое будет производиться на последующие поколения. Это не картину нарисовать. Создание одного здания – это длительный процесс создания образа, проектирования и значительные финансовые затраты на строительство. А также огромное количество трудозатрат многих людей. Туристически-привлекательный город, который активно развивается, строится должен иметь не только главного архитектора, но и главного художника.

Чего городу сейчас не хватает в архитектурном плане?

– Финансовой составляющей и желания инвестора строить действительно интересные объекты. В городе сейчас много ветхого жилья и хотелось бы, чтобы на этом месте появлялись дома, притягивающие взгляд. Каждый дом должен быть с изюминкой. К сожалению, сейчас, чтобы построить уникальное здание у нас просто нет финансового потенциала.

Самая красивая застройка – это застройка сталинской эпохи – проспект Ленина, Карла Маркса, улица Дзержинского. Центральная часть города – очень интересна с точки зрения архитектуры, уюта, комфорта. Кварталы, которые проектировались в 30-х- 50 годах, когда не было жёстких нормативов, ограничений по площади застройки, межевания, можно было творить и это хорошо получалось по всей стране. Мы с архитекторами считаем, что нормативы, требования различных кодексов, которые существуют сейчас, привели к упрощению и к невозможности создания качественной среды подобно той, что в центре города.

- Как вы относитесь к строительству жилых домов повышенной этажности в центре, других районах города?

– При восприятии городской застройки человеческому взгляду нужны эмоциональные всплески. Удачным является градостроительное решение, когда перспектива улицы фокусируется в природный объект – Онежское озеро, например, или завершается каким-то зданием с интересной архитектурой. Во многих старинных городах России, например, городах «золотого кольца» – улица или поворот завершаются культовым зданием или зданием с интересной архитектурой. А когда ровно и уныло – это неинтересно. Высотные здания тоже необходимы, но строить их нужно соблюдая все нормы и правила.

- А «деревяшки» на территории города (например, в районе ул. Чапаева) и старые хрущевки…

– Наследие деревни, причём в таком состоянии, в котором сейчас находятся эти дома– это нонсенс в развивающемся городе. Много лет тому назад, когда разрабатывался генплан города вся та сторона Чапаева, где существует частная застройка планировалась под застройку 9-10 этажными домами, под это были рассчитаны и параметры улицы. Этой застройки, которая там есть не должно было быть.

Сейчас это частный сектор, никто за ним не следит, эстетики никто от них не требует. Хотя содержание внешнего вида домов и заборов должно контролироваться ЖКХ в обязательном порядке. Это прописано в правилах благоустройства.

Нужно ли пересматривать генплан города? Что нужно сохранить из старой версии и чем она плоха?

– В 2000-х годах наш генплан получил на международном фестивале зодчества бронзовый диплом. Кардинально его пересматривать не надо, необходимо корректировать. Иначе с 2020 года город могут ждать большие преобразования.

Несколько лет назад появился новый классификатор застройки. По нему среднеэтажность увеличится с 4-х до 9 этажей. Нам нужно до 2020-го года, когда он вступит в силу, внести поправки в генплан и Правил землепользования и застройки (За это, кстати, тоже должен отвечать главный архитектор). Чтобы в центре города, где зона многоэтажной застройки, не появились высотные объекты, что законодательно будет возможно так как многоэтажная застройка в классификаторе имеет только нижнюю границу в 9 этажей, а верхняя не регламентируется.

Что вы думаете по поводу Биг-Бена? Что должно появиться на его месте?

– Правильно, что его снесли. Нельзя делать, что попало на градостроительно-важных территориях, тем более без рассмотрения профессиональным сообществом. И я рад, что архитекторы выиграли суд по этому объекту.

А строить, я считаю, необходимо то, что предложил авторский коллектив, победивший в открытом конкурсе по благоустройству центральной части площади Гагарина. Необходимо идти планомерно – конкурс-победа-строительство! Так делается во всех цивилизованных странах. И это не должно зависеть от того – нравится кому-то или нет. Есть профессиональные сообщества, которые отвечают за внешний вид города, они и должны создавать его эстетическое будущее. И чем меньше им будут мешать, тем грамотнее будут их решения. Архитекторы, дизайнеры, художники – это те люди, которые думают на перспективу. То решение, которое предложено проектом-победителем будет современным и через несколько десятков лет, а это имидж города.

Каким бы вам хотелось видеть наш город через 20-30-50 лет?

Самое главное городом для людей. Чистым, с качественной улично-дорожной сетью, включая пешеходные связи, велосетью, позволяющей развитие велотранспорта в городе, озеленённым в большей степени за границами центра, с большим количеством малых архитектурных форм, арт-объектами, с современной интересной архитектурой, развитой структурой набережной, с восстановленными объектами культурного наследия и отремонтированными домами.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter