«Претензий никто не предъявлял»

«Претензий никто не предъявлял»
Интервью

29 декабря 2018, 13:36
Дмитрий Ананьин
Photo: Дмитрий Ананьин / karelinform.ru
Вчерашняя информация о том, что руководитель Госкомитета РК по ценам и тарифам Глеб Суржко решил уйти в отставку, прозвучала громом среди ясного неба. Опытнейший юрист, в прошлом зампрокурора Петрозаводска, руководитель юридической службы Петросовета и гендиректор «КРЦ» пробыл в правительственных стенах больше года.

За время работы в Госкомитете он не имел никаких претензий (по крайней мере, публичных) от работодателя. Ведомство под его руководством запомнилось и запомнится, прежде всего, «чисткой» и последующим снижением энерготарифов в республике. И вдруг…

Журналисты не преминули объяснить уход эксперта серьезными проблемами с отопительным сезоном в регионе и той же тарифной политикой в целом. Якобы Госкомцен вошел в клинч с ресурсоснабжающими организациями, которые возмутились новыми и невыгодными для них тарифами. Суржко же назвали «крайним», поскольку он всего лишь исправно держал курс правительства на тотальный пересмотр тарифной политики.

Почему глава Госкомцена решил оставить должность? Окончательно ли такое решение? Было ли давление со стороны энергетиков? И почему Карелия сорвала отопительный сезон? Об этом Глеб Суржко рассказал в короткой беседе с журналистом «КарелИнформа».

- Глеб Анатольевич, Вы действительно уходите из Госкомитета?

- Да, я вышел в отпуск 28 декабря и действительно не планирую возвращаться в Госкомитет. Но хотел бы сразу отметить: информация, которую распространили СМИ, недостоверна. Во всяком случае, в правительстве мне никто претензий по поводу тарифной политики, которую я проводил, или каких-то проблем с отопительным сезоном никогда не предъявлял.

Желание уйти возникло еще в ноябре этого года, но меня попросили остаться до конца тарифной кампании. Я ее реализовал и считаю, что все задачи, которые были поставлены (и сам себе ставил), выполнил. Мне кажется, мы предельно оптимизировали тарифы, «вычистили» все необоснованные расходы, в том числе, по предыдущим годам - практически на 90 процентов с учетом различных процедурных требований в принятии тарифных решений. Осталось доделать совсем немного.

Помимо того, что мы занимались текущим регулированием и провели две тарифные кампании, проводился аудит предыдущих тарифных решений. Такая задача ставилась, и я считаю, мы ее выполнили.

- Значит, курс на снижение тарифов не причем?

- Да, тарифы на электроэнергию были снижены, но были снижены непроизвольно. Мне не давали указания: «Снижай любой ценой». Такого не было, и я такой задачи перед собой не ставил. То же самое с тарифами на тепло и на воду. Главное, чтобы они были справедливы. Я не говорю, что при этом обязательно должно происходить снижение. С учетом того, что у меня длительный срок службы в органах прокуратуры, перед собой я ставил задачу сделать тарифы предельно законными и обоснованными.

Конечно, есть пограничные ситуации. С учетом того, что в законодательстве очень часто неоднозначно трактуется включение тех или иных расходов, соответственно, приходилось каждый раз ломать голову, какое решение принимать. Но я считаю, стремились поступать исключительно ради баланса ресурсоснабжающих организаций и потребителей. При этом я прекрасно понимал, что произвольно кого-то отрегулировать, после чего у него ни на что не хватит денег, – такой задачи не было.

- А проблемы с отопительным сезоном или давление «ресурсников»?

- Я уже давно достаточно давно знаком с давлением со стороны регулируемых организаций. Оно никогда не имело результата. Да, на меня многократно жаловались, но это происходит в каждую тарифную кампанию в каждом регионе. Это бизнес, он хочет получить как можно больше денег и всегда стремится идти по пути наименьшего сопротивления и, тем самым, переложить ответственность на регулятора. Просят поверить на слово и утвердить расходы. На мой взгляд, это абсолютно неверно: включать расходы без какого-то подтверждения, как того требует закон, мы не имеем права.

Причем компании, назывались в СМИ… Я не помню, чтобы у той же «Сегежа Сети» тариф на 2018 год снижался каким-либо образом. Это проблема более системного характера. Компания, к сожалению, не смогла надлежащим образом организовать работу по тарифному регулированию на 2019 год. Да, у них есть проблемы, они не могут доказать нам обоснованность предложений. Причем мы эту работу мы не закончили, и ведем себя не как чиновники с формальным подходом. Мы каждый раз даем свои рекомендации, каким образом поступить так, чтобы выйти на тарифное регулирование, соблюдая закон, и доказать свои обоснованные расходы.

- Тогда с отопительным сезоном?

- Минстрой уже эту информацию озвучивал. Тот же самый «Карелэнергоресурс», выходя на тарифное регулирование на 2018 год, заявил соответствующие расходы на топливо. Компания обоснованно доказала цену по мазуту и углю, и претензий с нашей стороны не было. Но впоследствии цена на мазут и уголь выросла в два раза, и у многих теплоснабжающих организаций, в том числе, у «Карелэнергоресурса», появились проблемы с закупкой топлива. Эту ситуацию попробовало решить правительство России: принято решение о компенсации выпадающих доходов в связи с ростом цен на топливо ресурсоснабжающим организациям.

Поэтому я предельно удивлен, что журналисты решили сделать меня «крайним». При этом СМИ ссылаются на официальный комментарий кого-то из правительства. Возможно, кто-то пытается перевести «стрелки», но мне лично никто никаких претензий по поводу тарифного регулирования не предъявлял.

- Почему же Вы решили уйти с должности?

- Повторюсь: такое желание возникло еще в начале ноября. Две тарифные кампании - для меня это было относительно новое дело. Мне было интересно попробовать разобраться, в том числе, и в тарифной политике на уровне республики. причем меня больше интересовал аудит предыдущих решений. Соответственно, я с этим разобрался и считаю, что создал все условия для реализации понимания. А дальше рациональный интерес стал угасать, потому что в последующий период регулирования можно действовать в текущем режиме. Таков мой характер: стало не очень интересно, поэтому я и попросился в отставку.

- Уже нашли новое место работы?

- Уже поступило несколько предложений, я пока над ними думаю. До их поступления я планировал, как юрист, заняться частной практикой, но поскольку появились интересные варианты… Конкретнее пока не скажу. Как говорится, «хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter