«Звёзды мировой оперы» о тайнах закулисья и своей жизни

«Звёзды мировой оперы» о тайнах закулисья и своей жизни
Интервью

19 марта 2018, 20:00
Дина Тозан
Сколько в день поёт солист Большого театра, как он проводит своё свободное время и успокаивается перед выступлением: журналисты пообщались с солистами Большого театра Анной Нечаевой и Василием Ладюком, которые приехали на концерт в Петрозаводск.

В Петрозаводске состоялось самое ожидаемое культурное событие весны – на сцене Музыкального театра 18 марта выступили «Звезды мировой оперы», солисты Большого театра Анна Нечаева и Василий Ладюк.

Их голоса мечтает услышать публика в Милане и Лондоне, Венеции и Турине, Брюсселе и Осло, Нью-Йорке и Токио. Гастрольный график артистов расписан на год вперёд, поэтому «втиснуть» туда незапланированный концерт в Петрозаводске было непросто.

Публика горячо приняла исполнителей. На концерте в сопровождении Симфонического оркестра Карельской государственной филармонии прозвучали шедевры оперного репертуара – арии и дуэты для сопрано и баритона из опер зарубежных и русских композиторов («Севильский цирюльник», «Травиата», «Джанни Скикки», «Евгений Онегин» и др.). Дирижировал Алексей Ньяга.

За день до выступления артисты согласились встретиться с журналистами в непринуждённой обстановке и ответить на вопросы.

- Расскажите, пожалуйста, о себе.

Василий Ладюк: Я родился в Праге, это бывший соц. лагерь, туда распределили отца. Папа - военный музыкант, был дирижёром военного оркестра. А я начал заниматься музыкой уже в Москве в возрасте 6 лет. Раньше было модно, когда в детском саду музыкальные руководители давали рекомендации родителям, куда отдавать детей. Как-то я очень удачно исполнил песню «Крейсер Аврора» на каком-то очередном празднике нашей страны. С тех пор моя музыкальная карьера и движется вперёд.

Анна Нечаева: Я уроженка Саратова, музыкальное образование получала на Украине. У меня родители не военные, просто любили путешествовать. В Полтаве я окончила музыкальное училище по вокалу, а уже дальше захотела вернуться к корням в Саратов. Консерваторию я заканчивала уже в Саратове.

- Сколько часов вы поёте в день? Поёте ли вы в свободное время?

Василий Ладюк: Мы поём-то всего часа 4 в течение суток, не больше. Но каждый день.

Анна Нечаева: У меня, например, когда отпуск начинается в конце июня, я вообще забываю, что такое вокал, месяц не пою. Даже не слушаю ничего, уши отдыхают, голос отдыхает, голова отдыхает, переключаюсь абсолютно на что-то другое, но в основном на свою семью.

- На балет ходите?

Анна Нечаева: Крайне редко, чаще не получается. У нас насыщенный рабочий день заканчивается именно тогда, когда заканчивается спектакль в 22-23 часа. Хочется, конечно, сходить и посмотреть, конечно, но это неизвестно когда будет, на пенсии наверно.

Василий Ладюк: Вы, правда, считаете, что после рабочего дня, насыщенного музыкой, ещё хочется пойти послушать музыку? У меня желание одно после трудового дня: домой и горизонталь.

Анна Нечаева: В тишину

- Какой язык самый тяжёлый для пения?

Анна Нечаева: Французский. Он вообще не поётся. Есть два разных языка: один вокальный и один разговорный.

Василий Ладюк: Я бы даже сказал, что немецкий. А ещё даже хуже английский. Самый лучший - итальянский.

- Знаете, есть такая история про Стивена Спилберга, который позвонил нашему артисту и сказал: «Давай сниматься»? А тот говорит: «Я не могу, у меня ёлки». Бывает ли у вас такое, что хочется и это и это хочется и Пласино Доминго звонит, а у вас ёлки? Какие у вас приоритеты?

Анна Нечаева: Всегда так бывает.

Василий Ладюк: Если говорить правильно - не нужно бороться со своей совестью, совесть сама подскажет, как надо поступить в той или иной ситуации. В принципе, существует негласное правило – если ты взял на себя какие-то обязательства, ты их обязан выполнить. Не важно – Спилберг тебе предлагает что-то спеть или у тебя сейчас ёлки. Потому что сегодня Спилберг, завтра ещё что-то будет, и если ты начнёшь отменять данное собой же слово, то это пойдёт на поток, добром не закончится. Может, и упускаю уникальный шанс, кто знает. В любом случае, приняв решение, ты следуешь этому решению.

Анна Нечаева: Например, в Большом театре сейчас очень насыщенный сезон именно для моего голоса, много работы и я в этот сезон практически вся в Большом театре. Только в конце сезона отпустили и то с большим трудом. А когда будут постановки не для моего голоса, я буду более свободна.

- Артисту очень важно исполнять, то, что он хочет исполнять и иногда другим людям этого тоже хочется. Может в какой-то степени нужно пробивать себе дорогу: есть много разных средств, например, в напиток «Гоголь-моголь» подмешивают перец. Вам приходилось сталкиваться с таким?

Василий Ладюк: Что-то? Расскажите подробнее.

Журналист: Артистка перед дебютом делала себе яичный коктейль, в который подмешали перец. Сразу он не чувствуется. Вышла на сцену и не смогла петь.

Василий Ладюк: Всё это существует. Раньше и битое стекло было в пуантах.

Анна Нечаева: У меня какая была история: когда я пришла только в Большой театр, меня пригласили на постановку «Чародейки», и перед премьерным блоком совершенно неожиданно мне отдали почти все спектакли. Я не знаю, что было в театре раньше, но старожилы подходили ко мне и говорили: «Осторожно, ничего не ешь, ни от кого ничего не принимай». Я никогда с этим не сталкивалась лично или даже мои знакомые. Но я на всякий случай не ела, боялась очень. Перед премьерным спектаклем есть такая традиция – дарить друг другу какие-то маленькие презенты, шоколадки, что-то такое маленькое на удачу. И вот когда перед спектаклем ко мне подошёл человек и подарил какую-то шоколадку, у меня руки задрожали: «Боже, неужели это ты, неужели ты способен на это?». А потом меня успокоили, я съела шоколадку, всё прошло хорошо. Может, были какие-то истории, какие-то единичные случаи, но в массу это не пошло.

Василий Ладюк: Всё-таки я очень хочу верить, что мы все порядочные люди. Можно бегать к руководству выпрашивая для себя какую-то партию, но тогда это считается нечестной конкуренцией.

- На одном из недавних концертов в Петрозаводске артист от переизбытка эмоций забыл слова. У вас такое случается?

Василий Ладюк: Сплошь и рядом. Что мы делаем: сочиняем. И ладно, если сочиняем на иностранном языке, этого вообще никто не замечает, можно всё что угодно сочинить. А вот когда Пушкин идёт, тогда ух…

Анна Нечаева: Лучше себя эмоционально сдерживать. Холодная голова в первую очередь должна быть на сцене.

- Молодые музыканты, артисты очень переживают, когда выходят на цену. А как вы успокаиваетесь?

Василий Ладюк: А кто говорит, что мы успокаиваемся? Мы очень сильно волнуемся. Каждый раз как первый раз. Другой вопрос, что можно в разные стороны направить это волнение.

Анна Нечаева: Я не успокаиваюсь. Наоборот, адреналин зашкаливает. Волнение бывает разное. Плохое – когда ты нервничаешь или психуешь, боишься, страх какой-то. Хорошее – когда ты волнуешь и ждёшь выхода: быстрее, быстрее на сцену.

Василий Ладюк: Одного моего хорошего коллегу спросили: «Ты волнуешься, когда на сцену выходишь?» Он сказал: «Старик, я да, очень. Но не за себя, а за партнёра». Волноваться – более свойственно студентам. Когда люди выходят на экзамен и у них проявляются зажимы в разных аспектах – начиная от статуи Гагарина с руками и заканчивая остальными другими вещами.

Анна Нечаева: От техники много зависит, это же мышцы, спорт. И когда какие-то мышцы неправильно работают, выходишь на сцену, они зажимаются. Это говорит о том, что ты технически что-то делаешь не так. Я когда была студенткой, открыла для себя, что мне очень помогает воображение от такого волнения. Мне надо представить, что я просто прима.

Василий Ладюк: Сложнее, когда надо выходить на сцену, и ты себя плохо чувствуешь. Особенно, когда дирижер дурак.

Анна Нечаева: Да, это вообще сложно. Но когда бывают такие ситуации, когда выходишь на сцену и забываешь про всё. Это же адреналин. Или бывает: приходишь на спектакль, сил нет никаких, ты болеешь или тебе плохо. Выходишь на сцену, а там стоят медсёстры за кулисами, боятся за тебя. Выходишь со своей сцены, уже здоровый как огурчик.

- Можно поподробнее с места, когда «дирижёр дурак»?

Василий Ладюк: Так бывает, самодуров в любой профессии достаточно. Считается, что дирижёр самый главный. Это правда, конечно, но это неправда. Конечно же, его рукам, его голове подчиняются все процессы, происходящие на сцене, но в опере всё-таки солисты самые главные. И то, что у автора в партитуре написаны определённые темпы или ещё что-то это не значит, что можно поставить тысячи человек под копирку, и каждый будет делать так, как написано на бумаге у автора. Это всё некие условности, в рамках которых надо существовать. Но, тем не менее, шаг вправо, шаг влево допускается. Но есть дирижёры, которые говорят: «Будет именно так и так».

Анна Нечаева: Бывают вообще такие криминальные вещи, когда дирижёр просто плохо знает музыку и может поперёк идти. У меня бывали такие случаи, когда после спектакля выходишь разбитым, спина болит.

- А с Алексеем Ньяга вы работали?

Анна Нечаева: Мы пока ехали в поезде в Петрозаводск посмотрели очень много видео. По видео у нас создалось впечатление, что он очень ясный, понятный дирижёр, у него хорошие руки. Он внимательный к солисту, хорошо слышит и чувствует его.

- Бывает ли такое, что у человека великолепные вокальные данные, но он не артист?

Василий Ладюк: Бывает ещё хуже, у него великолепные вокальные данные, а музыкального образования нет. И ничего поёт. Наш общий партнёр, друг Эльчин Азизов - баритон Большого театра, он, наверно, уже выучил нотную грамоту, но когда-то он был капитаном Бакинской команды КВН и к музыке никакого отношения не имел. Эти люди – самородки.

Анна Нечаева: Ну да, есть такие. Мартынюк Эдуард из Белоруссии много-много лет на сцене, но нотную грамоту не освоил.

- Раньше получить билет в Большой театр было значимым событием. А как вы получаете билеты на свои выступления?

Анна Нечаева: У нас ведущему солисту дают 2 пригласительных, они бесплатные, хорошие места. Иногда, если это не премьера, могут дать больше. И я могу заказать ещё такие дешёвые билеты за 200-500 рублей. Люди должны их выкупить в кассе, но их я должна заказать. Они скорее будут не очень удобные, но тем не менее.

Василий Ладюк: Поэтому я заказываю билеты по полной стоимости, чтобы удобные места выкупать. Вообще зритель сейчас радует: Если раньше лет 10 назад 65+ - обычный зритель, то на данный момент ситуация меняется: в зале много студентов, молодёжи.

Анна Нечаева: В фейсбуке меня находят студенты и просят пачками дешёвые билеты. Есть даже постоянные фан-клубы молодых, которые постоянно ходят в театр.

- Предельный возраст артиста на сцене артист сам себе определяет?

Василий Ладюк: У нас есть такая поговорка «Главное, уходить со сцены не под шорох собственных копыт». До тех пор пока слышишь аплодисменты, уходя со сцены, можешь продолжать спокойно, потому что публика это самый чувствительный барометр твоего мастерства и возможности выходить на сцену.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter