«Склад человеческих судеб»: почему в Карелии нет жизни для людей-инвалидов
Интервью

«Склад человеческих судеб»: почему в Карелии нет жизни для людей-инвалидов

16 ноября 2019, 16:36Екатерина КоломиецPhoto: Из личного архива Станислава МишичеваПредседатель регионального отделения ВОРДИ Станислав Мишичев
В Петрозаводске обсуждают планы строительства школы-интерната для детей-инвалидов: родители против ее возведения в Соломенном, а власти заявляли об отсутствии другого участка. Компромисс вроде как найден. Об этой теме и о проблемах особых детей в обществе мы поговорили с председателем ВОРДИ в РК Станиславом Мишичевым.

Деятельность карельского отделения всероссийской организации родителей детей-инвалидов направлена на объединение усилий родителей детей с инвалидностью, региональных властей и работающих с инвалидами организаций. Главная задача — обеспечение достойной жизни, а также соблюдение прав детей-инвалидов и инвалидов старше 18 лет с ментальными, психофизическими или другими нарушениями. Подробнее о деятельности ВОРДИ, проблемах для детей-инвалидов и их семей в Карелии рассказал председатель регионального отделения Станислав Мишичев.

О доступности и «прошлом веке»

- Многие говорят, что в Петрозаводске нет безбарьерной среды вообще. Согласны ли вы с таким мнением? Что нужно исправить в столице Карелии?

- Да, безбарьерная среда у нас не создана и это, безусловно, очень серьезная проблема. Одни жилые дома чего стоят: инвалиду на коляске невозможно спуститься. Таких объектов сотни... Но я хотел бы акцентировать внимание на том, что доступность — это не только наличие пандусов. Речь идет в принципе о доступности различных услуг — банковских, почтовых, образовательных, медицинских, транспортных и других. К примеру, где у нас хоть один оборудованный подъемниками для инвалидов автобус или троллейбус? Наш Петрозаводск в этом плане очень сильно отстал, потому что я знаю города, которые закупают соответствующий общественный транспорт. Наша администрация этим не занимается совсем.

- А ваша организация как-то работает с мэрией Петрозаводска? Совместно решали какие-то вопросы, проблемы? Проблем ведь, наверняка, немало...

- До настоящего времени ВОРДИ с администрацией никак не работала, однако сейчас активизировать работу с городскими властями планируем. Так, летом мы вошли в совет по делам инвалидов при мэрии Петрозаводска, поэтому хотим поставить на повестку несколько определенных вопросов, в том числе и по созданию рабочих групп по внедрению безбарьерной среды. Еще одна важная тема связана с организацией сопровождаемого проживания инвалидов. Сейчас в России активно обсуждается возможность того, чтобы дети-инвалиды, проживающие в семьях, не попадали в стены психоневрологических интернатов после того, как родители не смогут за ними ухаживать. Нужно создать новую парадигму для жизни инвалидов уже вне стен домашних, но и вне стен психоневрологических интернатов. Я считаю, эти учреждения родом из прошлого, когда особых людей фактически закрывали там, отправляли подальше (ведь такие интернаты, как правило, находятся в отдаленных районах). Данная практика уже недопустима для наших современных детей, особенно с учетом того, что все-таки Россия присоединилась к конвенции ООН о правах инвалидов. И это сейчас главный документ, согласно с которым постепенно приводятся в соответствие наши внутренние законы.

Поэтому теперь планируем обсудить с администрацией Петрозаводска вопрос о предоставлении в социальный наем на безвозмездной основе жилой площади для организаций такого сопровождаемого проживания. Подробнее будем разбираться в ближайшее время, подготовим необходимые предложения и представим их мэрии на изучение.

О нехватке специалистов и инклюзии

- А региональные власти идут на встречу? Какие вопросы с ними планируете решить?

- С властями на республиканском уровне мы работаем уже довольно давно. Сейчас будем ставить перед карельским министерством образования очень важный вопрос об установлении повышающих коэффициентов подушевого финансирования затрат на образование детей в соответствии с федеральными нормами. Средств нет, тьюторов и специалистов не хватает, а из-за этого не развивается и инклюзия. Этот вопрос решается только одним способом — надо приводить нормативные акты республики в соответствие с федеральными нормами.

Еще один вопрос, поставленный перед региональными властями — проработка республиканской программы реабилитации и абилитации инвалидов на 2021 год. На данный момент есть ряд проблем, в том числе недостаточный уровень подготовки специалистов, реализующих реабилитационные мероприятия для инвалидов. Есть необходимость и укрепления материально-технической базы организаций, которые занимаются реабилитацией.

- Вы сказали про инклюзию. Как вы относитесь к инклюзивному образованию? И как считаете, нужны ли коррекционные школы?

- Инклюзия - это замечательно, дети должны быть в социуме. Однако, по факту, у нас ее нет. Родители на данный момент предпочитают отдавать детей в коррекционные школы, и, наверное, не просто так. Они понимают, что обычные общеобразовательные учреждения не готовы принимать особых детей. И не потому, что другие ребята будут плохо реагировать или сами дети с ОВЗ не будут чувствовать себя комфортно. Проблема заключается в том, что школы и классы не оборудованы, там нет доступной среды. Большинство учреждений - старые и максимум, что в них делают — косметический ремонт, меняют окна и все. А чтобы оборудовать всю школу, нужны огромные деньги, которых нет, и в ближайшем будущем не предвидится. Поэтому, конечно, коррекционная школа на данный момент является единственным выходом, вынужденной мерой. Лучше синица в руках, чем журавль в небе.

Инклюзии нет в том числе и из-за подушевого финансирования. В связи с этим в школах нет тьюторов. Инклюзивное образование требует серьезных материальных затрат и когда государство решит потратить на это деньги, тогда мы все будем выступать за сокращение числа коррекционных школ-интернатов.

- А сами педагоги готовы к инклюзивному образованию?

- Сейчас, когда у школ нет возможности нанимать достаточное количество педагогов и помощников, наверное, нет. Слышал от многих педагогов о выгорании в их профессии. Это происходит, в первую очередь, из-за огромных требований и большой нагрузки, а также маленьких зарплат и отсутствия помощников. Многие специалисты, работающие в коррекционных школах, например, хорошие. Однако у них нет возможности полностью осуществлять этот образовательный цикл исходя из того, что в штатах очень мало помощников.

- А что у нас с образованием для инвалидов после школы? Как сложно поступить?

- С этим у нас пока не все нормально. Это сложный вопрос, очень немногие ребята с инвалидностью могут реализовать свое право на обучение не столько в силу ограничений своих возможностей, сколько из-за отсутствия условий как самих учреждений принимать и обучать таких детей, так и ввиду отсутствия сопровождения в процессе доставки до места учебы и обратно, отсутствия сопровождения людей с инвалидностью в процессе обучения.

Однако хотел бы отдельно сказать про наш ПетрГУ. Университет уделяет достаточно много внимания обучению таких людей, реализует много программ. Недавно даже была открыта кафедра адаптивной физкультуры.

«Сломанные судьбы»

- Говоря не о детях... Как считаете, как у нас обстоят дела с трудоустройством инвалидов?

- Если говорить о постоянной занятости, то сейчас государство с каждым годом выделяет все больше и больше денежных средств на обустройство рабочих мест для инвалидов. Есть нормативные база, ответственность предприятий за неквотирование определенного количества мест для инвалидов.

Еще бывает временная занятость инвалидов, которая, к сожалению, не развита в Карелии. Санкт-Петербург — отличный пример, там активно развивается такая сопровождаемая временная трудовая занятость особых людей, город выделяет деньги для реализации данной программы. Там дети и взрослые с разными диагнозами вовлечены в трудовой процесс, получают какие-то новые навыки. Зарплаты там не платят. Однако здорово, что люди с ОВЗ не сидят дома в четырех стенах. Трудовая занятость является необходимым условием в развитии любой личности.

- Все рано с работой сложно... И семье с ребенком-инвалидом непросто с финансовой точки зрения. Что думаете по поводу сегодняшних мер поддержки, пособий? Достаточно их?

- Нет, конечно. Пособия по уходу за инвалидом, которые платятся родителям до 18-летия ребенка, маленькие. Сейчас оно составляет 10 тысяч рублей, при чем его увеличили практически в два раза только недавно... Нужно понимать, что обычно родитель, как правило, это мама, дисквалифицируется из своей привычной жизни ради заботы о ребенке. И этот уход продолжается вплоть до того момента, когда родители уже не в состоянии за ним ухаживать. Одного пособия недостаточно и люди вынуждены где-то подрабатывать. Кем может работать родитель в такой ситуации, когда, по сути, надо скрывать свои официальные доходы, чтобы не лишиться соцвыплаты? Обычно это вакансии уборщицы, посудомойки, и другие низкоквалифицированные работы.

Мы ставили этот вопрос на совете по делам инвалидов и просили властей найти возможность доплачивать таким семьям из регионального бюджета. Сумма в 10 тысяч рублей даже меньше МРОТ с условием северных коэффициентов. Поэтому мы предлагали повысить это пособие хотя бы до минимального размера оплаты труда. Ведь родители детей-инвалидов - крайне уязвимая категория людей, которые обречены потерять свои навыки и которые не могут работать по своей специальности. Они вынуждены заниматься уходом за своим ребенком.

Еще повышение таких пособий помогло бы отчасти избавиться от необходимости некоторых семей передавать своих детей в те самые интернаты. Туда дети попадают в первую очередь из-за тяжелого материального положения родителей. А еще из-за того, что родственники не могут нести это физическое бремя по уходу. И в интернаты попадают сломанные судьбы. Как сказал один из наших коллег, такие учреждения - это «склад человеческих судеб». И, действительно, там особых людей как будто складируют, присваивают им категорию ПСУ — получатель соцуслуг. И в таком ужасном состоянии там где-то на задворках общества человек проводит остатки своих дней.

Вопрос о повышении пособий до уровня МРОТ сначала планировали обсудить в Заксобрании, но пока никаких действий я не вижу. Но мы будем напоминать об этой идее и добиваться решения данного вопроса.

Соломенному — нет!

- Хотелось обсудить строительство школы-интерната. Родители выступают категорически против возведения учреждения в Соломенном, причины не раз объяснялись. Удалось как-то договориться с Минобразом?

- На днях министр образования Роман Голубев сообщил, что строить школу в Соломенном не будут, больше этот участок не рассматривается. Такое решение было принято на последнем собрании рабочей группы, где объявили итоги электронного голосования. Были опрошены родители детей-инвалидов: 227 человек проголосовали против строительства коррекционной школы в Соломенном, 85 - за, еще 44 жителя Карелии выбрали вариант ответа «не имеет значения». В опросе были и дополнительные вопросы: «Хочу, чтобы школу построили и открыли в сентябре 2022 года в микрорайоне Соломенное», с которым согласилось 143 человека, и «Готов ждать пять лет, но хочу, чтобы школу не строили в микрорайоне Соломенное» (213 голосов). Моя позиция была поддержать большинство. Сам лично считаю, что в Соломенном строить недопустимо.

Мы за строительство коррекционного учреждения, оно необходимо, особенно в ситуации невозможности инклюзировать наших детей. Было бы сумасшествием говорить, что эта современная школа не нужна. Но речь идет конкретно о месте. Мало кто себе представляет туберкулезный диспансер. Не зря же его расположили в таком отдаленном районе, не зря же жители Соломенного были против... Поэтому я принципиально против нахождения детей рядом с туберкулезным диспансером.

К тому же, есть статья 19 конвенции ООН — обязательство о том, что инвалиды должны жить в местном сообществе и получать услуги этого сообщества в равном доступе. Их права должны быть равны. Представьте, в интернате на постоянной основе будут проживать 100 человек. Они же должны иметь право сходить куда-нибудь в кафе или поиграть на детской площадке с обычными детьми, а не быть привязанным к какому-то своему рейсовому автобусу, который будет их развозить. Они же не заключенные. Соломенное совсем не вариант.

Вообще мне понравилось, что министр образования отнесся к ситуации с пониманием. Мы очень хорошо отработали в рабочей группе, никаких претензий не было. Родителей проанкетировали, нас даже пригласили на подсчет голосов.

- Что дальше будут делать? Все равно придется ждать утверждения генплана Петрозаводска?

- На последнем собрании рабочей группы власти сообщили, что к работе будут привлечены представители Минимущества. Будут искать новый участок для строительства. Как это будут делать, пока не знаю. Однако на самом деле существует такая практика нашей администрации, когда сначала участок предоставлялся под застройку, а потом уже переводился в генплан.

Вообще бегать и искать участки — не задача родителей. Наше дело — правильно формулировать запрос. Я попытался это сделать с отсылкой на статью 19 конвенции ООН. Там четко написано, что школа должна быть вписана в современную инфраструктуру. Поиск такого участка - забота специалистов.

- А риски невозврата федеральных средств не пугают? Что, если их не вернут?

- Пугают. Действительно, есть определенные критерии расходования и реализации средств, выделенных из федерального бюджета. У нас, кстати говоря, не один раз выделенные федеральные средства возвращались обратно из-за неготовой проектной документации или по другим причинам. В частности, при предыдущих губернаторах такое было не раз. Конечно, нам бы не хотелось, чтобы школа не была построена. Однако, надеюсь, тут дело за чиновниками, которые смогут быстрее проделать свою работу.

***

Пока вопрос с местом для строительства школы-интерната для детей-инвалидов вновь остается открытым. Это была уже вторая попытка властей подобрать подходящую площадку. При этом современная коррекционная школа в Карелии все же нужна, считает Станислав Мишичев. Нынешние интернаты №21, 23 и 24, уже являются устаревшими.

«Там не создано той безбарьерной среды, которая должна быть. Поэтому новая школа, конечно нужна. За реконструкцию старых я бы не ратовал. На это и больше средств нужно будет. Тем более сейчас есть новые требования по проживанию в этих интернатах, новые требования по установлению разных площадок, кабинетов, чего раньше не было. В существующих рамках этого просто не сделать», - пояснил руководитель ВОРДИ в Карелии.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter