«Алло, скорая? А у вас девочки есть? Пришлите двух!»
Интервью

«Алло, скорая? А у вас девочки есть? Пришлите двух!»

14 октября 2019, 11:43Виктория КанивченкоPhoto: Фото автора
Встретились с главврачом Петрозаводской БСМП Алексеем Хейфецом и честно поговорили о скандалах вокруг больницы, благодарных и агрессивных пациентах, а также о том, почему общество охотнее заступится за бомжа, чем за доктора.

Секс, алкоголики и космический таракан

Один из популярных запросов в Гугле касается травм во время секса. Часто ли встречаетесь с таким в БСМП?

— Чего здесь только не бывает: и секс-игрушки вводят, а потом достать не могут, и травмы наружных половых органов получают. Но такое случается несколько раз за год, и мы не уделяем этому повышенного внимания. Жизнь научила не драматизировать.

Наверное, многие люди что-то проглатывают?

— Как правило, дети, да. Или лица, отбывающие наказания. У них это называется «мастырить». Ещё они мази с металлами делают: если ей оставить пятно на груди, то при рентгенографии будет видно затемнение, врач предположит, что это очаг в лёгких. И такого гражданина направят дальше: на обследование или лечение. Это они сами рассказывают.

Да, в силу специфики больницы контингент у вас сильно разнообразный. Не страдаете от неадекватных граждан?

— К сожалению, десятки раз за год сталкиваемся с агрессией в отношении медперсонала, других людей и самого себя. Часто портят имущество, бьют стёкла, даже шлагбаум ломали. Но обычно это нетрезвые граждане.

И что вы делаете с дебоширами?

— У нас есть охрана и тревожные кнопки. Если ситуация выходит за грани разумного, то вызываем бригады быстрого реагирования со специальными средствами. Но даже с ними некоторые пациенты ведут себя агрессивно.

Такую бригаду сотрудникам еще и дождаться надо. Никогда не отправляли медиков на курсы самообороны, например?

— Представьте, какие будут заголовки в СМИ, если доктора начнут защищаться: «Врач избил больного!». А я буду краснеть и давать интервью. Если без шуток, то в более сложной ситуации находятся бригады «скорой», потому что приезжают на территорию пациента и не знают, что их там ждёт.

И как вы готовите медиков, чтобы не случилось беды?

— Всегда говорю, что здесь главное оружие — грамотно выстроенный диалог. Если с тебя требуют халат, сумку — отдай всё, что им надо. Главное — сохранить себя и своё здоровье. Можно нажать тревожную кнопку и закрыться в машине, пусть агрессия будет на неё выплескиваться до приезда помощи.

Кстати, много шума поднял скандал про бомжа, которого якобы выкинули из БСМП. Проясните, пожалуйста, эту ситуацию.

— Сразу скажу, что надо просто посмотреть видео, где четко видно, что никакого насилия к нему не применяли. Он к нам обращался уже в 5 раз. Любой ведь может прийти и сказать, что к нему в ухо попал космический таракан. И мы каждый случай должны отрабатывать, вдруг там действительно таракан?

У гражданина не было показаний для госпитализации?

— Понятно, что у людей, ведущих асоциальный образ жизни, может быть букет хронических заболеваний. Но просто их наличие не является причиной для лечения в стационаре. Но он к нам приходил каждый день, и всё как в первую брачную ночь: снимки, осмотр, анализы. Это ведь тоже затраты больницы, ОМС и нашего с вами бюджета.

Но всё-таки он добился своего и попал к вам на лечение.

— Да, лежал 10 дней. Слава богу, покушал, отоспался, никто не желал ему зла. Но насколько это было оправдано? Часто такие люди обращаются не за медицинской, а социальной помощью: переночевать, поесть. Особенно трудно, когда они пьяные: социальные службы их не берут, а для полиции они не настолько неадекватны. И мы здесь заложники. Хотя это не проблема медиков.

К тому же, каждый ваш шаг порождает реакцию в Интернете.

— Да, седых волос у меня прибавилось, я дал, наверное, десяток интервью по этой теме. Болезненно переживал медперсонал, который стал без вины виноватым. Кому-то даже угрозы Вконтакте писали. Сотрудники обращают внимание, что пациенты и их сопровождающие стали даже вербально очень агрессивны: чуть что, переходят на неформальную лексику и что-то требуют.

А здесь ваш опыт что подсказывает? Как докторам, особенно молодым, вести себя в этой ситуации?

— Бабушка, подарившая цветы со своего участка — это заряд позитивной энергии. Но в то же время если вас покрыли матом и пожелали скорейшей смерти, то врачу трудно оставаться на позитиве, тем более молодому. Люди из-за этого даже увольняются. У меня нет рецепта, но медиков должны учить с этим справляться.

Photo:Виктория Канивченкоkarelinform.ru

Вы отправляете сотрудников на какие-нибудь тренинги?

— Стараемся их проводить. Однажды пригласили психолога поработать с диспетчерами «скорой» для грамотного выстраивания диалога. Через некоторое время интересуюсь результатами, он мне показывает самые удачные и неудачные разговоры (улыбается)…

И что там?

— Глубокая ночь. Звонит мужчина навеселе, очень похоже, что пьян. «Алло, это скорая помощь?» — «Да» — «А у вас девочки есть?» — ответ: «Да, у нас есть девочки» — «А можно мне прислать двух?» — «Можно, но у нас девочки все больные. Вам нужны больные девочки?» — пауза. Он явно был на драйве и считал, что совершил какой-то прорыв, подвиг. Но положил трубку.

Штрафы, жалобы и благодарности

Кстати, пациенты и их родственники нередко жалуются, что «скорая» долго едет на вызов. За сколько времени должна приезжать бригада к пациенту в Петрозаводске?

— У бригады есть 20-минутный норматив. Но он про время прибытия врачей к пациенту, если случай срочный и относится к скорой медицинской помощи: потеря сознания, вызов в общественном месте…

Photo:karelinform.ru

Часто ли пациенты благодарят вас за вашу работу? Или больше жалуются?

— За последние 10 лет в 2-3 раза выросло количество всех обращений. Конечно, в поле зрения СМИ больше попадает негатив, но на данный момент позитивных моментов и замечаний примерно поровну. Благодарности мы зачитываем перед коллективом и поощряем этих людей. Порядка 10-15 сотрудников в месяц премируются по результатам обращений граждан.

А как вас чаще всего благодарят? Может быть, запомнились необычные или ценные презенты?

— Максимальная стоимость подарка определена российским законодательством, боже упаси её нарушить. Часто дарят сладкое, я тоже так делаю, будучи пациентом. Когда работал анестезиологом, бабушки приносили свои пирожки, варенье. Но это не материальная выгода, а эмоции. Картина вот, тоже подарок ручной работы.

Photo:Виктория Канивченкоkarelinform.ru

Часто ли вас просят выписать фиктивный больничный или «полежать» в больнице, чтобы отсрочить уход в армию?

— Бывают такие завуалированные просьбы: «Нельзя ли помочь?», например, когда родители пытаются решить проблемы детей. Но я призываю весь персонал не играть с огнём, чтобы не стать фигурантом уголовного дела. Могу понять папу с мамой, но и я был в армии, меня призвали после 2 курса.

Религия и Елена Малышева

Врачи не обижаются, когда долго бились за жизнь пациента, а он потом благодарит бога?

— Мы с ним находимся в разных весовых категориях, да и благодарность — не предмет для ревности. Любой медик рад, когда пациент поправляется, это большая эмоциональная подпитка. И мы всегда понимаем, где наша заслуга, а где нет (улыбается).

В январе в одной из больниц Петрозаводска персонал попросили убрать с рабочих пространств иконы и святую воду. А как дела с религией в БСМП?

— Больница — это место концентрации как радостных, так и трагичных ситуаций. Например, когда дети поступают с травмами, несовместимыми с жизнью, и мы не можем помочь… Люди и так находятся в очень сложной ситуации, поэтому зачем её обострять? Если религиозная атрибутика не ущемляет чьи-то интересы, то мы не готовы её как-то запрещать.

Сами пациенты, наверное, часто обращаются к вере и церкви?

— Да, особенно в палате интенсивной терапии и реанимации. Родственники нередко просят привести к больному служителя культа. Мы всегда стараемся идти навстречу, но в разумных пределах, чтобы не нарушать права других пациентов. И это касается не только православия.

А вы верующий человек?

— Нет, тем более я из семьи врачей. Хотя на работе сталкивался с ситуациями, когда было сложно отрицать какую-то высшую силу. Не чудо, просто случаи, которые не укладываются в банальную врачебную и человеческую логику.

Какие случаи, например?

— Когда поступает в очень тяжелом состоянии какая-нибудь бабушка — божий одуванчик, уже за 80 лет. А потом ничего, выписывается и с пирожками идёт благодарить. А бывает и обратное: когда все делается для благополучного исхода, но его не происходит.

Photo:Виктория Канивченкоkarelinform.ru

Кстати о бабушках. Часто ли пациенты вспоминают медицинские передачи, сайты и Елену Малышеву, например? Что вы об этом думаете?

— Признаюсь, программу Малышевой не смотрел, но к передачам отношусь спокойно. С одной стороны, чего плохого, если беременная женщина, например, читает, что нужно взять с собой в роддом или как лучше себя вести в какой-то ситуации?

Ничего плохого. Но ведь часто люди ставят себе диагноз через Интернет и лечатся по советам «докторов» из передач, ютуб-каналов и просто форумов.

— Это другая грань. Человек должен разумно подходить к той информации, которую он получает. И понимать, когда нужно бежать к врачу, а не лечиться телепередачами. Но одно не исключает другого. Честно скажу, я сам прибегал к подобным советам.

Но не из телевизора же? И ваши интернет-запросы, наверное, сильно отличаются от запросов обычных людей?

— Когда моей дочери делали операцию в Санкт-Петербурге, у меня возникали вопросы, и я обращался к Гуглу. Да, я более конкретно формулирую медзапросы и мне проще отсортировать информацию, но я спокойно шел за советами. Которые мне, кстати, помогли.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter