Россия - не Китай, Карелия - не Ухань

Россия - не Китай, Карелия - не Ухань
Мнение

9 февраля, 12:08
Сергей Андреев
Журналист
Если вы думаете, что я сейчас что-то о коронавирусе выдам, так нет. Точнее не совсем о нем. Поговорим о строительстве.

Вероятно, все читали, что в центре эпидемии коронавируса – китайском Ухане – за десять дней построили больницу на тысячу пациентов. Да не только построили, но оснастили госпиталь самым современным оборудованием и даже завезли медперсонал в количестве тысячи четырехсот человек. За десять дней!

Простенький стандартный физкультурно-оздоровительный комплекс в карельском районном центре – Медвежьегорске – начали строить в октябре 2018-го. До сих пор не построен. Спортивная учебно-тренировочная база «Школы высшего спортивного мастерства» недалеко от Петрозаводска – в местечке Ялгуба – строится тоже уже несколько лет. Не построена еще. А профинансированы эти объекты в полном объеме. Карельский республиканский перинатальный центр строился почти четыре года.

Для сравнения: небоскреб Эмпайр-стейт-билдинг в Нью-Йорке, который считался до 1970-го года самым высоким в мире, был построен в первой половине прошлого века за ОДИН ГОД И ТРИ МЕСЯЦА!

Был десять лет назад в Китае, в Гуанчжоу. Двадцатиэтажный дом на моих глазах построили за неделю! Поэтому говорить о том, что эпидемия заставила китайцев такими темпами соорудить огромный комплекс, по крайней мере, неправильно. Они это делают в системе.

Нет, у нас когда-то тоже сроки строительства удивляли. Например, во время Великой Отечественной войны за считанные месяцы, иногда недели, из прифронтовой европейской части СССР демонтировались и вывозились в глубокий тыл целые заводы, ставились на новом месте и выдавали продукцию. В конце двадцатых – начале тридцатых всего за пять лет был построен огромный Днепрогэс. Ну, да, скажете вы, там был Сталин и не было тендеров и коррупции. Все правильно. Но ведь и после Сталина, до конца 80- годов, у нас в стране не было «долгостроев». Скажем так, почти не было. Петрозаводчане помнят, какими темпами строились микрорайоны Кукковка, Ключевая, Древлянка…

Летом прошлого года Счетная палата России нарисовала нам печальную картину: в России, по ее данным, увеличивается количество объектов незавершенного строительства. В стране около шестидесяти двух тысяч недостроев и долгостроев, в которые из бюджетов разных уровней вложено ЧЕТЫРЕ ТРИЛЛИОНА РУБЛЕЙ.

Как только данные Счетной палаты были опубликованы, на телеканале «ОТР» прошел Круглый стол на эту тему. Эксперты пытались дать объяснения происходящему в российской отрасли строительства. Вот мнение члена Президиума Общественного совета при министерстве строительства России Ильи Пономарева: «Счетная палата, вероятнее всего, считала только объекты, связанные с бюджетной стройкой, вряд ли они оценили количество недостроев частных инвесторов, полагаю, это кратно увеличит эту цифру. И тут, наверное, есть смысл поговорить о том, что кризис серьезный в строительной отрасли существует Та регуляторика, которая на сегодняшний день существует в бюджетном процессе в целом не позволяет реанимировать сейчас строительство таких объектов. Вы понимаете, что если объект начат 8 лет назад, деньги на него были заложены 8 лет назад, никто эти деньги с тех пор не увеличил… А цены выросли».

Вот тут интересно. Выход один, что ли: вливать и вливать бюджетные деньги в такие объекты? Как в «Зенит-Арену», например? Эдак никакого бюджета не хватит. Но, как заметил, уважаемый эксперт, таков у нас бюджетный процесс. И кому он на руку? Для меня ответ очевиден.

И генеральный директор «Рейтингового агентства строительного комплекса» России Николай Алексеенко подтверждает то, о чем я думаю: «Например, у нас каждый 10-й госконтракт в стройке расторгается по разным причинам: это контрактная система, это не финансирование, это качество подрядчиков, отсутствие переквалификации, необоснованный демпинг, массу-массу причин я могу еще перечислить. У нас ежегодно, по крайней мере последние 2 года мы смотрим, где-то 13–13,5 тысяч контрактов расторгается фактически, то есть объекты либо консервируются, либо деньги в песок, нужно заново перепроектировать и так далее. Опять же у нас не снижается, а растет количество банкротств, то есть 3,5 тысячи примерно строительных компаний ежегодно».

Для меня тут ключевое: «Деньги в песок». То есть компания обанкротилась, деньги в бюджет не вернулись. Куда они делись? И все на свободе, и всем хорошо.

В России много чудес. Есть что посмотреть, это правда. Среди них выделяется самый-самый долгострой в мире. Вы знаете о нем? Нет? Это метро в Омске. Оно строилось двадцать шесть лет и стоило ЧЕТЫРНАДЦАТЬ МИЛЛИАРДОВ РУБЛЕЙ! И знаете, что на эти деньги было построено? Одна станция! В 2018-м стройка была заморожена, а станция эта сейчас работает как подземный переход. Подземный переход за четырнадцать миллиардов! Мы очень богатая страна!

Кстати, опять же для сравнения: величественный всемирно известный комплекс Тадж Махал в Индии был построен в семнадцатом веке за двадцать один год. Одна станция в Омске за двадцать шесть лет и Тажд Махал за двадцать один год. Впечатляет, не правда ли?

Но если вы считаете, что у нас все так плохо, просто ужас – ужас – ужас, то ошибаетесь. Вот такой любопытный факт я нашел. Есть в России уникальный объект. В Москве, в парке Царицино. Там стоит дворец. Начали его строить великие русские архитекторы Матвей Казаков и Василий Баженов в 1776-м году. А достроили его – не представляете! – в 2007-м! Ведь можем, когда захотим!

Но вернемся в Китай. Почему в области строительства Китай – не Россия, а Россия – не Китай? На сайте «Военное обозрение» я нашел совсем свежую статью журналиста Александра Харалужного, который, как раз, и пишет о больнице в Ухани. Он считает:

«Китайские строители - крепкие профессионалы, получившие лучшее образование и прошедшие стажировку в строительных компаниях по всему миру, а китайские инженеры-проектировщики сегодня уже кое-чему могут поучить зарубежных коллег. Изменилось многое, но сохранилось главное – жесткий государственный контроль и отсутствие множества далеко не всегда необходимых препятствий к действительно скоростному осуществлению строительных проектов. Речь, в частности, о всевозможных процедурах тендеров, «утрясаний», «слушаний» и тому подобных вещах.

Боюсь, что в реалиях родных осин даже возведение больницы утонуло бы в бесконечных визированиях, согласованиях, уточнениях смет и «толкании боками» конкурирующих компаний. Думаете – нет? Поверьте, я вовсе не против борьбы с коррупцией. Однако, положа на сердце руку, признайте – те же тендеры наши «умельцы» давно научились обходить. Бороться с вороватыми и жадными до взяток чиновниками можно по-разному. В Китае таких субъектов без лишних церемоний отправляют за решётку, нередко и вовсе расстреливают. У нас – переводят на другую должность, причем далеко не всегда с понижением».

Не знаю, как вы, а я с этим совершенно согласен.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter