Рашид Нургалиев: «Без слез не взглянешь»

Рашид Нургалиев: «Без слез не взглянешь»
Мнение

26 октября 2018, 16:23
Рашид Нургалиев
Заместитель секретаря Совета безопасности РФ
Заместитель секретаря Совета безопасности РФ о депрессивных районах Карелии, удручающем впечатлении и бережном отношении к людям

Руководитель рабочей группы №5 по развитию моногородов Госкомиссии по подготовке к 100-летию Карелии и заместитель секретаря Совета безопасности РФ Рашид Нургалиев 26 октября встретился с депутатами Законодательного собрания республики. Федеральный гость регулярно посещает и поддерживает Карелию, в которой вырос, и на этот раз был особенно эмоционален. Приводим с небольшими сокращениями фрагмент его двухчасового выступления перед депутатами, где чиновник вспоминает, как группа под его руководством начала работать в регионе.

– Мы проехали республику Карелия, я буду говорить о нашей рабочей группе, более 50 выездов у нас было. И я поделюсь просто впечатлением. Когда мы приехали в первый раз сюда, и была первая организационная часть, то встал вопрос о том, что нужно посмотреть, как работают и живут наши жители муниципальных образований и как вообще живут районы.

И поэтому тогда на первом заседании было принято решение о создании нашей рабочей группы №5. Когда мы немножко посмотрели статистику, информационные все вопросы, аналитику, посмотрели, как себя здесь оценивает карельский филиал Академии наук… Ну многие другие документы посмотрели, экономику и так далее. Подумали о том, чтобы быть объективными, тогда еще при другой команде, мы сформировали большую рабочую группу. Практически это были представители министерств и ведомств (это Минздрав, Минэкономики, лесопромышленники, образование, связь, туризм, в общем-то, много было, где-то 15 человек сюда выезжало).

Для того чтобы быть объективными, мы старались сделать так: выходили на правительство, и они нам давали по каждому направлению профильных своих представителей, министерств и ведомств ваших.

Не забуду первую поездку. Это был вообще крик души просто. Я, прослужив и прожив здесь столько лет, просто никак не мог понять, куда я попал. Вот первое впечатление, когда мы только приехали, было такое, что с нами никто не хотел ездить. Ни с правительства вначале, никто. И тогда я стал думать о другом. Есть у нас депутат Государственной думы, Валентина Николаевна Пивненко, и мы сразу договорились, что будем работу проводить вместе.

А что было? Знаете, без слез не взглянешь. Приезжали в такие депрессивные районы, где, по сути дела, люди кидались на нас. А это не так далеко – Суоярвский район. Было такое состояние, что люди доведены до такого предельного уровня, что они уже никому не верят. И когда мы взяли нескольких представителей правительства, и мы увидели, как к ним относятся, то броню и оборону вначале держала Валентина Николаевна. Она могла и убедить, и рассказать, и остановить.

На картонной фабрике дело чуть не дошло до драки. Прокурор, который стоял, по сути дела, ретировался и ушел в сторону. Когда я собрал несколько представителей силового блока, просто был удивлен, насколько все парализовано, насколько невыплаты заработных плат почти полгода, если не больше. И люди не могут кормить свои семьи. Ладно, я просто понимаю все это, но со мной приехали представители здравоохранения и так далее, они окунулись во всю эту глубину. То первые впечатление, особенно когда мы первый привал сделали, было самым удручающим.

Ну чего, мы отъехали 120 километров всего… Когда мы поехали на севера, то когда уже немножко так, чуть-чуть обросли этим так называемым настроем, потому что нужно как-то людям объяснять уметь. То в Пяозеро вообще был бардак. В зале собрались люди, которые, по сути дела, уже никому не верили. Правоохранительных органов нет, люди уже, откровенно говоря, перекинули это все на какие-то выкрики.

И вот Валентина Николаевна (никогда не забуду) встала и говорит на мужчину: «Замолчи, дай сказать женщине!» Это было действительно, вообще откровение. Когда, по сути дела, власть никто не слушал. Это был забытый полк, как я называю.

После, наверное, двух с половиной часов, когда мы все это выслушали, оказалось, что клуб уже пять лет не ремонтируется, все течет. Что больница находится практически в аварийном состоянии. Что никто из органов власти сюда не приезжает, на записки и обращения никто не реагирует. Представляете, вот мы примерно с таким накалом приехали.

Приехали мы в Костомукшу. Костомукша – это креативный город, я в нем начинал первое место службы после окончания школы комитета государственной безопасности. Я знаю этих людей, я знаю эти поколения. И они, честно вам скажу, предъявляют требования-то справедливо. Справедливо. А там война: республиканская власть «закусилась» с городской властью. Слушайте, самый главный сегодня промышленный комплекс <…> оказался в конфронтации. Коллеги, да так не может быть! Давайте-ка обратим внимание, найдем компромиссы!

Все началось с консолидированного бюджета, принято решение – принято решение. Начались вопросы сразу по аренде земле и так далее. Развязки только находила Валентина Николаевна, сидела за столом переговоров.

Как можно в одной республике достигать таких конфронтационных вещей? Мы же единый организм, мы же единый организм!

Мы еще что делали: когда приезжали, это все докладывали здесь и не стеснялись. И когда говорит, допустим, Министерство образования России и когда докладывает представитель Министерства здравоохранения России <…> я чувствую, что у нас тоже начали искры здесь идти. Нас начали обвинять, что мы не так глубоко все знаем.

Вот в начале мы так приехали, вот с таким пониманием, понимаете? Когда мы доложили это все непосредственно секретарю Совета безопасности Николаю Платоновичу Патрушеву [председатель Госкомиссии. – Прим. ред.], мы еще больше убедились, что нужно, чтобы эта группа работала, чтобы эта группа была непосредственно тем так называемым лакмусом понимания чувствительности, как здесь живут люди.

Это, наверное, были такие поездки, которые запомнятся на всё, потому что люди приезжали, когда они писали отчеты, Когда справки приходили к нам, мы просто понимали, как нам сложно будет решать эти задачи. Не в Петрозаводске, а там, где люди сегодня требуют такого к себе бережного, внимательного отношения.

Помню, в Ледмозеро нас вообще чуть на крик не подняли. Посмотрите, какая вода течет, там же дети. Там люди стоят и, по сути дела, плачут. Стали когда проезжать Кемский и другие районы, там вообще вопросы возникли тоже серьезные. И все это нужно было пропускать через наше большое сердце. Потому что по-другому работать так нельзя. Мы как чиновники могли бы тоже отписаться, и по тем документам, которые приходят у нас из министерств и ведомств республики Карелия.

Ну и второй фактор, который здесь очень важен. Здесь очень много моих друзей, однокурсников, одноклассников. Они смотрят на тебя, и чувствуешь себя совершенно по-другому. Когда-то эти люди заканчивали Петрозаводский государственный университет, физико-математический факультет. А сегодня они нищие просто… И они пытаются за счет собственного участка где-то помочь своим детям.

Но это не главная проблема. Главная проблема – остановить миграционный поток. Все уезжают. Вот мы сегодня были в Беломорском районе. Было 30 тысяч, сейчас 14. И я могу перечислять, и вы это все увидите.

Поэтому еще раз говорю, мы все это довели до Николая Платоновича Патрушева. И мы приняли решение, что нужно обязательно, чтобы эта группа работала и помогала муниципальным образованиям.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter