«Я вся такая угловатая, вся такая внезапная… Противоречивая вся»

«Я вся такая угловатая, вся такая внезапная… Противоречивая вся»
Мнение

7 марта , 16:34
Константин Бегунов
Журналист
Это фраза героини культового фильма «Покровские ворота» Анны Адамовны вполне применима, как мне кажется, и к персоне депутата Законодательного Собрания Карелии Эмилии Эдгардовне. Я имею ввиду Слабунову. Правда, я бы еще добавил: «И забывчивая вся такая». Или просто склероз наступает? Но обо всем по порядку.

Такая вот ромашка: будет — не будет? Участвовала — не участвовала?

Начнем с факта совсем недавнего. 27 февраля в нескольких городах России состоялась акция в память убитого в 2015-м году Бориса Немцова. Любимец Ельцина, владелец незнамо откуда у него взявшихся больших денег и шикарных квартир, был убит на глазах своей очередной любовницы в Москве.

В Петрозаводске Эмилия Эдгардовна — пока еще член партии «Яблоко» — тоже анонсировала проведение подобного мероприятия. Чем несказанно удивила федеральную штаб-квартиру ее партии, поскольку они, вроде как, об этом ничего и не знали.

Но, тем не менее, заявка была подана, согласована в Петрозаводской мэрии. Правда, не там, где хотела Слабунова. И это было ей поводом устроить небольшую истерику на своей страничке в соцсетях и заявить, что «яблочники» и другие «свободолюбивые» граждане проводить эту акцию не будут.

Хотя, как мне кажется, причина в другом: «яблочный» пока депутат Эмилия Эдгардовна отлично понимала, что даже небольшой кучки оппозиционеров она на санкционированную сходку не соберет. Что и доказали последующие события: 27 февраля на один небольшенький скромный мосточек в Петрозаводске почтить память убиенного пришли три с половиной землекопа, извините, либерала. Даже полицию эти персонажи не заитересовали.

Кстати, это доказывает еще вот что — поклонников Слабуновой у нас кот наплакал. А ей же нужен масштаб! Толпы, поддерживающие ее! А их нет, этих толп…

А поскольку, полагаю, что широкая народная поддержка существует лишь в воспаленном воображении «бабушки карельской оппозиции», она это осознала и не стала позориться. Кстати, непонятно: сама-то она возложила революционные красные гвоздики к фотографии Немцова на том мосточке? Кажется, нет…

Так же странно она вела себя и во время проведения в Петрозаводске незаконных митингов в поддержку блогера-уголовника Навального. Первый, напомню, состоялся 23 января сего года. Кто-то говорит, что видел там Слабунову, кто-то говорит, что не было ее там. То есть, если и была, то хорошо пряталась и ничем себя не выдавала. На незаконное сборище 31 января она точно пришла. Есть даже фотографии. Но держалась в сторонке, боясь, видимо, что ее тоже примут за протестантку. То есть, вроде, как и участвовала, а вроде и нет. Поди разбери.

Вся такая противоречивая эта Эмилия Эдгардовна. Хотя своих симпатий к Навальному она не скрывает, несмотря на то, что ее главный партийный шеф прямо сказал: «Демократическая Россия, уважение к человеку, свобода, жизнь без страха и без репрессий несовместимы с политикой Навального».

Вот она, вероятно, и лавирует, как некая субстанция в бочке: и нагоняй от «яблочного» шефа боится получить, и горстку своих карельских «френдов» не разочаровать. Как говорят у нас в России «И на елку забраться и попу не ободрать». Она же вся такая угловатая, аж жуть берет…

Только забывчивость или уже склероз?

18 февраля собралось в Петрозаводске Законодательное Собрание республики. Рассматривали два важных вопроса: изменения в Конституцию Карелии и упразднение в регионе Конституционного суда. И вот тут Эмилия Эдгардовна проявила себя, как мне кажется, либо некомпетентным депутатом, либо человеком забывчивым.

Начнем с истории с Конституционным судом. Собственно, упразднение его — это требование федерального законодательства, с которым все российские регионы ОБЯЗАНЫ считаться. А федеральное законодательство четко указывает, что эти органы должны быть упразднены до 1 января 2023 года. И никаких разночтений. Это должно быть выполнено. Точка.

Вроде как, это было понятно всем карельским законотворцам, кроме Александра Федичива и Эмилии Слабуновой.

Последняя прям, кажется, из костюма выпрыгивала, протестуя против упразднения суда. И этим показала — первое! — она плохо федеральные законы знает, что для «политика федерального уровня», как ее иногда позиционируют приближенные к депутатскому телу люди, неприемлемо. Или начисто их забыла.

Последнее мое предположение подтверждает и последующее развитие событий в стенах карельского парламента в тот знаменательный день. Речь пойдет о поправках в Конституцию республики. Не будем вдаваться в смысл поправок, которые подробно и тщательно обсуждались на специальной рабочей группе. И принимала в ее работе участие… кто? Правильно, в том числе и Эмилия Эдгардовна Слабунова. Впрочем, такое впечатление, что она там не столько поправками занималась, сколько «буянила» по поводу того, что нет видеотрансляции с заседания.

И вот «бабушка карельской оппозиции», а также депутаты Федичев, Ульянов и Степанов выступили против принятия поправок, предложили перенести обсуждение, поскольку им необходимо подготовить еще поправки. Но обсуждение-то уже было! Возможно, для кого-то из этих уважаемых людей было обидно, что не прошли именно их поправки. Например, Виктор Степанов предлагал, чтобы любой депутат ЗС РК мог бы работать на платной основе. Не поддержали.

Вернемся к Слабуновой. Она на заседании ЗакСа 18 февраля завела все ту же грустную песню о том, ей не нравится, как вообще происходила деятельность рабочей группы: «Работа комитета по рассмотрению поправок проходила в закрытом режиме, трансляции не было». Такое впечатление, что она просто оскорблена, что ее не услышали по интернету те самые три с половиной землекопа, э-э-э-э извините, либерала. И вообще, она… не успела познакомиться с сутью поправок. Она! Член этой самой рабочей группы! Не успела?! А что она там тогда вообще делала? Или забыла, что знакомилась?

Еще раз пора воскликнуть: «Ну не склероз ли это?»

Своей пламенной речью она буквально ввела в ступор своих коллег, которые просто не выдержали откровенного проявления забывчивости у «бабушки карельской оппозиции».

Вот, например, депутат Лопаткина расставляет все точки «над i»: «Честно говоря, поражена, потому что те, кто выступал сейчас — три человека против рассмотрения этих вопросов — они были членами рабочей группы, на которой именно эти поправки рассматривались вместе с ними, и теперь они говорят о неожиданности, что они с ними не успели ознакомиться. Это просто парадокс какой-то!»

«Вся такая внезапная…»

Да… внезапно Эмилия Эдгардовна озаботилась плачевным положением Сегежской центральной районной больницы. Ну… как внезапно? Видимо, кто-то ей подсказал, что на этом можно заработать некие абстрактные предвыборные очки. Вот зря этот кто-то ей это подсказал. Поскольку не обернулось бы это для, кажется, страдающей «политическим» склерозом дамы бо-о-о-льшими неприятностями.

Эмилия Эдгардовна заявила, что жители Сегежского района обращаются к ней с жалобами на плохую работу районной больницы. Тут и плохое лечение, тут и плохое питание, тут и плохие медики. «Все плохо, шеф, все плохо!»

Вообще ни разу не хочу идеализировать состояние карельского здравоохранения. Оно, очень мягко говоря, жутко проблемное. Оптимизация и недостаток финансирования принесли свои плоды. Это сложно отрицать, правда.

Недавно сам столкнулся с нашей медициной самым серьезным образом и могу сказать с полной ответственностью: даже при всех тех серьезных вопросах, что мы имеем в медицинской отрасли, врачи, медицинские сестры и братья, санитарочки делают все от них зависящее, чтобы облегчить пребывание пациентов в больницах. Не их проблемы, что не хватает денег. Но они настоящие герои. Особенно в период наступления на всех нас злого КОВИДа. В этом я убедился лично.

Слабунова распространила фото, где две женщины, улыбаясь, лежат на одной кровати и это, по ее мнению, служит подтверждением катастрофы в отдельно взятой районной больнице. Мне сложно представить, что какой-нибудь врач или какая-нибудь медсестра положили на одну койку двух больных. Ребята, это ложь голимая!

Опытный политолог Цыганков со мной согласен: «Должен укорить депутата Законодательного собрания Эмилию Слабунову, недавнего председателя российской партии „Яблоко“, что при всём её, и политической партии, негативном отношении к „режиму Путина“ всё же так врать нельзя, как это она сделала. Можно допустить, что те, кто непосредственно проводил фотосессию в психонаркологическом отделении Сегежской ЦРБ имели причины утрировать ситуацию. Но депутат парламента за своей личной подписью запускает в информационное пространство фейк (ложь) и, по идее, Слабунова должна понимать свою личную ответственность за соучастие в распространении лживых новостей».

Достаточно сказать, что фото это (абсолютно точно доказано!) сделано в психонаркологическом отделении Сегежской ЦРБ, где содержаться люди, скажем так, с девиантным поведением. И тиражировать такие фото низко и стыдно для всех. В том числе и для пока «яблочной» депутатки. Но чего не сделаешь ради будущих выборов? Может этот фейк и сработает, думает она. Может быть. Но как?

Слабунова на все запросы по поводу этого постыдного снимка пока молчит как партизан. Дело за правоохранительными органами?

Небольшое послесловие

На лжи предвыборную компанию построить можно, Эмилия Эдгардовна. Но ложь — это такая штука, которая может вылезти в самый неподходящий момент. И она вылезет. А к доктору по поводу возможного склероза обратитесь. Обратитесь, лишним не будет. Это мой Вам совет.

Всегда ваш,

Константин Бегунов

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter