Нет человека - нет проблемы

Нет человека - нет проблемы
Мнение

30 мая, 19:18
Антон Серов
Печальные новости пришли из посёлка Элисенваара. Там на 47 году жизни умер инвалид и погорелец Дмитрий Катков. Мужчина несколько лет ждал помощи от главы Элисенваарского поселения Ларисы Трудовой в предоставлении жилья, но в результате оказался на кладбище.

В декабре 2020 года группа «ЛахденпохьЯ – НАВСЕГДА!» первая забила тревогу, когда узнала о том, что в Элисенваара несколько лет живёт бомж. Глава поселения равнодушно наблюдала, как нуждающийся человек переживал очередную зиму без крыши над головой. Власть куда больше заботило своё личное благополучие. В конце декабря при формировании бюджета на 2021 год, на зарплаты местных чиновников и главе поселения депутаты щедро добавили 280 тысяч рублей. Ещё 300 тысяч сверху добавили на содержание работников местного дома культуры.

Вместо покупки муниципального жилья для погорельца власть предпочла, с музыкой и приплясывая, въехать в бюджетный рай. Спустя 2 месяца случилась трагедия. Бездомный мужчина отморозил себе обе ноги, после чего стал инвалидом. Вернувшись обратно в посёлок, Дмитрий поселился в одном из пустующих домов. Местную администрацию, похоже, такой расклад вполне устраивал ‒ чиновники в очередной раз смотрели сквозь пальцы на бездомного инвалида.

Бывшая мошенница, а ныне депутат Евгения Зашихина, в чей избирательный округ входил сгоревший дом Каткова, о проблеме знала, однако вместо защиты интересов погорельца занималась откровенными политическими играми, выгодными Ларисе Трудовой. Глава поселения рьяно «проталкивала» в высший представительный орган района свою закадычную подругу с отвратительным криминальным прошлым. А тем временем нищий безногий Катков торчал как бревно в глазу у богатой элисенваарской власти.

Граждане писали, что инвалид в неприглядном виде ползал по улицам посёлка. Отчаяние и безнадёжность собственного положения Дмитрий всё больше заливал алкоголем, опускаясь на социальное дно. Однако, несмотря на своё пагубное пристрастие, Катков хотел жить и до последнего не расставался с надеждой, что глава поселения поможет ему с временным жильём. Перед самой смертью Дмитрий был трезв, он получил скромную пенсию и честно отдал долги знакомым.

Местная власть с облегчением наконец-то выдохнула. На одного погорельца в посёлке стало меньше. Сама смерть сыграла на руку чиновникам: ведь если нет человека, то значит ‒ нет и проблемы.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter