«Вы для меня никто!»: депутат Рогалевич потерял политическую ориентацию?

«Вы для меня никто!»: депутат Рогалевич потерял политическую ориентацию?
Мнение

17 мая 2018, 19:23
Андрей Денисов
Журналист
Лидер «Яблока» в парламенте Карелии надерзил коллегам и предложил пожаловаться на себя в прокуратуру

Наверное, этого стоило ожидать. Очередное заседание комитета по государственному устройству и самоуправлению в карельском парламенте 15 мая превратилось в неоднозначный бенефис депутата и беспартийного руководителя фракции «Яблоко» Андрея Рогалевича. Его поправке, которая предполагает участие самовыдвиженцев в выборах главы республики, была посвящена львиная доля встречи. Причем парламентарий продолжает настаивать на своей идее с завидным упорством, ведь его предыдущая попытка совсем недавно на сессии Заксобрания была забракована.

Публичность в кулуарах

На этот раз Рогалевич достал из-за пазухи крайне противоречивый «козырь» - 2500 подписей в поддержку своей инициативы, о чем он не преминул сообщить членам комитета. Можно было догадаться, что именно подписная кампания, занявшая всего немногим больше недели, станет объектом пристального внимания комитета. Но реакция Рогалевича на вполне резонные вопросы оказалась более чем бурной и странной.

Логика парламентария понятна. Поправка «нашла интерес в обществе» (так он выразился на заседании), поэтому-де ее следует поддержать. Человек думающий сразу задастся вопросом: а так ли объективен и беспристрастен этот «интерес»? Кто или что может стоять за теми росчерками, которыми так бравирует Рогалевич? Похожие сомнения мы выразили, когда в конце прошлой неделе рассказывали о пресс-конференции, на которой депутат похвастался итогами подписной кампании. Но если тогда он не удосужился подкрепить свой рассказ какими-либо бумагами, то к комитету Заксобрания он, вероятно, осознав свой промах, подготовился лучше: сообщил о том, что принес на регистрацию в парламент первую тысячу подписей.

От легкого недоумения депутатов такой факт не избавил. Какая-то недосказанность, например, ожидаемо смутила председателя комитета по ЖКХ, агропромышленной политике и энергетике Леонида Лиминчука.

– Я же не зря задаю вопросы, мне надо для себя понять, насколько действительно это решение консолидирует общественное мнение, в том числе, представителей депутатского корпуса, - рассудил он. - Вы ссылаетесь на опрос граждан, который вы провели: я не смог посмотреть, что это за люди, списков вы не предоставили. В какой форме вы проводили этот опрос? Формулировки вопросов, методика, форма опросных листов? То есть, вы провели опрос сами для себя и декларируете, что есть 2500 подписей? Как это все прошло, мне непонятно, и ссылаться на данный аргумент, мне кажется, некорректно. Мы должны обладать определенной транспарентностью в этих вопросах, понимать, как проходил опрос.

Рогалевич на данную реплику отреагировал двусмысленно, пригласив коллегу в свой депутатский кабинет, где мог бы рассказать все подробности. Но разве такие публичные вопросы должны обсуждаться кулуарно? Тем более, когда ты сам принес часть бумаг в парламент и отрапортовал об этом на комитете?

По существу, но не по делу

О том, что кампания проводилась инициативной группой на улицах в шести муниципальных образованиях республики и на одной из электронных площадок мы уже слышали на пресс-конференции, и от неудобных комментариев эта информация Рогалевича не спасла.

– СМИ продекларировали, что сбор подписей шел в шести муниципалитетах, но эти подписные листы не содержат отнесения к какому-либо муниципалитету, - добавил Лиминчук. - Более того, проверить этих людей, давали ли они свое согласие, невозможно. Достоверность здесь достаточно сомнительна.

Рогалевич решил с сомнениями не спорить, а привел непробиваемый аргумент, который, похоже, помаленьку входит в число его любимых.

– Методики проведения опроса у нас нет, у нас есть право депутатов Законодательного собрания, - заявил он об очевидном. - Одна из форм работы – это проведение опросов. К большому сожалению, законодательство Карелии не объясняет, каким образом это должно быть сделано. Исходя из собственных соображений, размышлений был составлен текст обращения, под которым люди на улицах ставили свои подписи <…> Можно обвинить или поставить под сомнение, но в законе такая форма работы депутата есть.

Минуточку. Кто-то отнимал это право у депутата? Коллеги всего-то захотели подробностей по процедуре, которой козырнул сам инициатор поправки. Но нет. На что-то обидевшегося Рогалевича остановить было сложно.

– Если вы хотите пообсуждать вопрос, не относящийся к делу, «вэлком» в мой кабинет, - снова позвал в гости депутат.

Еще одну минуточку. Вопрос не относится к делу? Это дополнительная и, по убеждению инициатора, весомая поддержка его поправки, вынесенной на публичное обсуждение комитета Заксобрания. На нее Рогалевич обратил особое внимание депутатов, которых, между прочим, на собственной пресс-конференции упрекнул в «политической трусости», когда комментировал свою первую попытку протащить свою поправку. Цитату охотно использовали местные журналисты.

– Вы обвинили нас в политической трусости публично, - терпеливо объяснял Лиминчук. - Сейчас я лично пытаюсь понять, в чем моя трусость. Я пытаюсь разобраться по существу в тех представленных документах, на которые вы ссылаетесь.

Рогалевич настаивал на абсолютной прозрачности процедуры, ссылался на СМИ, но, честное слово, о какой прозрачности речь, если его ответы зачастую сводились к настойчивым приглашениям в гости?

Мимо цели

Еще один вопрос, прозвучавший на заседании, к огорчению лидера фракции тоже оказался не по существу. Зампредседателя комитета Вадим Андронов имел неосторожность спросить, в чем состоит цель поправки.

– Может, я что-то пропустил, но обсуждали ли цель? – прозвучал вопрос. - Мы обычно ставим цель, встречаемся, обсуждаем. Практика такая сложилась. Для чего нам сейчас нужно это поддержать?

Ответ очевиден: для того чтобы самовыдвиженцы могли участвовать в выборах главы республики. Так ответил и Рогалевич.

– Вопрос так не стоит, мы даем возможность гражданам избираться на должность главы республики, и в процессе выборов он определится, что будет делать как глава, - удивился вопросу инициатор.

Удивляться, на наш взгляд, нечему. Вспомним недавнее заявление Рогалевича о своей готовности идти самовыдвиженцем в губернаторы и - о начале предвыборной кампании. Тогда головоломка начинает складываться, и в своих догадках мы не одиноки.

– Вы продекларировали, что идете на выборы главы республики, - выступил на заседании комитета Леонид Лиминчук. - По сути, вы создаете законопроект под себя любимого. Ладно бы, вы заручились действительно широкой поддержкой, на что-то опирались. Но вас даже фракция не поддерживает, политического заявления фракции тоже нет. Получается, что партия «Яблоко» самоустранилась.

Разве политические соратники должны делать какие-то заявления в поддержку, спросите вы? И будете правы. Формально не должны, в законе такая норма отсутствует. Изюмина в другом.

– Я не лидер фракции, я, прежде всего, депутат, который выиграл <…> в Сегежском избирательном округе, - изложил факты беспартийный «яблочник».

Уж лучше вы к нам

Под конец встречи он пойдет дальше, прокомментировав свое, на первый взгляд, однозначное заявление, сделанное на пресс-конференции о том, что хочет «вообще уйти от партийной зависимости».

– Я не говорил в отношении себя это, я сказал в отношении тех людей, которые захотят самовыдвижением пойти на выборы, - окончательно запутал всех инициатор. - Теперь просто понимаю смысл <…> если бы здесь не фигурировал Рогалевич, то, возможно, поправка была бы поддержана.

Ловко, но мимо, слова назад не возьмешь. Потенциальный кандидат на должность очередного главы региона обиделся на самого себя? Комментировать молчание сторонников Рогалевич не осмелился, зато еще раз напомнил о праве любого депутата на законотворческую инициативу.

Он уклонился и от еще одного вопроса, который касался существующей востребованности механизма самовыдвижения при выборах в органы местного самоуправления. В Карелии такая возможность есть. По мнению Рогалевича, статистику лучше спрашивать у ЦИК. Что ж, бывает. Не подготовился.

В пылу полемики депутата, к сожалению, занесло. Он почему-то решил, что приглашать в свой кабинет на разговор может всех и всякого, но сам до такого снисходить не пожелал. Слишком многого хотят.

– Да вы для меня никто, чтобы я ходил по вашим кабинетам, понятно? – ощетинился он на предложение Лиминчука. - Откройте закон о статусе депутата.

Насколько уместен и тем более этичен такой стиль общения для того, кто собрался на выборы главы республики, судить не беремся.

Зевс Зевсу рознь

Необходимые акценты на встрече расставил все тот же Леонид Лиминчук, ответив на упреки оппозиции в отсутствии аргументов при отказе тех или иных законопроектов.

– Я считаю, что при принятии данного законопроекта мы не сможем достаточно сразу увидеть результат, на который рассчитывает Андрей Сергеевич (Рогалевич. – Прим. ред.), - высказался он. - Провести по данному законопроекту кандидата-самовыдвиженца будет достаточно сложно. Понять, где он найдет финансирование, какими обязательствами будет зависеть, тоже очень трудно. Партийный фильтр – тоже сдерживающий и балансирующий фильтр, который позволяет нам в Карелии не бежать впереди паровоза, опираться на собственные силы и убирать людей, которые преследуют личные, корыстные интересы.

В самом деле, беспартийный Рогалевич, желая уйти от политической зависимости, работает под «яблочным» флагом и тут же кивает на слабость и «трусость» других депутатов?

– При всей внешней демократичности, тот институт, который сейчас декларирует Андрей Сергеевич, в Карелии будет использоваться вопреки заявленным целям, - выступил Лиминчук. - Потому что, если бы он не продекларировал свое участие в предстоящей губернаторской кампании, к этому еще можно было бы отнестись хоть как-то серьезно. Так как он ставит целью свое личное восхождение на политический Олимп, на трон, то здесь я пока против этого. Нельзя начинать избирательную кампанию с нарушением законов, тем более депутату Законодательного собрания <…> Андрей Сергеевич уже прошел по 3 политическим партиям – «Единая Россия», «Справедливая Россия», теперь «Яблоко», варианты для того, чтобы избираться на должность губернатора, у него есть. Почему-то все эти варианты его не устраивают.

Передернуло?

Из всего сказанного Рогалевич, вероятно, услышал только про «нарушение законов». Возможно, Лиминчук немного погорячился, но последовавший короткий спектакль смутил даже главу комитета по госустройству Анну Лопаткину. До этого в обсуждение депутат не вмешивалась.

– По поводу нарушения закона я хотел бы обратиться к Алле Александровне Сухановой (старший помощник прокурора РК присутствовала на заседании. – Прим. ред.), - огорошил присутствующих Рогалевич. - Проведите, пожалуйста, проверку, в отношении меня: хочу понять, что было нарушено при внесении и обсуждении данного законопроекта.

– Наверное, передергиваете, - не выдержала Лопаткина и призвала закончить дискуссию.

Комитет в результате инициативу Рогалевича не поддержал, прокуратуре прибавилось работы.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter